RSS

Авраам Шмулевич: почему в Турции еще не скоро прекратятся теракты.

  • Written by:

Международный аэропорт Стамбула производит очень мощное впечатление. Большие, всегда заполненные терминалы, длинный ряд торговых рядов, дьюти-фри в стиле восточного базара, непрерывный поток пассажиров всех оттенков кожи в самых экзотических одеяниях, на табло — рядом рейсы на Тель-Авив и Тегеран (которые, по сути, находятся в состоянии войны)… Впечатление, что ты находишься на перекрестке, соединяющем три континента – Европу, Азию и Африку.

unnamed

И это субъективное впечатление путешественника вполне соответствует объективной экономической реальности. Международный аэропорт Стамбул имени Ататюрка является третьим в Европе (после аэропортов Лондона и Парижа) и одиннадцатым в мире по пассажиропотоку. А буквально через год планируется открытие нового стамбульского международного аэропорта, который вообще должен стать крупнейшим в мире.

До Стамбула, где я побывал несколько месяцев назад, мне довелось увидеть маленький тихий аэропорт Таллина. Так вот – он был весь увешан рекламой турецкой национальной авиакомпании Turkish Airlines. Турция – и в первую очередь Стамбул, город, стоящий на границе Европы и Азии – в последнее десятилетие стремительно превращается в «мировой хаб», перекресток, где экономические, энергетические и людские потоки сливаются в одну из ключевых точек мировой экономики. Турция работает для достижения этого положения вполне сознательно и целенаправленно, действуя умело, напористо и даже агрессивно, захватывая все новые рынки. Таллин, о котором я упомянул – один из многих тому примеров, еще несколько лет назад основные транспортные потоки этой балтийской страны шли через Прагу, а сегодня – уже через Стамбул.

С конца 80-х годов экономика Турции находится на подъеме. Ранее Турция была страной государственного капитализма, где правили военные. Но турки сумели провести экономическую и политическую перестройку, превратить Турцию в страну с ведущей ролью частного сектора и рыночных отношений. В 2001 году Турция пережила финансово-экономический кризис – самый тяжелый за последние два десятилетия развития в условиях экономической либерализации.

Пережила, и с тех пор развивается чуть ли не самыми быстрыми в Европе темпами. Стамбул, город, где вечером 28 июня произошла серия терактов, является финансовой столицей страны, и находится на пятом месте в мире по числу проживающих в нем миллиардеров.

Экономическая мощь Турции непрерывно возрастает. Эрдоган лишь «оседлал» поднятую не им волну, помешал ли он этой тенденции или помог – вопрос пока остается открытым. Но так или иначе, вслед за экономическим могуществом закономерно приходят и претензии на могущество политическое. И президент Эрдоган этого не скрывает — ни в своих заявлениях, ни в своих действиях. На протяжении нескольких веков Турция была одной из главных супердержав мира. Разгром в завершившейся в 1918 году Первой мировой войне и насильственная ликвидация Османской империи на долгие годы отбросили Турцию на обочину мировой политики и экономики. Однако страна объективно обладает большим потенциалом уже и в силу своего географического положения на стыке Европы и Азии.

Не каждый народ, живущий на перекрестке торговых путей и границе цивилизаций, оказывается в состоянии извлечь из своего положения экономические и политические выгоды (украинцы пока – хочется надеяться, что это лишь пока – не сумели этого сделать). Турки – сумели.

И теперь страна активно работает над тем, чтобы снова, как раньше, стать ведущей в политическом отношении державой. В военном Турция уже стала таковой – ее армия самая мощная в НАТО, военно-морской флот в пять (!) раз превосходит российский черноморский и эскадру, базирующуюся в Средиземном море (по мнению самих российских адмиралов). То есть – имеет место заявка на появление еще одной, новой силы мирового значения. А это в свою очередь означает перекройку всей мировой «карты влияния» –  в области военной, в области финансовой системы и экономики, в том числе и теневой, в области политики и культуры. А такая перекройка по определению не может происходить без сопротивления. Речь идет даже не о сознательном противодействии (хотя и оно тоже имеет место). Просто любая сложная самоорганизующаяся система – а миропорядок, разумеется, система сложная и самоорганизующаяся – противится радикальным изменениям и перераспределению центров тяжести.

Если Турция поднимется в верхние строчки мирового рейтинга влияния – кто-то должен в них опуститься, это как сообщающиеся сосуды. То есть начавшийся турецкий подъём неминуемо должен был вызвать противодействие – в том числе и силовое. Совсем не обязательно, что оно координируется из единого центра или вообще организуется сознательно. Наоборот, обычно в таких случаях мы имеем дело не с сознательной волей политиков, но со стихийной «силой вещей». Баланс интересов выталкивает наружу и направляет какие-то  силы – страны, организации, индивидуумы – которые и осуществляют «волю истории».    Современная Турция – страна внутренне не сбалансированная,  уязвимая, в ней имеется несколько «точек напряжения». И именно на ним и направлены удары этого противодействия.

Турецкие власти уже заявили, что теракт в аэропорту Ататюрка – дело рук ИГИЛ. Этим заявлениям можно верить.

В сегодняшней Турецкой республике два основных источника террористических угроз: «Исламское государство» и курды, точнее, курдские марксисты-националисты – Курдская рабочая партия (КПК). Раньше, в 60-80-е годы, во времена СССР, совершали теракты ещё и левые экстремисты. На дело рук курдов стамбульский теракт не похож  — они обычно придерживаются другого стиля террористических атак и нападают в основном на силовиков. К тому же на следующий день после теракта представитель боевого крыла Рабочей партии Курдистана опроверг заявления о причастности РПК к теракту в аэропорту: «РПК не совершает терактов против мирного населения, к тому же против случайных людей, многие из которых не являются даже гражданами Турции и не имеют никакого отношения к борьбе РПК.

Мы ведем справедливую борьбу только против турецких военных и спецназовцев, мы воюем в горах, где нападаем на них, а не устраиваем взрывы в аэропортах и других мирных объектах». Он также отметил, что РПК никогда не использует террористов-смертников, назвав теракт почерком ИГ и других исламистских групп. В пользу ответственности ИГИЛ говорит и национальность террористов – сайт 10 канала израильского телевидения со ссылкой на спецслужбы Турции сообщил, что двое из трех террористов, осуществивших атаку в аэропорту, по всей видимости, являются гражданами Узбекистана. И то, как профессионально он был проведен.

По словам премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма, один из взрывов в аэропорту Стамбула был отвлекающим маневром. Террорист совершил самоподрыв, чтобы посеять панику и дать своим сообщникам возможность проникнуть в здание аэропорта. «Когда террористы не смогли преодолеть систему безопасности, когда они не смогли пройти через рамки и миновать полицейский контроль и службу безопасности, они вернулись обратно, достали из чемоданов оружие и открыли беспорядочный огонь на стойке проверки безопасности», — рассказал премьер. — Один из них подорвал себя у входа, а двое других, воспользовавшись возникшей паникой, прорвались внутрь и совершили самоподрыв».

Но ИГИЛ – просто наиболее удобная на данный момент организационная форма для давления  на Турцию. Если оно будет ликвидировано – появятся новые или активизируются уже существующие. Теракты на узлах транспортной инфраструктуры – наиболее болезненны для турецкой экономики и, следовательно, ее политического влияния. Они мешают превращению страны в мировой центр товаро- и энергопотоков и разрушают туристическую отрасль. А сфера услуг составляет примерно 60% турецкой экономики. За последний год число туристов в Турцию из всех стран резко сократилось.

И если сокращение потока из России (на 92%) объясняется по большей части политическим решением Путина, то сокращение потока из Германии  — на 32,5%, — это всецело результат террористической активности.

Последние два года теракты в Турции идут просто чередой. Они эффективны, существенно мешают развитию страны. Но турецкие власти не научились пока эффективно с ними бороться. И продолжаться все это будет долго. Как минимум до тех пор, пока Турция или добьется своих целей и прочно займет место на мировом политическом Олимпе – или будет отброшена назад. А значит, турецкие курорты и крупные города все больше будут напоминать участки фронта.

אברהם שמולביץ

Авраам Шмулевич

http://ru.tsn.ua/blogi/themes/politics/tureckiy-front-vmesto-tureckih-kurortov-658655.html

 

Комментарии

Комментарии