RSS

Блогосфера об издевательствах над осужденной за репост ВКонтакте Екатериной Чудновец

  • Written by:

Левиафан уже не может не жрать людей

Евгению Чудновец из Екатеринбурга, осужденную за репост видео с издевательствами над ребенком (она выражала возмущение и пыталась привлечь внимание ради поиска виновных, против нее возбудили уголовное дело о распространении детской порнографии), отправили в штрафной изолятор (ШИЗО). Причиной решения стало то, что она укрыла одеялом ноги в холодной камере, причиной дополнительных 5 суток — словесное выозражение на решение. Лишь благодаря этапированию Чудновец провела провела в ШИЗО всего одни из 15 назначенных суток.

Алексей Навальный:

«Мне кажется, они её подвергают пыткам, чтобы скрыть свой стыд. Ну знаете, такая вот извращенная реакция. Чтоб никто не подумал, что они сомневаются в своём решении, ещё нарочито мучают человека.

Воспитателя детского сада Чудновец посадили не просто ни за что (таких у нас уже сотни и тысячи), а как-то даже по нынешним временам беспредельно.

Она увидела во вконтакте пост об издевательстве над ребёнком и написала свой возмущенный комментарий. Так как все мы пишем: нажимаем на кнопку «репост» и добавляем от себя всё, что хотим сказать.

Здесь вся история описана подробно.

Идиот следователь с идиотом прокурором решили заработать «палку» и возбудили против неё дело за распространение ролика об издевательствах. Вроде с самого начала было понятно, что глупость и ошибка, но человек сел в реальную тюрьму.

О случае знают многие и все возмущаются. Вроде бы, в интересах власти дело замять. Понятно, что сволочи своей преступной ошибки никогда не признают, но можно ж её быстро перекинуть на облегченный режим, потом сократить срок, потом выпустить по УДО.

Но так это не работает. Как я уже много раз писал, Левиафан уже не может не жрать людей. Раз можно — надо жрать.

И им теперь надо бравировать этим. Не просто публично спорить, крича «Правильно мы посадили воспитателя Чудновец», ещё и показать: мы настолько вообще уверены в своей правоте, что вот сейчас демонстративно её в карцер запихнём.

Она у нас будет не просто зэком, а зэком под прессом и пытками. Это чтоб вы понимали — мы правы, судебных ошибок у нас нет.

Сказано, сделано: воспитатель Чудновец получает 10 суток карцера за то, что прикрыла ноги одеялом. А потом ещё 5 суток за то, что спросила не слишком ли это строгое наказание.

Много СМИ об этом написало и много в соцсетях пишут, но я бы хотели напомнить, что такое этот карцер (аналог ШИЗО). Это реально пыточные условия. 15 суток мучений.

Вот, его описывает Олег, который сам не вылезает из ШИЗО, куда его регулярно отправляют за такие проступки как «в 5 утра лежал на кровати» и «представился не по форме»:

«ШИЗО это такая маленькая комната с туалетом и раковиной, дверью и окошком (и на двери, и на окошке — решетка, естественно, это же тюрьма). В орловском ШИЗО деревянные полы, что гораздо лучше бетонных.

Поднимают в 4.30, укладывают спать в 20.30.

Вы могли бы спросить, а где же в ШИЗО кровать? А кровать в ШИЗО пристегивается к стене на период с 4.30 до 20.30. Зато есть маленький стульчик и стол, поэтому в течение дня можно спать в смешных позах, сидя за столом, или в любой позе, лежа на полу, со средним риском застудить почки, потому что полы деревянные.»

В дополнение к этому в ШИЗО ты получаешь пониженную норму питания и там почти всегда очень холодно. Сейчас в январе, думаю, особенно.

Попробуйте даже в своей тёплой квартире нормального размера с нормальным питанием провести на ногах несколько часов. А теперь представьте, что вас заперли в вашей ванной и можно только стоять или сидеть на краешке. А теперь — что в ванной выключили отопление и вы там будете 15 дней почти без еды. Вам будут разрешать поспать на полу, но только до 4-30 утра. Это пытка. Давайте называть вещи своими именами.

Этой пытке государство подвергает воспитателя детского сада только за то, что она написала в сети пост против издевательства над детьми».

«Встретила однокурсницу. Она говорит, что она же сама виновата. Не надо перерепосты делать неправильные и нарушать тюремные правила. В шоке сижу полдня. Нормальная девка вроде была, люди-то что совсем с ума посходили что ли», — пишет Яна Семенова.

Егор Седов:

«А Вы внимательно поглядели на эту однокурсницу? Ведь ей наверняка дико страшно. Нет, никаких перепостов в поганом ВКонтактике у нее не будет, страшно ей совсем от другого. От самого подсознательного ощущения, что людей могут посадить и пытать по безумным, абсурдным обвинениям. Ведь весь перечень реальных преступлений в нормальном человеке заложен, он эту грань, как правило, и не перейдет (на то и сам термин — «преступник»). Но когда что-то, явно не входящее в этот список, еще вчера преступлением не считалось, а сегодня стало статьей УК, это не может не вызвать хотя бы бессознательного ужаса. И единственная возможность (как она считает) это ощущение снять — присоединиться к толпе, орущей «Распни!», «Жги ведьму!» и т.д. И тогда-то (как ей кажется), все будет в порядке! (О том, что следующей жертвой инквизиции может оказаться тот, кто подкладывал дровишек в костер, а следующим «врагом народа» — автор доноса на предыдущего, они как-то не думают)».

Он же:

«Чудновец — невиновна. А если бы пытали виновных, как бы наше общество реагировало? Не так ли, как реагирует на Чудновец или Дадина «ольгинско-савушкинская» зараза, как-то иначе? Или просто «не заметили» бы? (И не замечали!) Ведь вряд ли сегодня ввели это правило — насчет одеяла в холодном помещении. Ведь не вчера и не сегодня (и не при Путине) появились ШИЗО. Где были господа демократы 90-х в те самые 90-е, когда почти никто почему-то не задавался целью гуманизировать тюрьмы и пресечь злоупотребления. Посему рапорт о том, что кто-то не поздоровался с начальником, либо у него не была застегнута пуговица на бушлате, либо вот такой случай с одеялом (в холодной камере, т.е. фактически при пытке холодом), а равно и возражение на решение штрафной комиссии, не может служить основанием для ужесточения режима, для помещения в ШИЗО или для отказа в УДО (ведь реально пишут — «не поздоровался с начальством = не встал на путь исправления = в УДО отказать!»)».

«Как будто специально трамбуют самых незащищенных. Воспитательницу детского сада, домохозяйку, а если еще и мать-одиночка то вообще идеально!» — пишет Сергей Панфилов.

Михаил Пожарский:

«Это мы с вами понимаем, что создавать/распространять порнографию здесь никто не собирался. Но проблема в том, что в этих статьях УК нет никакой субъективной стороны — умысел там просто не имеет никакого значения, важен лишь факт…

Какой выход из этой диктатуры формальности? Лучший выход — прецедентное право. Но это для белых людей, не для нас. Другой вариант — делать законы менее людоедскими, убирая из них нижний предел наказания. Но вот попробуйте вы только заикнитесь о том, что законы о детской порнографии у нас дурные и что их нужно смягчать. Вы что же это, педофилов поддерживаете? Тесака на вас нет. Социально одобряемое поведение — это только кричать об ужесточении вот этого всего.

В итоге приходится нынче всяким общественникам заявлять, будто это какой-то перекос на местах и писать письма на деревню Путину. Нет, дорогие мои, и Чудновец, и все остальные в этом деле — это не перекос, а вполне последовательное исполнение буквы закона. В этой стране по абсурдным обвинениям сидит не одна Чудновец, а чертова куча народу.

И если вы любите кричать о необходимости ужесточения борьбы с порнографией, педофилией, наркотиками, сектами, домашним насилием, коррупцией, дискриминацией, разжиганием розни и черти чем еще, то все эти неизбежные посадки невиновных на вашей совести. Не только на совести конкретных ментов и судей. Главным образом именно на вашей».

«99% процентов «мыслепреступлений» — за действия сети Вконтакте. Фейсбук не подтвердит органам Рашки данные пользователя. Вывод: всем уходить из подментованного Вконтакта», — считает Дмитрий Казеннов.

Олег Козловский:

«Думаю, дело тут даже не в законах, и не в наличии нижнего предела (который судья может проигнорировать), и тем более не в прецедентном праве. Представь себе, какие прецеденты в нашей стране нашел бы судья! Да там бы все лет на 15 уехали. Прецедентное право просто дает судье бОльшую свободу в принятии решения, но вовсе не делает сами решения непременно более справедливыми или гуманными (в тех же Штатах по прецедентному праву и несовершеннолетних казнили, и дикие сроки за ерунду давали).
Я считаю, что дело прежде всего в самих судьях и их бесчеловечном подходе. Им плевать и на справедливость, и на личности подсудимых, и на возможность исправления, и на закон тоже, в общем-то, плевать. Важно только одобрение начальства, а для этого нельзя выносить оправдательные приговоры, ставить под сомнение доводы обвинения и вообще проявлять какую-либо самостоятельность. Вот судейский корпус и организацию этой всей структуры надо менять кардинально, без этого самые гуманные законы не заработают».

Сергей Дмитриенко:

«Главная причина посадки не в личном стремлении кого-то заработать «служебную палку» (это уже приятные мелочи), а во властном тренде — нагнетании всеобщего страха перед левиафаном: бойтесь, суки, мы вас везде достанем и сожрем по любому формальному поводу, а вы ничего нам не сделаете. Мы тут главные!»

«Насколько помню, у нее малолетний ребенок. Так почему наказание не отложили до достижения ребенком 13 лет? Или эта норма только к избранным применяется? Это помимо прочих безобразий», — пишет Ирина Евграфова.

Блогер Lena Del Eva:

«Честно говоря, я не понимаю, что в головах у людей, которые придумывают и практикуют это варварство. Если садизм осознанное действие, то это однозначно психическое заболевание. Иметь в услужении тысячи психически больных — ну, это как сидеть на троне внутри полигона для мусора — никогда не знаешь, в какой момент тлеющая масса полыхнёт».

«Ответ на вопрос «Как люди могли допустить то, что случилось в тридцатых годах?» получает все больше наглядных иллюстраций», — пишет Вит Апакидзе.

Каспаров.ру

Комментарии

Комментарии