RSS

Аберрации в восприятии кризиса

  • Written by:

Драматический обвал российского рынка по всем ведущим биржевым показателям продолжается.  В результате трех месяцев безостановочного падения начало нынешней недели ознаменовалось сразу несколькими антирекордами. Каждый из них усугубил и без того шаткое положение, в котором оказалась российская экономика. Российское руководство и приближенные к ним эксперты-экономисты заняли в отношении кризиса стойкую позицию отрицания, дезориентируя себя и общественность беспочвенными заявлениями о том, что падения не происходит и что рынок достиг равновесия.

Снимок

Новые антирекорды

(а) Нефть. Цены на нефть упали до самого низкого уровня не только за этот год, но и за последние 6 лет – $42.30 за баррель (бр). До абсолютного антирекорда последней декады осталось всего несколько пунктов. Три месяца назад нефть торговалась по цене $65/бр, и за этот короткий период потеряла ок. 35% (!) стоимости. Но и эти цифры скрашивают действительность, т.к. указанные цены относятся к нефти североевропейской марки Brent, т.е., продукту, которого у России нет. Россия продает нефть марки Urals, цены на которую редко отражаются в ведущих биржевых сводках и составляют в среднем 90% oт стоимости Brent. Это означает, что при нынешней цене марки Brent $42-43/бр российская нефть продается за цену около $40/бр. Напомню, что последняя редакция российская бюджета строится на предпосылке, что среднегодовая цена нефти не опустится ниже $50/бр, причем именно за Urals, а первоначально бюджет был сверстан из кажущегося сегодня утопическим расчета $96/бр.  Члены правительства, принимавшие этот важнейший документ, основывались на рекомендациях целых институтов, укомплектованных докторами и кандидатами экономических наук.  С нескольких попыток эти институты не могут даже приблизительно спрогнозировать исходные предпосылки, не попадая не только в мишень или хотя бы в «молоко», но и вообще промахиваясь мимо самого щита с мишенью.

(б) Доллар.  В понедельник, 24 августа, доллар пробил отметку в 70 руб, поднялся выше $71 и установил абсолютный рекорд за 2015 г.  В прошлом году, 16 декабря, после того, как Центробанк (ЦБ) поднял ключевую ставку до невиданных ранее 17%, на Московской бирже курс доллара взлетел до 80 руб., но пробыл там только несколько часов, сбросив в тот же день больше 10%. Следует помнить, что прошлогодний скачок произошел в состоянии рыночного аффекта, вызванного действиями ЦБ. Сегодняшний подъем доллара гораздо опаснее, ибо является результатом его последовательного роста и столь же последовательного, затяжного падения рубля, вызванного несостоятельностью российской экономики. 24 мая этого года курс доллара составлял 50 руб.  Таким образом, за два месяца он поднялся на 42%.

(в) Евро. Новый рекорд с начала года установило и евро, пробив сначала психологическую отметку в 80 руб., а затем поднявшись выше 82 руб.  Если не считать нескольких шоковых часов 16 декабря, то, как и в случае с долларом, этот показатель является наивысшим в 21 в.

(г) Индекс RTS. Этот индекс – основной индикатор российского фондового рынка. Включая в себя такие компании, как «Газпром», «Лукойл», «Сбербанк», «Норильский никель», «Сургутнефтегаз», «МТС», «Ростелеком», «Яндекс», он является наиболее репрезентативным показателем экономики РФ.  На пике своего роста RTS достигал значения в 2498 пунктов (май 2008), а год назад, в конце августа 2014 г., составлял ок. 1250 пунктов. На прошлой неделе RTS пробил психологическую отметку в 800 пунктов, а 24 августа обвалился до 726 достигнув минимального значения за последние восемь месяцев.

Правительство и его эксперты: экономические аберрации

Эта бойня происходила на фоне оптимистических заявлений властей о том, что в российском биржевом Багдаде все спокойно. В частности, каких-то десять дней назад Путин лично поблагодарил главу ЦБ Эльвиру Набиуллину за весомый вклад в дело укрепления национальной валюты и стабилизации российской банковской системы. Заметьте: не «приостановления падения» и даже не «замедления падения», а именно «укрепления» рубля.  В июне 2013 г., когда Набиуллина была назначена руководить ЦБ, доллар стоил 32 руб. В тот момент, когда президент похвально отзывался о ее успехах, доллар стоил 63 руб. Если эти показатели считать проявлением укрепления российской валюты, то что тогда будет ее ослаблением?

Впрочем, аберрации восприятия валютных вопросов свойственны многим людям, вращающимся в кремлевской или даже около-кремлевской сфере. Не исключено, что эти аберрации – побочный эффект столь ответственного вращения.  Помнится, в начале 2014 г. Юлия Цепляева, один из ведущих финансовых экспертов Сбербанка, сетовала на недальновидность граждан, покупавших доллар за 35 руб. «Они потеряют деньги», — сокрушалась она.  В конце 2014 г. Цепляева авторитетно уверяла, что красная цена доллару – 38 рублей и что дальнейшее ослабление доллара более вероятно, чем его усиление.
Сегодня в жанре финансового фэнтези активно работает и Дмитрий Медведев. Так, комментируя падение рубля, он на днях посулилобщественности, что рубль скоро вернется «к нормальным уровням». К сожалению, премьер так и не пояснил, какой именно уровень следует считать «нормальным» и оставил в тайне, почему рубль должен туда вернуться.

У власти нет никакого представления о том, как противостоять усиливающемуся кризису.  Да и откуда оно может взяться, если ее отношение к кризису определяется настойчивым, патологическим отрицанием? «Все под контролем», «все хорошо» раздается изо всех углов политической кухни Кремля. На прошлой неделе министр экономики Улюкаев важно заявил, что цены на нефть достигли дна и не должны падать ниже. Свою позицию он аргументировал следующим образом: «У нас сейчас среднегодовой порядка 58 рублей за доллар курс — это при цене нефти (среднегодовой) примерно $56 за баррель. Соответственно, если динамика будет ближе к нашей прогнозной оценке, а прогнозная оценка, напомню, консервативная была 50 (долларов за баррель), то этому соответствует прогнозная оценка порядка 60-61 рубля за доллар».

Понять, что означает эта замысловатая тирада, довольно неуклюжая даже в языковом плане, трудно.  Очевидно, доктор экономических наук и заслуженный экономист РФ хотел сказать, что, раз уж бюджет составлен из расчета $50 за баррель, то ниже нефть не имеет права падать, равно как и доллар не имеет права подниматься выше 60-61 руб. Возможно, фанатам Первого канала такая аргументация показалась бы убедительной, но рынок ей не внял, и после речей министра цена на нефть опустилась на очередные 12% (!), просев до уровня $43/бр (речь идет о марке Brent; Urals упал до уровня $40). Доллар же пробил отметку 70 руб.  Подчеркну, что министр глаголил не просто о цене на нефть, спрогнозированной в бюджете, а о самой консервативной версии этого прогноза, $50/бр. «Консервативная оценка» означает, что хуже быть уже не может.  Но и об уровне в $50/бр сегодня уже можно только ностальгировать.  Может, я и не справедлив к министру, но все же, когда он в качестве антикризисной меры по-отечески советовал «больше думать о себе и о семье, а не о ценах на нефть и санкциях», это у него получалось гораздо убедительней, чем, когда он пытался пояснить, почему цены на нефть должны остановить свое движение вниз.

То, что не смог озвучить Улюкаев, сделали эксперты банка «Россия», где крупнейшим акционером является Юрий Ковальчук, личный друг Путина и соучредитель кооператива «Озеро».  Эксперты предоставили идеологически правильную версию происходящего на рынке, в силу чего она была сразу же опубликована на сайте ЦБ, глава которого, как уже было упомянуто, отличилась на поприще укрепления отечественной валюты.  Итак, с точки зрения экспертов (и, надо полагать, Центробанка тоже), в нынешнем году цены на нефть  … вообще, оказывается, не падают. Падали они в 2014 г., а в 2015 г. всего лишь «колеблются вокруг нового равновесия». В результате того, что рынок все еще осваивается с «пониманием основных параметров нового равновесия», у кого-то может сложиться впечатление, будто нефтяной рынок продолжает идти вниз, но это впечатление неверное, вредное, и с ним надо бороться.

Вот такая казуистика от нео-оруэлловского министерства Изобилия.  Напоминает описание воздушного боя Ланцелота с Драконом из великой пьесы Шварца: г-н Дракон не удирает, а маневрирует; первая голова не отрублена, а отпущена по состоянию здоровья; две оставшиеся головы – это не уменьшение, а новое равновесие; обезглавленное тело Дракон не падает, а осваивается с пониманием нового равновесия …. И вообще, на небо лучше не смотреть, о баррелях и долларах не беспокоиться, главное думать о себе и семье и не читать биржевых сводок.

Снимок22

В действительности же подъем цен на нефть в начале 2015 г. был классическим отскоком, компенсирующим рынок за потери в 2014 г.  После завершения отскока цены устремились к новым минимумам.  Но даже если принять на веру, что установилось равновесие, то что в нем может быть хорошего?  Экономика Гаити, Сомали и Северной Кореи тоже давно находится в состоянии равновесия, словно «Титаник» на дне, но это не повод для успокоения.

Истоки аберраций

Нынешнее поколение чиновников и олигархов закрепилось у власти в период нефтегазового бума. До восхождения наверх они мало соприкасались с вопросами фондовой динамики и макроэкономики, хотя и обладали жесткой хваткой и умели хорошо заработать.  Так же, как и акционеры радиовещательных компаний в 1920-х гг. или вкладчики в интернет-компании в конце 1990-х гг., они искренне верили, что цены на нефть и газ будут расти всегда, до неба – словно волшебные бобы Джека.  Поэтому падение нефтегазового рынка они восприняли как нечто немыслимое – так ветераны Второй мировой войны восприняли распад Советского Союза.  Ветеранам казалось, что вот-вот – и СССР возродится.  Нынешним российским лидерам тоже кажется, что на рынке произошла случайная ошибка и что он должен, обязан развернуться.  Поэтому их восприятие экономических реалий характеризуется аберрациями, иллюзиями и дезориентированностью.  Поэтому с трагикомичным постоянством все их прогнозы в отношении цен на нефть оказываются инфантильными и беспомощными.  А когда руководство страдает аберрациями в восприятии кризиса, это только усугубляет кризис.

В ноябре 2014 г. министр энергетики Александр Новак утверждал, что, во-первых, цены на нефть в 2015 г. вернутся к $90-$95/бр, а во-вторых, объемы добычи нефти в 2015 г. останутся прежними.  В результате цены на нефть упали в район $43/бр, а объемы добычи в 2015 г., естественно, увеличились, чтобы хоть как-то компенсировать российскую экономику за потери в цене. В сентябре 2014 г. Игорь Сечин, глава «Роснефти», крупнейшей нефтедобывающей компании РФ, и тоже личный друг Путина, клялся, что цены не опустятся ниже $90/бр.  Ему вторил министр финансов Антон Силуанов. При этом Сечин снисходительно пояснял, что и $90 – цена приемлемая, и с ней, так уж и быть, «можно работать».  Значит ли это, что при нынешней цене в $43/бр руководитель «Роснефти» потерял работу?

Недостаток биржевого опыта и стратегического видения компенсировалось у правительственных лидеров и олигархов административно-командными привычками (в конце концов, практически все они сформировались как личности в советскую эпоху, а некоторые даже успели выдвинуться по партийно-комсомольской линии).  В эпоху путинизма их нео-номенклатурные замашки не только не исчезли, но, подпитанные внезапным углеводородным богатством, укрепились и закостенели.  Им кажется, что с рынком и ценами можно как-то забить стрелку, порешать вопросы по понятиям, подмазать, в крайнем случае – припугнуть и наказать. Они не понимают, по какому праву цены не падают, если руководство постановило заложить в бюджет цену $96/бр или около того.  Менее года назад Путин говорил, что, если нефтяные цены опустятся до $80/бр, то мировая экономика рухнет.  Основанием для этого вывода было то, что и в других нефтедобывающих государствах начальство сверстало бюджет примерно из таких же расчетов на нефтяные цены, как это сделали в Кремле.  Вариант, что рынок может оказаться жестоковыйным и ослушаться приказов и расчетов, президентом, как и его министрами и экспертами не рассматривался. И вот нефть Brent стоит около $43/бр (а Urals– ниже $40), но катастрофы ни с кем кроме России не случилось.

Не случилось, потому что в других странах знали, как структурировать экономику: одни нефте- и газодобывающие государства, как например, Норвегия и США давно выстроили диверсифицированную многосекторную экономику, обезопасив себя от перепадов в каждом конкретном секторе.  Другие, как, например, страны Персидского залива, направили потоки заработанных нефтедолларов в прозрачные и эффективные социальные программы, гарантировав благосостояние собственных граждан и максимально оградив их от воздействия нефтяного кризиса.  Например, в Саудовской Аравии в 2010 г. эти программы составили 56% от бюджетных расходов (примерно в два раза больше, чем в РФ).  В переводе на бытовые реалии это означало, например, строительство 500 000 домов для нуждающихся жителей, а также пособие по безработице в размере 370 евро/мес. Для сравнения: в РФ в 2015 г. пособие по безработице составляло от 850 руб/мес (ок. 10,5 евро) до 4900 (ок. 60 евро).

Снимок3

Российские руководители решили не заниматься диверсификацией экономики, сочтя, что это дело долгое и по сравнению с продажами углеводородов не сулящее мгновенных доходов.  Сами же доходы в отличие от той же Саудовской Аравии в значительной степени шли в обход банковских счетов граждан и планомерно вливались в гигантский коррупционный поток с общим объемом распилов, откатов и заносов примерно $300 миллиардов в год, в теневую экономику, в офшоры, коттеджи, шале, особняки, дачи, яхты, частные самолеты, «Ламборгини», «Роллс-Ройсы» чиновников и руководителей производства, а также на уже позабытые и убыточные олимпиады, универсиады и подготовки к всевозможным чемпионатам мира.

Причина падения цен на нефть проста и должна быть понятна даже школьникам: в мировой экономике произошло перепроизводство нефти, и в результате целого ряда факторов (замедление темпов развития китайской экономики, возвращение иранской нефти на мировые рынки, увеличение нефтедобычи в США) предложение значительно превысило спрос.  Россия к этой ситуации оказалась совершенно не готова.

Снимок33

Отличать консервы от консерватории

Однако признать свою некомпетентность и несоответствие занимаемым должностям российское руководство не желает.  Вместо этого оно, как правило, отрицает происходящее, по-страусиному засунув голову в песок экспертных заключений об установившемся равновесии и грядущем росте рынка, или, в крайнем случае, вытянув голову из песка, признает наличие кризиса, но отыскивает его причины в заговоре Запада против России или же возлагает вину за происходящее на полумифический мировой кризис. СМИ все чаще пеняют на «обвал» рынка Китая и даже США, утверждая, что именно эти обвалы тянут за собой в общем-то устойчивый российский рынок.

Но не надо путать консервы с консерваторией.  Они сопоставимы друг с другом ровно настолько, насколько российский кризис сопоставим с китайско-американским.  Ровно за последние 12 месяцев, с конца августа 2014 г. по 24 августа 2015 г. Dow Jones Industrial Average, ведущий индекс американской экономики, понизился на 3,4%. Shanghai Stock Exchange Composite, ведущий показатель китайской экономики, несмотря на значительные потери за последние месяцы, вырос на целых 42%. Российский индекс RTS за этот же период обвалился на 43% (!).  Утверждения экспертов СМИ, что происходящий обвал рубля связан с падением американского рынка – хрестоматийное проявление жесточайшего когнитивного диссонанса, в котором пребывает прокремлевская Россия. «Российский рынок падает, потому что падает американский рынок, а рубль падает, потому что поднимается доллар», – такова логика жертв этого диссонанса.  Но ведь если вслед за китайским рынком падает и американский рынок, то, значит, и доллар должен падать. Так почему же тогда вместо этого доллар растет, как относительно рубля, так и относительно всех ведущих мировых валют?  Этот момент эксперты почему-то упускают из виду.

Международные резервы – не панацея

Хотелки остаются основным аргументом чиновничества в пользу того, что рынок стабилизировался и близок к реверсии.  Другим, но уже мало-мальски весомым аргументом является наличие международных резервов ЦБ, часто именуемых «золотовалютным запасом».  Однако эти резервы не есть панацея от кризиса.

Во-первых, они ограничены и имеют тенденцию сокращаться. На 3-е января 2014 г. их объем составил $510,5 млрд., а на 26-е декабря 2014 г.– только $388,5 млрд., т.е., на 24% меньше. Эти траты не спасли рубль от краха.  С тех пор этот показатель упал еще на 6,6% и на сегодняшний день составляет $362,9 млрд.

Снимок434

Во-вторых, даже эта сумма не спасет российскую экономику от краха. Спасти ее может только уменьшение импортозависимости, отраслевая диверсификация, создание благоприятного инвестиционного климата, развитие малого и среднего бизнеса, и уничтожение коррупции.

В-третьих, на фоне совокупного внешнего долга РФ (в основном, корпоративного, но все крупные российские корпорации теснейшим образом соединены с государственными структурами) объемом около $600 млрд. размер международных резервов выглядит довольно скромно.

В-четвертых, этим резервам хронически не хватает прозрачности, и никто стопроцентно не знает, из каких компонентов они состоят и насколько ликвидна та часть фондов, которая вложена в ценные бумаги. Существуют даже неясности в отношении того, какие именно структуры осуществляют управление резервами.

Опыт Назарбаева

Сегодняшняя Россия обнаруживает все больше общих черт с Советским Союзом, как в плане структуры экспорта, так и в плане цензуры, пропаганды, отсутствия независимости мышления и засилия кронизма. Но несмотря на это опыт соседних государств показывает, что даже на постсоветском постноменклатурном постранстве власть в состоянии коммуницировать с электоратом в режиме правды.  Речь идет о смелой и адекватной позиции Нурсултана Нарзабаева, ветерана советской номенклатуры, а ныне – бессменного президента Казахстана. Неделю назад онзаявил, что страна должна готовиться к тому, что цены на нефть, от которых жизненно зависит экономика страны, упадут до $30-$40 и что нефтяной кризис продлится около пяти лет.  Вот речи не мальчика, но мужа!  Оказывается можно обойтись без аберраций, без отрицания, без хотелок, и без рассуждений о мифическом равновесии.

Снимок34343

Выводы

У современного российского чиновника, независимо от того, находится ли он в самом низу или на самом верху служебной иерархии, два приоритета:  обогатиться и услужить начальству.  Впрочем, в оправдание чиновничества следует сказать, что эта традиция не есть исключительный продукт нынешней эпохи.  Она существовала, как минимум, в эпоху Ивана Грозного.  Но уважение к этой сомнительнейшей традиции не должно перевешивать того факта, что она находится в непремиримом противоречии с понятиями «прогресс», «развитая экономика», «социальное благосостояния» и «адекватное восприятие действительности», но при этом соседствует с понятиями «кризис», «застой», «отсталость», и в конце концов «бунт».
Признать наличие внутренней проблемы – первый шаг к ее предолению. Поэтому популярная программа «12 шагов», помогающая избавиться от алкогольной или наркотической зависимости, начинается с того, что участник должен во всеуслышанье объявить о своей зависимости.  Государственная машина, как и все специальные институты, — это прежде всего кадры, т.е., люди.  Пока российское государство и общество не признают, что кадры провалили строительство российской экономики и оказались некомпетентыми в деле противостояния кризису, эта экономика (а с ней и все общество) будет обречена на самое худшее.

На сегодняшний момент нет никаких оснований полагать, что падение остановится.  Напротив, существует масса факторов, указывающих на то, что обескровливание российской экономики будет продолжаться.  Среди этих факторов – общемировое перепроизводство нефти, увеличение нефтедобычи в США, возвращение иранской нефти на мировые рынки, замедление роста экономики Китая, развитие альтернативных видов энергии, падение цен на природный газ, продление и даже ужесточение санкций против РФ, многомиллардные корпоративные и государственные долги РФ, многомиллиардные вердикты по делу «Юкоса», грядущие судебные иски от Украины по ущербу от захвата Крыма, усиление оттока капитала, зашкаливающие коррупционные потоки, неблагоприятный инвестиционный климат, непропорционально высокие военные расходы, расходы на развитие экономики Крыма и Восточного Донбасса, расходы на проведение чемпионата мира по футболу итд.

В силу этих обстоятельств первым шагом по смягчению последствий кризиса и переструктурированию экономики должна быть полная замена всего руководства высшего и среднего звена в министерстве экономического развития, минфинансов и минэнергетики, а также во всех ведущих государственных и квазигосударственных финансовых и производственных компаниях. В России сформировалось немало талантливых экономистов, которые в состоянии улучшить ситуацию в стране.  К сожалению, большинство из них находится за границей или в кулуарах малоизвестных НИИ и ВУЗов.  Если правительство и общество заинтересованы в преодолении кризиса, кадровую революцию необходимо начать сегодня. С аберрациями восприятия у чиновничества и их экспертов пора покончить.

storchЛеонид Сторч

 

Комментарии

Комментарии