RSS

Аркадий Бабченко: Не успели прооперировать. А организм не выдержал токсического шока

«Валерия Новодворская была госпитализирована в реанимацию отделения гнойной хирургии московской ГКБ № 13, где, как сообщили ряд СМИ, скончалась от флегмоны левой ноги, осложнённой сепсисом. Как рассказали близкие, травму на левой ноге она получила ещё полгода назад и пыталась вылечить её самостоятельно»

Недели через две после попадания в Чечню я загнил — как и все сто процентов туда попавших — и гнил все полгода моего там пребывания. Стрептодермия. От холода, голодухи, грязи, жизни в земле, нехватки витаминов и солнца. Гнили все. Не было ни одного, чьи ноги не были бы покрыты язвами. Иногда доходило до того, что кожи не было на всей икре — от колена до голени. Ноги… Ноги, ноги, ноги, ноги….
Потом, когда с гор нас вывели в Аргун и уже стало понятно, что дом не за горами, мы стали часами лежать на солнце, и эти солнечные ванны почти залечили язвы.
Почти, но не до конца.
Примерно через месяц после возвращения домой у меня началась флегмона бедра.
Поначалу был какой-то прыщик, небольшая язвочка с покраснением — говорить не о чем. Намазал Вишневского, перебинтовал и забыл. Но прыщик не прошел. А через неделю бедро вспухло, как бочка, температура подскочила под сорок, ногу жжет и дергает, дотронуться невозможно.
В травмпункте врач выписал направление в гнойную хирургию.
В больнице хирург, осмотрев, приказал тут же на операционный стол.

— Повезло тебе, парень — говорит. — Успел. Еще бы часа четыре, и ногу пришлось бы ампутировать. А еще бы день — и ты бы умер. Завтра к вечеру.

Флегмона, оказывается, такая штука… В общем, что-то типа последней стадии абсцесса, когда нагноение начинает увеличиваться инфляционно, гной растекается между слоями мышечной ткани и организм уже просто не справляется с таким количеством токсинов. Без быстрого оперативного вмешательства человек может умереть за сутки, если не за часы.
Сейчас у меня на ляжке рубец, нажав на который рука уходит в дырку на два пальца. Это потому что меня успели положить на стол. И то только потому, что у меня был молодой организм, каждая клеточка которого состояла тогда из ненависти и тяги к жизни.
Немолодой организм гаснет быстрее.

Именно женщины за шестьдесят на гнойной хирургии и умирали чаще всего. Врач заставлял меня помогать санитарам возить тела на каталке в морг, чтобы разрабатывать ногу. Бабу Любу помню до сих пор.

Я бы не стал разводить конспирологию по поводу смерти Валерии Ильиничны.
Не успели прооперировать. А организм не выдержал токсического шока.
Такое нередко случается.

Оригинал — https://www.facebook.com/babchenkoa/posts/514191528681085

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v