RSS

17 лет первой гуманитарной интервенции и приговор Караджичу

Я понимаю, что обрывки (нео)панславизма — это единственное светское идеологическое обоснование для современного антизападничества. Вариант идеократического «православного халифата «Святорусь» всё-таки слишком экзотичен.

Панславизм инстинктивно требует встать на защиту сербской стороны в войнах 1991-99 годов. В СССР к «югам» (югославам) отношение было довольно прохладное: поляков с удовольствием читали, за драму чехов было смертельно стыдно, а полукапиталистическим югославам слегка завидовали. Но представить, что в 1908 году Россия была готова воевать за право Сербии захватить Боснию, а в 1914 воевать стала, было уже трудно.

Все поменялось к 1993 году. Самостоятельность России вновь запустила механизм формирования русского этнического национального самосознания. Но в культуре, в которой веками бытов только имперский эталон, нужен был паттерн национализма. Таким паттерном дважды — в 1908 и в 1993 году стал яростный сербский этнический национализм.

Поэтому русские националисты ассоциировали себя с сербами. На их беду сербские формирования были многократно уличены в геноциде. Резня в Сребренице, обстрелы Сараево и осада Вуковара — события, очевидцем которых стал весь мир. Как и потока из сотен тысяч беженцев албанцев-косоваров из Края Косова.

Поэтому «патриотическое сознание» должно было найти для себя выход. И он был с успехом найден — в виде трех формул: 1) шла война со всех сторон; 2) сербов тоже убивали; 3) Запад пристрастен к сербам. И обычно добавляли — Запад помогает создать в Европе очаги исламизма.

Как сотни тысяч мусульман-босняков и почти миллион мусульман албанцев-косоваров могли подеваться из Европы, не объясняется. Либо Запад должен был позволить Милошевичу, Караджичу, Младичу их тихо перебить, либо позволить депортировать их в Турцию? Никакого иного варианта «окончательного решения» мусульманского вопроса на территориях. которые Сербия завоевала в 1912 году и получила от Антанты в 1919, не было.

Нет и никакой рациональной идеи на основании чего 200 тыс. сербов должны были удерживать в православном славянском государстве почти миллион мусульман-албанцев…

Точно также непонятно и позорно, ради чего Запад спокойно смотрел на 4 года ожесточенной геноцидной войны в Боснии и Хорватии, если всего несколько налётов американской авиации в августе 1995 года её прекратили, и были достигнуты дейтоновские принципы урегулирования, вполне почётные для сербов. Этот паралич воли можно отнести только за счёт клинтоновской политики самоуглубления во внутренний экономический бум.

Следующий цикл событий: трагедия Косова. Почему Запад должен был смотреть как сербские карательные отряды устроили массовые этнические чистки и на Европу должен был обрушиться в виде беженцев миллион албанцев.

Дальнейший сценарий событий был понятен. Беженцы создают лагеря рядом с покинутой родиной и начинают партизанскую войну. В Албанию уже прибыли добровольцы из Ирана для войны с сербами, начались пограничные столкновения…

И вот накануне этого погружения в адский ад начались натовские удары. Необходимо только напомнить, что посол РФ во Франции присоединился к февральскому ультиматуму Белграду о прекращении армейских операций в Косово, за отказ подчинится которому удары и наносились.

Отсоединение Черногории от Сербии показало, что «югославянская» идея безнадёжно мертва и что у Запада не было никакой альтернативы, как признать национальный суверенитет бывших югославских республик. Точно также, как он признал независимость бывших советских республик.

Поэтому политика Западу относительно событий в бывшей Югославии была хоть и замедленна и неуклюжа, но она была рациональна — как рационален выбор между романтической утопией и суровой и печальной реальностей.

А теперь — обещанный мысленный эксперимент. 70 лет назад в разгаре был Нюрнбергский трибунал.
С учётом того, что в кругах отечественных апологетов пакта Сталина-Гитлера как исторического антизападного альянса, подсознательное предпочтение союзу Москвы и Берлина — против Вашингтону и Лондону, диктует оценку событий, то те же «прокараджичевские патриоты» комментировали бы ход процесса приблизительно так: 1) шла война со всех сторон; 2) немцев тоже убивали; 3) Запад пристрастен к немцам.

Да, в Сребренице были убиты тысячи безоружных мусульман только за то, что они были мусульмане. Сегодня нам целый день рассказывали, что Караджич лично ведь не приказывал их убивать. Так и Гитлер не приказывал лично расстреливать в Бабьем Яру. Он, в отличие от Сталина, вообще старался не подписывать ни приказов, ни приговоров.
И ещё, Эдуард Лимонов позировал стреляющим по Сараеву именно тогда, когда его защищал российский миротворческий батальон. Одно это должно было стать основанием для уголовного преследования террориста. Но преследования не было — российское государство выруливало на «державническую» позицию, молчаливо одобряющую расправу над мусульманами.

оригинал — https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1289467277735094

автор — Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии