RSS

Борис Минаев: Да сегодня мы и не сможем шутить. У образованной части общества украли общий взгляд на вещи

Самую короткую и ясную версию произошедшего в Париже я услышал от пенсионера на продуктовом рынке возле метро «Багратионовская». Накупив того-сего, я отправился в ларек под названием «Хлеб». Пенсионер стоял, близко придвинувшись к прилавку и что-то втолковывая продавцу, молодому парню, по виду – киргизу или узбеку.
«Я так думаю, говорил он истово и сердечно, что это сделали американцы, с какой целью — они хотят захватить Францию, а потом и всю Европу. А потом и нас! – торжествующе сказал он – но кишка у них тонка!»
Мне нужен был хлеб. Я слегка кашлянул и сверкнув на меня глазами пенсионер вышел вон.
Парень-узбек послушно кивал и ничего не говорил, разумеется.
Я вдруг понял, что в жизни пенсионера случилось что-то новое: в азиате он увидел не врага, а пусть временного, но союзника – а как же, нельзя оскорблять святыни! Нельзя!
Интересно, что по этому пункту мнение этого пенсионера совпадает с мнением, например, горячо любимых мной Бориса Гребенщикова и Дмитрия Быкова (если верить фейсбуку). Да и папы римского, которого я тоже уважаю.
Ну что ж… Я действительно не знаю, стоит ли в нашей стране публиковать карикатуры из Шарли Хебдо. Уж очень наше общество отличается от французского, что довольно ярко показал марш солидарности.

Но я знаю одно – в нашем обществе, в нашей стране уже довольно давно не публикуется никаких карикатур вообще.

Нет у нас в стране таких изданий, которые по-прежнему смеялись бы, например, над Путиным. Или над Медведевым. Нет в нашей стране таких региональных изданий, которые публиковали бы карикатуры на губернаторов. Или других местных начальников. В 90-е годы, как вы помните, была программа «Куклы». В ней постоянным персонажем был президент Ельцин, Зюганов, Жириновский, министры, премьеры. Потом ее убрали. У Эрнста на канале выходила плохая, беззубая, малоталантливая программа (в глубоко ночное время), где был мультяшный Путин и другие начальники и как бы она была «юмористическая». Ее тоже нет. Не так давно я разговаривал с человеком, который когда-то изображал в КВНе Путина. Теперь он этого уже не делает. Вообще КВН стал совершенно другой – ведь в 90-е годы он был явлением, люди шутили остро и довольно смело. Когда появился Камеди – тоже все смотрели.

Сейчас эти ребята шутят, балансируя на большом пальце левой ноги, на очень маленькой территории – грубо, тупо, несмешно, над своими согражданами, над их привычками и образом жизни. Но в этом смехе все больше любования нашим русским народом и все меньше критики.

Когда-то политиков довольно смешно пародировал Максим Галкин – включая Ельцина и Путина, включая всех первых лиц государства. Причем в прайм-тайм, во всяких рейтинговых эстрадных шоу. Больше он этого не делает. Последние люди, которые по-прежнему пытаются вышучивать власть – Быков, к примеру, со своими смешными стихами, это лишь исключение, подтверждающее правило – всех их, шутников, вместе с Ефремовым, вместе с Иртеньевым и Орлушей, давно уже записали в «пятую колонну», давно бы уже растерзали, да пока начальники не разрешают. Наш отечественный юмор, это типа если Дм. Киселев обзовет Иртеньева Рабиновичем, а какой- нибудь «колумнист газеты «Комсомольская правда» — покойную Новодворскую нарисует жабой или лягушкой и будет весь светится от счастья. Вот это наш нынешний уровень, а не вовсе не Быков.

Знаете, я ведь жил при советской власти довольно долго. Каждая газета за честь почитала иметь страницу сатиры и юмора. Концерты Жванецкого (вы про него давно что-нибудь слышали, я имею в виду что-то настоящее и острое?) – переписывали на бобины и кассеты. Анекдоты не переводились.

Да, это был разрешенный, осторожный юмор. Но даже в этих намеках была отчаянная смелость людей, которые пытались шутить надо всем.
НАДО ВСЕМ.
Как только вы перекрываете одну зону и объявляете ее святыней, тут же появляется вторая и третья.
Звериная серьезность – это самый страшный диагноз стране, который только может быть. Потому что мозги людей зарастают плесенью и мхом.
Да сегодня мы и не сможем шутить. У образованной части общества украли общий взгляд на вещи. То что кажется смешным и отвратительным одним – для других излучает сияние. И наоборот.
Шарли Хебдо не был журналом, который специально смеялся над мусульманским пророком. Он смеялся и над папой римским, и над правоверными католиками, и над всеми президентами Франции: Шираком, Саркози, Олландом, он смеялся над Путиным и Депардье, он смеялся над Обамой, он смеялся над своими и чужими политиками и поп-звездами. Эти 80-летние мальчишки, которые там погибли – они точно знали, что смех – это здоровье а не болезнь.

оригинал — https://www.facebook.com/boris.minaev.12/posts/850386725024470

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v