RSS

Человек войны

  • Written by:

Только очень наивные люди могут думать, что войны начинают политики.

213213

На самом деле люди, принимающие судьбоносные решения, часто подобны щепкам, несомым бурным течением. Поскольку они плывут по поверхности, они заметны, им – и внешним наблюдателям – может казаться, что именно они тут главные. Но не щепка направляет водный поток, а, наоборот, он несёт её, куда захочет.

На самом деле «ответственность за зло, совершаемое в мире, несут не сильные и даже не всемогущие, но слабые и даже ничтожные» (это сказал К.Икрамов).

Немецкий психолог Теодор Адорно в своё время написал замечательную книгу «Авторитарная личность», в которой объяснил, какие именно особенности немецкого характера стали питательной средой гитлеризма и одной из причин мировой войны. Между прочим, книгу эту в Германии мало кто читает до сих пор. Потому что отмеченные Адорно черты немецкой ментальности никуда не делись, и это немцам неприятно замечать.

Человеческая масса – т.н. «простые люди» — ничуть не в меньшей степени приближают войну, чем политики. Только они этого не осознают.

Кто же он такой – «Человек Войны»? Какова его психология? Как его узнать в толпе? И почему он приближает войну: неужели ему хочется, чтобы она началась?

* * *

Разумеется, Человек Войны – не боевик со звериным оскалом, обвешанный оружием: не Гиркин с Бородаем. Это мирный обыватель. Чаще всего, он не умеет стрелять и боится громких звуков и вообще всего неожиданного.

Он очень боится войны. Однако есть такой психологический закон: то, чего мы боимся, то с нами и случается.

Мы невольно вызываем из небытия то, в реальность чего верим: таково свойство человека. Раз многие – большинство – уверены, что война будет, то она будет. Не потому, что обязательно должна быть: в жизни людей нет ничего обязательного – а есть только то, что они сами создали. Она будет потому, что почти все уверены в том, что она должна быть.

Если сейчас почитать Русский Интернет, то становится понятно, что война будет. Потому что о ней все говорят – как о чём-то несомненном.

Разумеется, при этом — вовсе не хотят войны. Но: уверены, что она будет.

Итак, Человек Войны – это тот, кто верит в войну, потому что очень её боится. Психологически он напоминает маленького ребёнка, верящего в Кукарямбу, или параноика, верящего в то, что все окружающие с утра до вечера думают, как бы его убить. В конце концов, или его действительно убивают, или он попадает в психушку, что ещё хуже, — а Кукарямба на самом деле появляется. То, что она – галлюцинация, не меняет дела.

* * *

При этом Человек Войны СОВЕРШЕННО НЕ ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ. Он ведёт до мельчайших чёрточек обычный образ жизни. Не заготавливает крупу, соль и спички. Не переоборудует дачу, чтобы там можно было жить зимой. Никуда не собирается уезжать (хотя у него есть деньги и возможность уехать).

Веря в войну, он не делает ничего, чтобы позаботиться о себе и своих близких на случай войны.

Почему он так себя ведёт? Ему кажется, что, если ничего не делать, это предотвратит войну.

Так маленький ребёнок, боящийся Кукарямбы, ложась спать, скручивает край одеяла в кулачке и верит, что пока он держит этот скрученный край, Кукарямба не может появиться.

Это символическое действие, напоминающее колдовство первобытных людей.

* * *

Разумеется, Человек Войны ничего не делает и для того, чтобы войну предотвратить. Ему даже не приходит в голову, что это возможно: что можно ощущать себя не пассивно-переживающим объектом общественных процессов, а их субъектом, активно на них влияющим. Не рабом, а Хозяином. Он не в состоянии этого себе представить.

К общественным процессам Человек Войны относится так, как первобытный человек относился к природным явлениям: наводнениям, ураганам, эпидемиям чумы.

Он их пассивно переживает, но контролировать пытается только с помощью колдовства – т.е. на самом деле не пытается, потому что не понимает их сути.

* * *

Вместе с тем Человек Войны – безоглядный оптимист.

Его слова, его комментарии мрачны и суровы. Он вскрывает тончайшим аналитическим скальпелем все язвы общества и горько констатирует: спасенья нет.

Однако тут же проговаривается – и становится очевидно: он свято верит в спасение. При этом надежды его связаны с такими ничтожными мелочами, что диву даёшься.

Почитайте комментарии в интернет-СМИ (и наших, и западных) сразу после минских соглашений. Фффф-ууууу! Ну вот!!! Пронесло!!! Теперь всё хорошо!!!!!!!!

Вообще Человек Войны уверен, что политики – вроде Богов. Основное его внимание приковано к ним. Он постоянно лихорадочно листает Интернет, смотрит ТВ и пытается понять НАСТРОЕНИЕ Путина, НАСТРОЕНИЕ Обамы, НАТРОЕНИЕ Меркель. Он уверен, что в этом всё дело.

Так древние греки верили, что, если Зевс утром встал не с той ноги, то жди беды.

Главное, что они хотят понять, — это мысли и чувства, скрытые побуждения Путина. Они постоянно говорят про Путина, дышат им, молятся на него, проклинают его.

Это глубоко верующие люди. Но верят они не в Бога, а в Путина.

И с каждым днём в их глазах Величие Путина всё растёт.

Тем самым ОНИ – а вовсе не Путин – ПРИБЛИЖАЮТ ВОЙНУ, так как цель Путина – как раз в том, чтобы выглядеть Значительным в глазах окружающих. А раз это достигается разжиганием войны, то он её и будет разжигать.

* * *

Человек Войны никогда не пытается предвидеть ход событий и упредить их. Он реагирует на то, что уже свершилось.

Человек Войны всегда эгоистичен. Он больше озабочен сохранением своего положения, чем спасением мира. Поэтому неизбежно способствует гибели мира – и себя самого, поскольку он часть этого мира.

Он похож на раковую клетку. Он не злой, он просто паразит. Он хочет ни за что не отвечать и ничего не делать, но жить благополучно и хорошо. Поэтому он всё и губит.

Обожествление политиков связано с подсознательным стремлением снять с себя всякую ответственность за происходящее.

Это обожествление может выражаться и в форме демонизации – это не меняет дела. Со знаком ли плюс или минус – неважно. Они – Боги. Я же – ничто, пылинка. Значит – я ни в чём не виноват.

* * *

Человек Войны не ходит на митинги, он сидит дома. Он вообще не проявляет активности. Но поддерживает своё правительство. Он послушный.

Если он живёт на Западе, то верит, что Путин испугается санкций и пойдёт на попятный, — и поддерживает санкции. Если он живёт в России, он верит, что на Украине к власти пришли фашисты и России ничего не остаётся делать, как воевать с Украиной.

У него есть такой инстинкт: быть как все, поддерживать Вождей. Тем самым он усугубляет любые их ошибки и ухудшает положение, сам того не замечая.

* * *

Именно массовый Человек Войны способствует возникновению войн.

Есть и другие люди. Они не поддаются страху (хотя и боятся), они граждански активны и стремятся влиять на происходящее. Они умеют поддерживать окружающих, не поддаваясь панике.

Однако этих людей мало и существенно они ни на что не влияют.

Дело именно в этом.

Войны станут невозможны только тогда, когда Человек Войны уже не будет в явном большинстве. Тогда его трусость, рабство, зависимость и человеческая бездарность уже не будут источником войн. Тогда таких людей можно будет просто лечить.

Пока же их большинство, это невозможно. И их психозы будут проявляться в том числе и в виде взрывов безумия, называемых войнами.

ya2-2  
Вадим Слуцкий

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v