RSS

Андрей Пионтковский: Потенциальный Госсекретарь США зависит от Путина как Ротенберги и Тимченко

  • Written by:

Станет ли Госсекретарем США друг Путина, чем закончится для России новый Афганистан, какую еще ошибку готовится сделать Трамп и как далеко зайдет Кремль. Публицист Андрей Андреевич Пионтковский дал развернутое интервью о ключевых внешнеполитических событиях последней недели  для издания Каспаров.Ru.

– Дональд Трамп во вторник объявил о намерении назначить главу компании ExxonMobil Рекса Тиллерсона государственным секретарем США. Этот бизнесмен не скрывает дружеского отношения к Путину. Это ответ на вопрос, каким будет курс новой американской власти по отношению к Кремлю?

– Я бы поставил это решение новоизбранного президента США в ряд с двумя другими событиями прошедшей недели. Первое – Асад и его покровители провели в Восточном Алеппо заключительную показательную бойню, и город был окончательно взят, второе – пала Пальмира. Они все связаны, потому что Тиллерсон представлен на пост Госсекретаря и в случае его утверждения будет заниматься внешней политикой. А в наступающем году именно на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, будут разворачиваться ключевые для всего мира процессы. Произошло сгущение знаковых событий в очень коротком промежутке времени.

Назначение Тилерсона важно не из-за его личности. Он успешный бизнесмен, циничный делец, готовый сотрудничать с любыми людоедами, если это принесет ему хорошие бабки. Дело не в нем. Это назначение дало промежуточный ответ на вопрос, какой будет внешняя политика новой американской администрации.

Почему промежуточный, я поясню чуть позже.

Сразу же после победы Трампа стало очевидным значительное расхождение между внешнеполитическими взглядами, которые он высказывал во время кампании, и подходами ко многим вопросам, прежде всего к отношениям с РФ, ведущих республиканцев в Конгрессе. Не стоит забывать: кроме Трампа победу одержала Республиканская партия, которой принадлежит большинство в обеих палатах. Америка не путинская Дзюдохерия. Там роль Конгресса, в том числе, и в вопросах внешней политики, очень велика.

Трамповский взгляд на мир сводился к тому стандартному мему, который путинская пропаганда навязывает западному сознанию. Именно его Трамп заученно и убежденно артикулировал и на протяжении всей своей кампании и через день после избрания — в интервью «WSJ».

Заключается он в следующем: «Самая большая опасность для нас, для Запада – ИГИЛ. Путин с ним борется, и поэтому нам необходимо отбросить все мелкие надуманные разногласия с Путиным, всякие там Украины и Балтии, и сосредоточиться на совместной борьбе с ИГИЛ». В одной из своих сентенций Трамп даже развил эту идею: «Асад тоже является для нас полезным союзником, потому что он тоже борется с террористами». Вот такая вот замечательная коалиция вырисовывалась у него в голове. Он забыл только упомянуть еще две принадлежащие к той же коалиции отъявленные террористические организации: «Хезболлу» и «Корпус стражей исламской революции».

Эта достаточно распространенная на Западе фенечка о совместной с Путином борьбе с ИГИЛом – нагромождение чудовищной лжи одних и наивности и глупости других. Прежде всего, потому, что Путин ни с каким ИГИЛом не борется. Я об этом писал не раз и достаточно подробно на страницах Каспаров.Ru. И о том, что Москва спонсировала и курировала торговлю Асада нефтью с «Исламским государством». И как ФСБ отправляла с Северного Кавказа сотни боевиков для укрепления ИГИЛа, снабжая их российскими паспортами. И об откровенном шантаже после каждого крупного теракта на Западе: «Снимайте санкции, сотрудничайте с нами, иначе вас будут продолжать взрывать».

Да и вся деятельность наших воздушно-космических сил в Сирии показывает, что они пришли не для того, чтобы бороться с «Исламским государством» – по нему отбомбились процентов на 10 от всех ударов. Они пришли ликвидировать неигиловскую оппозицию Асаду.

Все было сосредоточено на уничтожении повстанцев и мирного населения Алеппо, Идлиба, Хомса, а в это время игиловцы спокойно взяли Пальмиру, захватив при этом множество российских трофеев, в том числе, зенитно-ракетные комплексы.

Где были подводные крылатые ракеты со дна Каспийского моря и другое чудо-оружие, о которых нам рассказывает генерал Кощенков? Где все это было, когда не только сирийская армия, но и наши советники бежали, оставив колоссальное количество ценнейших трофеев. Почему не разбомбили колонны ИГИЛа, которые двигались к городу? Выясняется, что в Пальмире помимо объявленных нашей пропагандой трусами и предателями сирийских военнослужащих было не 28, а более 200 российских пальмировцев. Почему же все они бежали, даже не попытавшись уничтожить склады с оружием? Почему же не нашелся современный политрук Клочков, который взорвал бы себя вместе с недоставшимся самым опасным в мире террористам ЗРК С-125? Скорее всего, потому что современный политрук Клочков выполнял в Пальмире специальное задание совершенно противоположного характера.

Взятие Пальмиры, концерт Гергиева-Ролдугина, сдача Пальмиры ИГИЛу с горой российского оружия – это путинский триптих, символизирующий его «борьбу» с «Исламским Государством».

Путин борется не с ИГИЛом. Путин ведет тотальную гибридную войну против Запада, против США, используя все доступные ему ресурсы и инструменты. И исламский терроризм, включая ИГИЛ, один из его самых эффективных инструментов в этой войне. Своего рода «Ледокол-2» как Гитлер у Сталина до 22 июня 41-го года.

Назначение господина Тиллерсона продемонстрировало, что взгляды Трампа за прошедшие полтора месяца после избрания не изменились. Он выбрал человека, который публично, открыто, на всех уровнях лоббировал снятие санкций с путинского режима. Это такой «друг Путина в законе», награжденный, как известно, соответствующим орденом. Его приятельство с Путиным, а еще более тесное – с Сечиным, начиналось еще в конце 90-х с проекта «Сахалин-1». Они возвышались, можно сказать, параллельно. Тогда Тиллерсон еще не был председателем совета директоров  ExxonMobil, а Сечин не был тем, кем стал сейчас.

Тиллерсон заключал соглашение с «Юкосом», а потом спокойно перезаключил его с «Роснефтью», укравшей компанию его партнера.

После вызванной санкциями заморозки сотрудничества с «Роснефтью» компания ExxonMobil потеряла потенциальные миллиарды долларов и десятки, а может быть и сотни, миллионов долларов потерял лично господин Тиллерсон.  Это совершенно вопиющий случай конфликта интересов, и невозможно представить, чтобы такой бизнесмен, постоянно твердивший о необходимости снятия санкций, изменил свою позицию. Тиллерсон – это человек, состояние которого зависит от благожелательности Путина. И его возможный формальный уход с поста в ExxonMobil в этой личной зависимости будущего госсекретаря США от Путина ничего не изменит.

Фактически, он в таком же положении как Ротенберги, Тимченко, Абрамович, Ковальчуки, потому что свои огромные деньги он может получать только через административный ресурс Путина.

– Тем не менее, Вы считаете этот итог лишь промежуточным?

– Именно так. Да, он свидетельствует о том, что Трамп верен озвученной ранее точке зрения. И в этом смысле его выбор логичен – кто в Америке может знать Путина лучше и быть больше заинтересован в дружеских отношениях с человеком, с которым Трамп хочет вместе бороться с ИГИЛ? Однако пост Госсекретаря должен утверждаться в Сенате. Я думаю, предстоят очень острые дебаты. На сегодняшний день шансы на утверждение кажутся сомнительными. У республиканцев 52 голоса, у демократов – 48, но уже сейчас четверо сенаторов-республиканцев заявили о своем кране негативном отношении к кандидатуре Тиллерсона – это Коркер, Грэхем, Маккейн, Рубио. Но раз Трамп его назначил, значит у него есть какие-то идеи, как его протащить.

Слушание по этому вопросу будет очень важным событием – оно покажет, кто возьмет в США верх в дискуссии о путинской России. Но на сегодняшний день Трамп подтвердил, что действительно видит в Путине и Асаде ценных партнеров по борьбе с исламским терроризмом.

– Какова вероятность, что кто-то из демократов может поддержать кандидатуру Тиллерсона и нивелировать эффект от протеста части республиканцев?

– Все возможно. Не исключено, что к ним найдут подход, какие-то меркантильные интересы. Это под микроскопом рассматривается сейчас американской прессой. Пока представляется, что демократы достаточно сплочены. Прежде всего, после поражения им надо дать Трампу бой. Этой идеальный повод. Тиллерсона будут качать жесткими вопросами несколько дней. Точного прогноза я дать не могу. Да и сколько точных прогнозов многих опытных экспертов не оправдалось за последнее время в Вашингтоне. Тем не менее, суть борьбы ясна. Для американского истеблишмента вопрос Тиллерсона очень серьезен. Проиграть в нем, означает проиграть в вопросах внешней политики на четыре года. А вот дать Трампу такой щелчок и заблокировать назначение Тиллерсона – это очень вдохновляюще, причем не только для демократов, но и для республиканского внешнеполитического истеблишмента.

Я думаю, если Трамп найдет подход к двум-трем демократам, скорее всего, не четыре, а больше республиканцев проголосуют против Тиллерсона.

– Не так давно ЦРУ заявило о вмешательстве России в ход выборов в США. Нацразведка эту позицию не поддержала, однако не ставит под сомнение выводы о причастности России к взломам серверов Демократической партии США. Появилась информация, что США могут ввести санкции против руководства Главного разведывательного управления Генштаба ВС России в связи с обвинениями в причастности к кибератакам. Трамп, как кажется, отреагировал на заявление ЦРУ достаточно болезненно.  Все это означает, что часть силовых элит заявляет об оппозиционности Трампу?

– Есть серьезные подозрения и вполне логично провести публичное расследование. Трамп, мне кажется, совершает имиджевую ошибку. Он никак не может разделить два вопроса. Один из них – вопрос безопасности США, который для него, как для президента, должен быть на первом месте. Второй связан с тем, что он психологически еще не «вылез» из предвыборной кампании. Трампа очень ранит предположение, что российское вмешательство помогло ему выиграть. Да, помогло. Но информация, которая была обнародована достоверна. Негативная информация о Клинтон, о ее переписке, о клинтоновском фонде не была выдумана российскими кибер-преступниками. Они просто ее вытащили на свет и опубликовали через свою агентуру – Ассанжа.

Трамп выиграл потому, что Клинтон была слабым кандидатом с большим количеством недостатков, причем выиграл не очень убедительно – проиграв по количеству голосов. Но  речь идет не о результатах выборов, их никто не оспаривает, а о самой возможности взлома иностранным государством любых самых защищенных информационных структур. В затянувшемся запале предвыборной борьбы Трамп, как мне представляется, вступил в неудачное противостояние. Тем более, никуда не деться: президент пока Обама, он назначил расследование, и его результаты будут представлены обществу еще до инаугурации Трампа.

– Вы уже упомянули про еще одну острую тему — ситуацию в Сирии. Недавно телеканал «Россия 1», показал кадры с наземной операции российского спецназа. Песков в ответ на вопрос об этом, сообщил, что спрашивать о кампании в Сирии нужно Минобороны. Означает ли это, что Кремль не только больше не отрицает участие в наземной операции, но и намерен расширить контингент?

– Я не думаю, что это был какой-то продуманный психологический или политический ход – практически признать, что мы участвуем в наземных операциях. Но хвастливое видео оказалось очень символичным. Эти кадры были показаны через день после взятия  Пальмиры боевиками ИГИЛ.

Каковы бы ни были специальные отношения Кремля с ИГИЛом, людей, ненавидящих Асада и готовых с ним воевать, в Сирии всегда будет более чем достаточно. Алавистская секта Асада, составляющая 10-15% населения, уничтожила уже несколько сот тысяч суннитов, но ей никогда не удастся подчинить себе или уничтожить всю суннитскую общину, то есть три четверти населения страны.

Мы влезли в настоящую войну, которую на самолетах и на авианосцах и подлодках не выиграть. Это не компьюторная игра.

Это уже новый Афганистан. И значит варианта развития ситуации два: либо позорная капитуляция, которая рано или поздно все равно неизбежна, либо эскалация с большим участием сухопутных сил.

Это классика жанра. Американцы это проходили еще в 50-х годах во Вьетнаме, а затем в других регионах мира.

После 10 декабря у Путина на лбу написано крупными буквами: «Афганистан». Очень рекомендую посмотреть запись воскресной (11 декабря) передачи Соловьева. Ее первая часть была посвящена Пальмире. Это настоящая истерика так называемых экспертов. В возбуждении они проговорились об очень многих существенных вещах. Центральной темы выступлений всех этих сатановских, багдасаровых, ходаренков и самого Соловьева, была бездарность, трусость, воровство и нежелание воевать сирийской армии. Они наперебой рассказывали, что армия Асада просто собирает дань на блокпостах, при первой угрозе разбегается и все приходится делать нашим советникам. К месту и не к месту вспоминали, что так было и в Афганистане и нельзя надеяться на подобных союзников.

Из выступления каждого напрашивался совершенно очевидный вопрос: а какого черта мы делаем в стране, где никому не нужны, даже той же сирийской армии? Ключевым словом было «предательство»: предательство сирийской армии, предательство сирийских спецслужб, предательство жителей Пальмиры. А не приходило ли в голову этим замечательным экспертам спросить самих себя, а кого все эти отвратительные сирийцы предали? Путина, Соловьева, Сатановского? Они не понимают, что все они, начиная с Путина – люди, которые ввязались в какую-то кровавую кашу на стороне диктатора-маньяка, где они никому не нужны, совершают массовые преступления, убивают людей, из-за их действий и безответственной болтовни гибнут наши военнослужащие. Мне кажется, что любой нормальный человек подобную обличительную речь в адрес сирийской армии должен был закончить тем, что нам надо немедленно уходить к чертовой матери из Сирии. Потому что иначе мы влезем в новый гораздо более масштабный Афганистан.

Но оказалось, что, люди, которые годами отравляли сознание телевизионной аудитории, и сами уже слетели с катушек.

Они кричали: «Нет! Надо бомбить беспрерывно! Что это за гуманитарные паузы мы устраиваем? И почему мы бомбим только в Сирии?» «Немедленно бомбить террористов в Ираке!» — вопил кривляющийся Соловьев.

К сожалению, эти люди достаточно точно отражают ментальность всего российского истеблишмента, всей кремлевской верхушки. Они не только не хотят уходить из нового Афганистана, они хотят влезать туда глубже и глубже.

Крутые пацаны из питерской подворотни, воспитанные Леней-самбистом, не только бьют первыми, они хотят бить последними тоже. Значит, новая эскалация неизбежна. Возможно, называться она будет участием частных военных компаний, что сути дела не меняют. Кстати, господин «Вагнер» и его заместитель в качестве героев России присутствовали на приеме в честь дня Конституции.

А помните, несколько месяцев назад нам говорили, что операция по разгрому ИГИЛа на дальних рубежах отчизны закончились? Шойгу и Лавров почтительно сидели перед Путиным и докладывали, что все задачи выполнены, и мы сокращаем количество нашего контингента. Об этом почти все уже забыли.

– Трамп недооценивает последствия, к которым можем привести выбор таких союзников?

– Судя по его одобрительным высказываниям о деяниях шиитско-православной братии в Сирии и оглушительном молчании этого активиста социальных сетей по поводу трагедии Алеппо, в духе Алеппо он и планирует бороться, действуя вместе с Путиным, Насраллой,  Асадом и Хаменеи (Путин – НАХ).

‘Is there no execution of a child that gets under your skin? Is there literally nothing that shames you?’ – справедливо восклицала Саманта Пауерс в Совете Безопасности, адресуясь к несчастному Чуркину. Но такое же благородное негодование она могла бы обрушить и на своего президента, чье лицемерное равнодушие сделало его соучастником военных преступлений и тем более на его преемника, собирающегося стать полноценным участником.

Наивно было бы использовать какие-то моральные аргументы для оценки планов Трампа по борьбе с исламским терроризмом. Ограничимся прагматическими.

В совместной борьбе с Путиным и Асадом, уничтожающими как террористов всю суннитскую общину, Трамп просто обречен повторить во многократном масштабе две фундаментальных ошибки Обамы, которые, как сам же Трамп говорил (видимо, не понимая смысла своих слов), и привели к появлению ИГИЛа.

Действительно, трудно было бы найти в мусульманском мире более благодатную для исламистов выборку, чем привилегированное при Саддаме иракское суннитское меньшинство, отстраненное американцами от власти. И эта выборка отвергла исламистов, испытав на себе их философию и практику (невероятная жестокость по отношению к мирному населению, религиозный фанатизм, навязывание средневековых норм шариата, экспроприация женщин для ублажения воинов Аллаха), попросив о помощи американцев. Трагическая история войны в Ираке неожиданно поставила очень важный мировоззренческий эксперимент. И уроки его были весьма обнадеживающими.

Эти ценнейшие иракские уроки оказались не просто невыученными и незакрепленными, но сознательно отброшенными новой американской администрацией, как не отвечавшие ее идеологическим установкам. Весьма значимые позитивные результаты, достигнутые под командованием генерала Петреуса на заключительном этапе иракской войны, были президенту неинтересны и даже неприятны. Обама пренебрег рекомендациями военных и гражданских экспертов, предлагавших оставить в Ираке символическое (несколько тысяч) число военнослужащих для поддержания связи с суннитскими отрядами и оказания им политической поддержки. Буш ввел войска в Ирак, а вот Обама как последовательный анти-Буш должен был вывести американцев из этой страны до последнего солдата.

И произошло то, что неизбежно должно было произойти: в качестве защитников суннитов на их территории снова появились джихадисты, теперь уже в новом обличии – боевиков «Исламского государства». Лишенные всякой политической, военной, экономической поддержки суннитские племена, союзники американцев на заключительном этапе иракской войны, вынуждены были смириться с террористами как с единственной реальной защитой от произвола шиитского правительства в Багдаде.

Та же логика событий повторилась и в Сирии, где в те же годы возникло второе крыло «Исламского Государства». В 2011-ом году сопротивление cуннитского большинства, начинавшееся с мирных демонстраций, было преобладающе светским. Полная дипломатическая изоляция Асада заставила бы его или его окружение искать пути мирной трансформации режима. Cекта, составляющая 10% населения, в любом случае не может править вечно.

Однако, возобладал лукавый тезис российской пропаганды, который с удовольствием заглотило и западное общественное мнение: нельзя помогать оппозиции, мы приведем к власти джихадистов. Он оказался верен с точностью наоборот.

Именно равнодушие мирового сообщества к уничтожению вооруженной до зубов советским и российским оружием алавистской сектой суннитской общины Сирии привело к радикализации суннитов и к росту влияния исламистов-интернационалистов, которые предстали в роли их единственных защитников.

– Если альянс Путин-Трамп состоится, что ждет Сирию?

– После Алеппо Асад убьет еще десятки или сотни тысяч людей, будут разрушены все социальные структуры суннитской общины. Но даже с политически прикрытием Путина и примкнувшего к нему Трампа, Асаду просто физически не удастся уничтожить все суннитское население (14 млн. человек). У выжившей и лишенной социальных корней суннитской молодежи не останется другого выхода, как пополнить ряды экстремистских организаций, чьи эмиссары устремились в Сирию.

Страна, расположенная в центре Ближнего Востока и не так уж далеко от российских границ, на наших глазах грозит превратиться в худший вариант Афганистана при талибах — в  резервуар исламистского террора, готовый выплеснуться наружу.

Циничным насмешкой над сотнями тысяч сирийцев, уничтоженных террористом №1 Асадом и его союзниками и покровителями, прозвучала «прощальная» речь Обамы о его достижениях в борьбе с терроризмом. Он не признал ни одной своей ошибки и снова винил во всех бедах своего предшественника, оставившего Белый дом 8 лет назад.

Но если бы дело было только в Обаме. Трамп упрямо повторяет внушенную ему кремлевкими агентами Манафортом и Пейджем мантру: «Для победы над террористами нам нужны русские». Так же как повторяли ее Керри и Обама, а до них и Клинтон во времена перезагрузки. Объяснил ли ему генерал Петреус, с которым он встречался, что не «русские» клептократы, засевшие в Кремле, нужны США для победы над «Исламским государством»?

США для победы над джихадистами нужны были иракские сунниты, спасшие их в 2006 и 2007 годах от позорного финала иракской войны, изгнавшие «Аль-Каиду» и нуждавшиеся хотя бы в минимальной поддержке. США для победы над джихадистами нужны были сирийские сунниты, восставшие против диктатуры палача Асада, которым Обама обещал защиту по крайней мере от химического нападения «легитимных» властей. И те, и другие были преданы американской администрацией.

Трамп на пороге колоссальной  политической ошибки, как в дурной бесконечности повторяющей фатальные ошибки Обамы в Ираке в 2011-ом и в Сирии в 2013-ом годах. Военная структура «Исламского государства» может быть разгромлена в Мосуле и Ракке, но джихадисты под другим брендом в третий раз придут в Ирак и Сирию, если суннитское население  будет вынуждено воспринимать их как своих защитников от шиитского большинства в Ираке и от Асада с Путиным в Сирии. Как вернулись они в Ирак после провала «Аль-Каиды», когда стратегия генерала Петреуса была отброшена Обамой и багдадским правительством.

Исламский террор получит новое дыхание, новую массовую базу поддержки и новое поколение террористов. На Ближнем Востоке одновременно окажутся суннитская сетевая террористическая структура и государственные террористические организации шиитского толка – армия Асада, «Хезболла», «КСИР» под общей крышей российских воздушно-космических сил. Эта «шиитско-православная» террористическая коалиция кроме всего прочего представляет собой огромную стратегическую угрозу для Израиля.

– Осознают ли в Кремле, что за кашу они доводят до кипения?

– В Вашингтоне, видимо, не ведают, что творят. Зато в Москве всё прекрасно понимают. Именно к такой конфигурации и стремится Кремль. Да, организация-наследница «Аль-Каиды» – «Исламского государства» и вдохновленные ею местные фанатики способны провести теракты и в России. Но это вполне устроит наших чекистских властителей. После каждого теракта их власть в России с 1999-го разбухает как на дрожжах. И, кстати, им не надо будет больше самим организовывать взрывы в Москве, учения в Рязани, Беслан, Норд-ост, Волгоград.

Андрей Пионтковский

Редакция Каспарова.Ru

 

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v