RSS

Александр фон Ган. Сегодня власть в России находится в руках охлоса

  • Written by:

 Фон Ган

За последние 20 лет Кремль сделал очень многое для того, чтобы добиться расположения представителей старой русской эмиграции, убедить их в том, что за вывеской «Российская Федерация» скрывается не все та же партийно-чекистская система, как змея, сменившую кожу, а страна, за которую сражались в Гражданскую войну их предки, покинувшие Россию в далекие 20-е годы прошлого века. В значительной степени ему это удалось – все эти годы Москва и многие представители старой русская аристократии активно (и, надо полагать, взаимовыгодно) сотрудничали. Причем, если в ельцинские 90-е годы кремлевские пиарщики любили использовать носителей известных дворянских фамилий в качестве декоративного оформления статусных мероприятий, то в эпоху позднего Путина предпочитали задействовать их в пропагандисткой кампании под кодовым названием «русский мир», оправдывающей агрессивную внешнюю политику путинского государства. Позицию отдельных частных лиц в Кремле спешили представить, как консолидированную позицию всей старой русской эмиграции и, благодаря мощнейшей пропагандистской машине, в значительной степени добились своей цели. Однако это утверждение опровергают такие люди, как Александр фон Ган — живущий в Германии потомок Константина фон Гана, внук лицеиста, офицера лейб-гвардии Гренадерского полка, ветерана Великой войны, представителя ставки Колчака при английской военной миссии в Омске. В начале апреля Александр фон Ган обнародовал  «Манифест возрождения России» с призывом «противостоять режиму Владимира Путина», который, по его  мнению, является прямым наследником большевизма. Александр фон Ган любезно согласился ответить на вопросы корреспондента Русского Монитора.

В настоящий момент в оппозиционных кругах принято считать, что путинский режим обречен и доживает последние годы и, возможно, даже месяцы. Однако очень многие опасаются, что то, что придет ему на смену, пусть и будет иметь более либеральные формы, но станет существовать так или иначе в рамках парадигмы, заданной октябрьским переворотом 1917 года. Просто потому, что в стране существуют устоявшиеся порочные социальные паттерны, не позволяющие ей уйти от наследия советчины. Может ли старая русская аристократия помочь разорвать этот порочный круг?

Это не вопрос, это тема для диссертации, и вы ее сформулировали очень интересно и очень заковыристо, перейдя от режима Путина к аристократии, несмотря на то, что два этих слова друг к другу никакого отношения не имеют. Для начала нам придется определиться с вопросом, что такое элита, а что такое аристократия.

Аристократия — часть социума, которая органично развивается вместе с обществом и ни в коем случае не может быть некоей искусственной надстройкой к нему. Аристократия “создаёт” историю как живую, связующую поколения нить, то, что сегодня принято называть английским словом «narrative»: социум, культуру, нацию как некое пространство истории, пространства “рассказа”. Не только создаёт, но и живёт в нём и через него.

История для аристократа является основным объектом деятельности и объектом личной рефлексии. Аристократ постоянно соотносит свои поступки с прошлым, переживая его. Это класс, который соединяет в себе и придает смысл общественному бытию не через “классовую борьбу”, как считали марксисты, но как единое — живое — целое. Кроме того, сама она — не закрытый и закупоренный со всех сторон сосуд, а некий assemblage людей очень определенного поведенческого типа. Не биологического, подчеркну, а этического, ставящих общественное впереди личного.

В чем принципиальная разница между Россией столетней давности и Россией Путина? Сегодня в России не существует не то что аристократии, но даже элиты: те, кто наделён властью, стоящие у руля страны работают исключительно на себя, стоят вне общества, Более того, вся их деятельность направлена на то, чтобы отгородить себя от общества, стать вне него. Это не не аристократия, а охлос.

Какую роль аристократия играет сегодня на Западе?

На Западе роль аристократии очень важна, хотя неискушенному человеку это практически незаметно. Причём не только традиционной, родовой, но и вполне современной, как в США. Вспомните инициативы Баффета, Гейтса, к которым присоединился Цукерберг и иже — создать условия для развития человечества, образования, здравоохранения. И эти инициативы не “спущены сверху”, но поддерживаются администрацией США, ООН. Ни национальность, ни вероисповедание тут значение не имеют. Голос этих людей становится решающим в определении курса технологического , но и общественного развития.

В России же произошло то, что произошло со всеми социальными институтами русского государства: не только аристократия была уничтожена, но и сами ценности служения ближнему были заменены на абсолютно противоположные. В 1917-м банда уголовников —  воров, убийц и людей абсолютного уголовного происхождения и мышления — присвоила себе право решать, что хорошо, а что плохо. Не только для страны, но для каждого из нас. Оторвать от России кусок и перевести в оффшор — это является чуть ли национальным подвигом. Говорить об элите нельзя ни под каким предлогом и ни в какой форме!

Вы говорили о том, что роль аристократии, роль подлинных элит всегда заключалась в создании нарративов. Но ведь аристократия во всех странах исторически выполняла прежде всего управленческие функции.

В каждой компании существует отдел стратегического развития. С точки зрения операционного менеджмента, этот отдел является сборищем бездельников. С точки зрения бухгалтерии, наполненной активными и энергичными бухгалтершами, это вообще какие-то левые люди, которые все время пьют кофе. Но лишите крупную компанию с долгой историей такого отдела – и у вас всё начнет расползаться. Вот вы спрашиваете, можно ли эту аристократию вернуть или рекультивировать. Но здесь для начала надо понять, что основная проблема лежит гораздо глубже. Мы с вами говорим о людях, которые находятся у власти, и мы только что сказали о том, что эти люди преследуют лишь свои эгоистические интересы – им наплевать на интересы народа, на интересы страны. Более того, глубина распада и деградации этих людей такова, что им по сути наплевать и на своих собственных детей — гнилая, дырявая лодка [CCCP], слегка подкрашенная и под другим флагом, вот-вот пойдёт ко дну. Ничего не выйдет. Вся структура государства, вся структура мышления, нравственные категории – их не существует, они уничтожены.

Поэтому, когда говорят нам о том, что Путин переводит какие-то деньги на какого-то там Ролдугина, слезы наворачиваются от бессмысленности всех этих “схем” и конспираций. Ведь как только Путин вылетит с поста президента РФ, это будет человек, которому указан один путь – на скамью подсудимых. Он нигде не сможет укрыться, никогда не сможет воспользоваться своими деньгами. Как, впрочем, и большинство его подельников:  их поведение иррационально в высшей степени. И в этом смысле Путин, как голограмма, является точной копией всей российской элиты, озабоченной только одним — грабежом.

В СССР с 1917 года три поколения (в некоторых семьях — 4 поколения) сменилось, поэтому мы подходим к столетнему юбилею той колоссальной Катастрофы, прецедентов которой в мире просто не существует. Это катастрофа не просто страны вообще, это катастрофа каждой семьи, каждой личности.

Вот представьте себе: вы не знаете, что с вами будет завтра утром, вы не знаете, придут за вами ночью, или нет. Поэтому никаких других рефлексов, кроме как хапнуть, схватить, урвать кусок, спрятаться, просто не возникает. Единственная мысль, единственный лозунг — “умри ты сегодня, а я — завтра”.

Поэтому для того, чтобы заработало общество, нужна не аристократия – до нее еще два поколения, это минимум. А нужно хотя бы то, чтобы люди перестали гадить в своих собственных подъездах и воровать у самих себя. Чтобы чиновники, которые богатеют в России, перестали отправлять свои семьи жить на Запад. Ведь такое поведение говорит о том, что эти люди предполагают, что страны не будет уже на протяжении жизни одного поколения. Жизненная стратегия очень проста (паразитизм) – вывезти детей и внуков и остаться добивать страну.

Им нужно хотя бы это понять – что следует прежде всего обеспечить своим детям не деньги и состояния, а какой-то минимум человеческого достоинства. А растет оно в душе, а не на грядках, и не на банковском счету. Достоинство — это сознание своей “неслучайности”, появления на свет Божий как следствие любви свободных людей, их осознанного выбора. Большинство же тех, кто составляет наше народонаселение, это “случайности” — чудом выжившие в холодные 20-е, не съеденные в голодные 30-е, сироты, оставшиеся без родителей и  скитавшиеся по домам ребёнка в годы репрессий, пережившие войну, выросшие без отцов и часто — без матерей, трудившихся на фабриках и горбатившихся в полях, “следствия” случайных связей под воздействием алкоголя, квартирного вопроса, желания вырваться из-под опеки родителей и коллектива. Лагерный фольклор, ставший чуть ли не основой воспитания детей с 60-е по 80-е, с пелёнок кооптированных государством в разного рода отряды, дружины и тому подобную мерзость. Где тут появиться достоинству, чести, порядочности? Только цепляние за жизнь — любой ценой. А за ней, как известно, “мы не постоим”.

Что эти люди оставляют в наследство своим детям? Черную дыру стыда и вины. Мы это видим по Германии: немцы, даже спустя полвека, когда вы заводите разговор о Второй Мировой, прячут глаза. За все время, пока живу в Германии, я не встретил ни одного человека, который признался бы в том, что его дедушка воевал на Восточном фронте: только и исключительно на Западном. Никто, ничего не видел и не слышал — ни одного еврея, ни одного концлагеря. Здесь мы имеем дело с онтологическими проблемами, и пока они не решены, ни о какой подлинной элите речь идти не может. Только набравшись смелости и сказав – то, что произошло с Россией в ХХ веке и то, что происходит сейчас – преступление. Единственный путь к нам самим — вернуться к часу Х, с которого все покатилось под горку. Я имею в виду – к моменту февральской-мартовской революции.

Но каким образом? Ведь прошло 100 лет, и с тех пор (и не раз) изменилась не только политическая система, но и границы страны.

Границы чего? Если речь о том, что это пределы власти кремлёвской чекистской банды, то чем они теснее, тем лучше. Если же речь о русской культуре, то тут нет границ. Мы должны прежде всего отказаться от навязанного нам стереотипа, что Россия – это территория. Да, лет сто назад так оно и было. Но теперь она прежде всего — благосостояние и свобода русского народа, развитие которого обеспечивает не шлагбаум, а современные технологии, образование, здравоохранение.

В конце концов мы живем в XXI веке, и границы играют все меньшую роль. Представьте: завтра Франция пойдет воевать с Германией за Баден-Вюртемберг – это же полный абсурд в наше время. Никто не будет никого притеснять в Баден-Вюртемберге за французский язык.

Более того, мы с вами еще какое-то время будем ковыряться в Google Translator, но нашим детям уже не надо будет знать никаких языков (хотя мои дети знают четыре). Даже сейчас это неактуально. Через 10 лет будет неактуально в принципе. Сидите себе  на пальме где-нибудь в Индонезии и занимайтесь консультированием своих клиентов в Берлине, Нью-Йорке или Москве, на любом языке. Был бы толк.

Главное то, что Россия должна быть свободна от оккупации чекистским, большевистским быдлом, которое уже в течение 100 лет паразитирует на нашей стране. Под руководством ЧК мы не можем выстраивать новые отношения внутри страны, вне её. Второе: на мой взгляд, мы должны вернуться к основам русской государственности. Каковы эти основы? Прежде всего, это основные законы России, её правовое наследие.

Зачем, ведь мы живем в совершенно иную историческую эпоху?

Это вопрос преемственности. Мы говорим об опыте законотворчества, который русский народ наработал на протяжении многих сотен лет. Ведь «Законы Российской Империи» — это колоссальная работа многих поколений юристов и правоведов, творчески осмысливших тысячелетнее наследие русского государства, в основании которого — частная собственность на землю, орудия и средства производства. Россия называется Россией на потому, что на границе стоит столб с двуглавым орлом, а потому, что она принадлежит русским людям — крестьянам, ремесленникам, промышленникам, предпринимателям, учёным, не учёным. Всем нам и каждому в отдельности. Ни достижение великих целей, ни полеты на Луну, не рытье каналов — благополучие людей, их право на собственную страну, право определять, кто и как стоит во главе её. Вы можете сказать мне, что это все демагогия… Нет, мы должны вернуть русскому народу землю, мы должны вернуть ему его будущее.

Подобная попытка в нашей недавней истории уже была – все хорошо помнят, чем закончилась история с ваучерной приватизацией.

Представьте себе, что что-то аналогичное происходит сейчас. Вспомните 1992 год – эти бумажки были никому не понятны. А вот дайте сейчас человеку акцию Газпрома, – сегодня он ее на бутылку водки уже не обменяет.

С другой стороны, сейчас власти тоже раздают землю на Дальнем Востоке и в Сибири. И что? Судя по всему, желающих немного.

Да потому, что никому не нужна земля в отдаленных районах на Дальнем Востоке и в Сибири. Российские власти заняты войной в Сирии и на Донбассе, а не заботой о будущем страны. Им наплевать на то, что без коммуникаций и дорог, без инфраструктуры никто не поедет туда жить. Я бы, например, с удовольствием поехал жить на Камчатку, если бы для этого были обеспечены соответствующие условия. Это просто фантастические места. И многие бы поехали.

Нужно дать людям возможность выбирать: ты хочешь стать фермером – возьми землю, и мы еще дадим тебе субсидии. Потому что Россия – это страна колоссального богатства. Если Путин может с легкостью дать Януковичу 15 миллиардов, если какой-то виолончелист Ролдугин, сам того не зная, оказался миллиардером, то почему нельзя дать каждому главе семейства беспроцентный кредит на строительство дома, почему не дать безвозвратную ссуду фермеру? Вот в чем должен заключаться смысл существования государства.

Что вы думаете относительно пересмотра итогов т.н. приватизации?

Не было никакой приватизации, была раздача — кому-то меньше, кому-то больше. Не по способности, большинство даже не было в состоянии понять, что с этой собственностью делать, а по потребности — кто урвал, тот и герой. И когда все эти колоссальные активы, переданные неизвестно кому, работают на офшоры, то, разумеется, с этой ситуацией надо что-то делать.

Что вы думаете по поводу реституции имущества тех людей, у которых советская власть отняла собственность после революции?

Я целиком и полностью «за». Реституция восстановит право людей на свою страну, это восстановит их достоинство.

Без реституции мы не сможем восстановить вот этой связи. Ведь есть еще много людей, которые помнят об этом: вот в этом доме родилась моя бабушка. Почему не восстановить справедливость хотя бы в отношении не самих людей, которых ограбили и, возможно, даже убили, а в отношении их потомков – и не передать им этот дом. Конечно, это необходимо будет решить. Без этого никакой выпуск бумажек, сертификатов не будет иметь никакого смысла.

Но ведь, наверное, речь должна идти не только о домах и квартирах. Миллионы людей были раскулачены, сосланы, у них была отнята земля. Пострадали и владельцы промышленных предприятий. Возможно, стоит исключить из процесса реституции тех собственников, предки которых в годы революции/раскулачивания активно сотрудничали с советской властью, партийную и советскую элиту?

Будущее страны, наше общее будущее гораздо важнее мести или праведного гнева. Цель реституции — не наказать, а вернуть людям страну, дать им возможность поверить в своё будущее здесь, в России. Люди должны понять, что мы — единый народ, единая нация. Не нация святых или безгрешных праведников, но едва живой, но всё ещё организм, в котором всё связано со всем, где нет и не может быть благополучия одних за счёт других, даже если эти другие грешны.

Вы говорите, что ваша цель — это создание русского государства. Как она сочетается с тем фактом, что Россия — многонациональное государство. В России, кроме русских, исторически жили еще десятки коренных народов?

Они такие же граждане России и имеют ровно такие же права, как и русские. Более того, мы имеем шансы на успех лишь в том случае, если в процессе государственного строительства принимают все граждане независимо от этнического происхождения — после ста лет геноцида и дискриминации спасти страну можно только сообща. Во всех остальных случаях мы обречены на бесконечные конфликты и войны.

Вот представьте себе сегодня современную Германию: можно ли сказать, что она не является национальным государством? И можно ли считать, что в Германии унижают, дискриминируют иноязычных и инокультурных людей? Безусловно, нет. Ещё раз — будущее есть не только у тех, кто имеет на него право. Оно есть у всех, в том числе и у тех, кто вам лично чужд или не симпатичен. Но это — провидение Господне. Наше дело — возродить страну, спасти русский народ от вымирания, но не за счёт других, а вместе с ними. Места и солнца хватит на всех.

Можно ли рассчитывать на помощь мирового сообщества, прежде всего, Запада, в период послесоветской, послепутинской реабилитации?

В том, что Путин находится у власти в России, в значительной степени вина Запада. Он, видя, во что превращается Ельцин, был слишком озабочен перспективой расползания России, скатывания ее в хаос или установления военной диктатуры. Из этих фобий выросли и российский олигархат, который должен был удерживать от власти коммунистов, и Путин, которому отводилась роль “эффективного менеджера”. Разумеется, это было колоссальной ошибкой: бабуин с ядерной гранатой не слезает с первых полос мировых СМИ. Путин – это продукт совместной деятельности тех людей на Западе, которые не очень хорошо понимали, с чем они имеют дело, и аппаратчиков КПСС, боявшихся потерять контроль над страной.

Моё единственное пожелание этому самому Западу: не лезть, не стараться направлять или что-то там, в очередной раз, организовывать. Всё, что нужно — не поддаваться на шантаж Кремля, пугающий то ядерной войной, то миллионами беженцев. Дать приоритет не краткосрочным выгодам, а стратегическому сотрудничеству с Россией — стабильной, процветающей, демократической страной, управляемой легитимным, всенародно избранным парламентом, а не бандой уголовников.

Одним из основных последствий Октябрьской революции стал массовый исход из страны образованного класса, представители которого впоследствии сделали немалый вклад в развитие мировой цивилизации. Одна из главных проблем современной России – постсоветская «элита» показала свое полное несоответствие своим претензиям. Возможен ли своего рода «реэкспорт» элит, в ходе которого будет осуществлена замена «элиты» советского происхождения, как несостоятельной, на представителей старой русской эмиграции?

Я уверен в том, что в России и без этого есть люди, которые вполне в состоянии взять на себя заботу о будущем страны. Что касается старой русской элиты, русской аристократии, то она сделала свое дело, сохранив русское наследие. На протяжении почти ста послереволюционных лет шла интенсивная работа по осмыслению того, что же произошло, что делать, в чем причина, каковы возможные выходы из положения. Я думаю, что в этом заключалась главная историческая миссия русской эмиграции.

Сегодняшним русским не нужны Оболенские, Шаховские или Романовы для того, чтобы ощутить себя гражданами, господами в собственной стране. В России и без них довольно сил, именно эти силы и приведут к смене режима.

70 лет власти говорили, что они уничтожили половину страны ради того, чтобы другую половину можно было каким-то образом облагодетельствовать. Как вы знаете, многие интеллектуалы их поддерживали в этом, говорили – вот, они стараются ради трудящихся. Можно было демонстрировать больницы, школы и детские сады (при этом, разумеется, приходилось скрывать концентрационные лагеря, в которых сидела другая половина). Сегодня даже этого оправдания нет – идет грабеж и уничтожение страны и народа. И если раньше удавалось кому-то морочить голову утверждением, что СССР – это государство рабочих и крестьян, — то сегодняшний характер Российской Федерации, как государства жуликов и воров, скрыть не удается ни от кого. Уверен, что скоро найдутся люди, которые смогут вернуть страну на путь цивилизованного развития.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v