RSS

Черноморская  флотилия: миф и реальность

  • Written by:

В конце января с.г. мировые СМИ облетела весть, которая несколько месяцев стала темой для комментариев политологов и военных специалистов. Речь шла о том, что Министерство обороны Румынии работает над проектом формирования Черноморской флотилии НАТО(ЧФ), способной подорвать российское господство в акватории. Предполагалось, что основу группировки составят корабли Румынии, Болгарии и Турции, к которой могут присоединиться США, Германия и Италия, а также Грузия и Украина. В официальном сообщении румынского радио 11 февраля говорилось о том, что проект находится на контроле у премьера Дачина Чолоша и военного министра Михни Мотока. А также о том, что румынское министерство уже начало переговоры с НАТО на эту тему.

В апреле эти усилия Румынии озвучил и ее президент Клаус Йоханнес. На призыв тут же откликнулся Киев. Во время визита в Бухарест 21 апреля он не только предложил включить Украину в проект, но и на совместной пресс-конференции выразил надежду, что вопрос о ЧФ будет включен в повестку дня Варшавского саммита НАТО, намеченного на 8-9 июля с.г.

Корвет Contra-Amiral Eustaţiu Sebastian ВМС Румынии

Корвет Contra-Amiral Eustaţiu Sebastian ВМС Румынии


Почему Румыния?

Российский МИД устами его несравненной певицы Марии Захаровой по этому поводу назвал Румынию «форпостом»  по сдерживанию России на восточном фланге Североатлантического альянса.

И это – не пустые слова. Бухарест, действительно, позиционирует себя одним из самых непримиримых противников Москвы. Не  случайно ведь и то, что он первым предложил свою территорию для размещения американской системы ПРО.

Возникает вопрос: почему? Полагаю, что это реакция очень сжатой пружины. На завершающей фазе краха коммунистической системы в Европе режим Чаушеску не имел себе равных в своей мрачной уродливости. Все хронические болезни социализма здесь были усугублены еще и тем, что в 80-е годы диктатор приказал запретить заимствовать деньги за рубежом. Более того, ему пришла блажь о намерении в кратчайшие сроки рассчитаться по долгам со всеми заемщиками. И ведь добился этого. Практически это обернулось жесточайшем режимом экономии — с 15- ваттовыми лампочками, которые горели только по 2-3 часа в сутки, и введением  карточек. Из-за отсутствия инвестиций и дефицита энергоснабжения в стране остановились стройки и сократилось производство, а нищета обрела катастрофические масштабы.

Неудивительно, что Румыния стала единственной страной, где падение режима произошло насильственным революционным путем с расправой над лидером и его властной супругой. А 1989 год, –которой в большинстве посткоммунистических стран долгие годы служил вехой относительного экономического благополучия, там не оставил никаких иллюзий для сентиментов. И, пожалуй, нет в Европе страны, которая бы отправилась в рыночное плавание с таким враждебным недоверием к Москве, считавшейся главным виновником всех ее бед. Не потому ли Бухарест первым – раньше прибалтов и Польши, уже в 1990-м постучался в ЕС, получив уже в 1993 – на 20 лет раньше Украины —  статус ассоциативного члена.  А в 2004 вошла в НАТО. Примечательно, что по данным опроса, проведенного Gallup в январе с.г. в 14 странах ЕС, румыны сохранили самый высокий градус еврооптимизма: 85% респондентов не помышляют о выходе из ЕС.

НАТО не спешит

Поначалу, казалось бы, Бухарест чутко уловил розу политических ветров и имел основания надеяться на поддержку со стороны НАТО. Москва и Анкара находились в смертельной ссоре, а турецкий лидер Раджеп Эрдоган назвал Черное море «русским озером», жалуясь на абсолютное господство в нем Черноморского флота. Свежим аргументом в пользу такого заявления у всех является операция с переброской в Крым около десятка тысяч «зеленых человечков» в марте 2014 года, и последовавший затем захват практически всех ВМС Украины. Из боевых кораблей повезло только разве что флагману флота «Гетману Скоропадскому», среднему десантному кораблю «Юрий Олиференков», да десантному катеру «Сватово» и артиллерийскому катеру «Скадовск», которые оказались в момент аннексии за пределами полуострова. Правда позже часть кораблей Россия вернула, но далеко не все. Например, в «плену» остается десантный корабль «Константин Ольшанский» и даже единственная подлодка «Запорожье».

Со стороны Брюсселя также шли поощрительные сигналы. Прежде всего, они выразились в беспрецедентной по размаху серии военных учений, которыми был отмечен конец мая и весь июнь. Речь идет о «Baltops -2016» с участие 6,1 тыс. военных из 13 стран, «Saker Strike» (10тыс. из 15 стран) и Anakonda в Польше (31 тыс. из 24 стран).

Да и  генсек НАТО Йенс Столберген пообещал рассмотреть идею ЧФ на Варшавской сессии. Однако на поверку никаких официальных комментариев румынского проекта так и не последовало. А в Варшаве тема эта так и не прозвучала. В чем причины?

Головоломка Монтре

Резонно предположить, что одна из главных закавык в реализации концепта ЧФ – юридическая. Она заключена в одном из самых старых и авторитетных международных соглашений – Конвенции Монтре 1936 года, установившей режим судоходства на Черном море. Напомню, что она позволяет постоянно иметь на нем военные флота только прибрежным странам. А их всего пятеро: Турция, Болгария, Румыния, Россия и Украина. Все прочие государства могут непрерывно находиться в нем лишь три недели (21 день). И общее количество судов в группировке не может превышать 30.

Именно этот аргумент акцентировал российский поспред в НАТО Александр Грушко, говоря:

«Мы исходим изтого, что не должно предприниматься никаких попыток изменить этот режим таким образом, чтобы сделать более весомым возможности для присутствия внерегиональных держав в Черном море»

Это было сказано 21 апреля в ответ на пресс-конференцию Порошенко и Йоханнеса. При этом он добавил: «Болгария, Румыния, Турция являются морскими державами, и у них есть флоты, которые находятся в Черном море. Складывай их в группировку, не складывай — это дело военных… Принципиально важно — режим Конвенции Монтре должен оставаться незыблемым, это одно из ключевых международных соглашений, которое обеспечивает региональную стабильность и безопасность».

Из этого разъяснения следует, что в принципе ЧФ быть создана может. Но только на основе флотов Румынии, Болгарии, Турции и Украины. Однако в ее состав не могут находиться прочие натовцы. Либо требуется уж очень сложная комбинация, которую в Брюсселе еще не придумали.

Но вся беда в том, что сама основа этой комбинации из четырех прибрежных стран стала разваливаться буквально на глазах.

Болгары «против»

Первую трещину внесла София.  Болгарский премьер Бойко Борисов буквально на следующий день после заявления российского МИД заявил, что его страна – пас. Было сказано, что создание ЧФ лишь дестабилизирует регион и ударит по национальным интересам Болгарии. Мол, он не хочет видеть боевые корабли, проплывающие мимо прибрежных курортов.

«Я всегда говорю, что хочу видеть в Черном море парусники, яхты и большие корабли с туристами на борту. Здесь не должно быть арены боевых действий. Мне  нужна война  в Черном море», — цитировала его The New York Times.

Примечательно, что ответ этот прозвучал вослед упрека, брошенного Борисовым Брюсселю несколько ранее. В одном из своих интервью он обвинил ЕС и НАТО в двойных стандартах, напомнив, что Болгарию фактически принудили отказаться от участия в «Южном потоке» и строительстве АЭС в Белене. Однако они  не помешали Турции заключить контракт с Россией на «Турецкий поток» и АЭС. Борисов пригрозил, что сурово спросит, если выяснится, что кто-то из военного ведомства без его разрешения что-то пообещал Анкаре или Бухаресту по поводу ЧФ.

Премьера поддержал и президент страны Росен Плевнелиев,  также подчеркнувший, что Болгария – «мирная страна и ее внешняя политика не нацелена против кого-то».

Переменчивый Эрдоган

Вторую – самую существенную трещину пустил Эрдоган, в конце июня внезапно замирившийся с Путиным.  После известно их телефонного разговора 30 июня, начавшего стремительный процесс возврата к еще более «тесной дружбе», всякие даже упоминания о б УФ со стороны Анкары прекратились. А ведь речь идет о самой реально боеспособной ее компоненте.

На счету турецкого флота 16 фрегатов, 8 корветов и 14 подлодок. Плюс морская пехота и спецназ. Всего в ВМС служит около 50 тыс. чел. Правда, большая часть флота дислоцирована в Средиземноморье, и значение его с началом сирийской воны резко возросло. Но в любом случае ее ВМС ни в какое сравнение не идет с румынским. У румын в наличии лишь один фрегат, 6 корветов , 6 ракетных и торпедных катеров , 1 минный заградитель и 4 тральщика. И все это оснащено старым советским оружием.

Очередные объятия Эрдогана и Путна не только похоронили проект ЧФ, но и поставили под сомнение  т.н. Имплементационный турецко-украинский план военного сотрудничества до 2020 года, подписанный 17 мая с.г. Он много чего предусматривает – от оборонного планирования до совместных маневров — и рассматривается как турецкое шефство для подготовки Украины в ряды НАТО.

Здесь не стану даже приводить сравнения турецких ВМС с российскими, которые сильно уступают в морской авиации, в ракетных крейсерах,  и, конечно же, бессильны перед сухопутной начинкой Крыма. Уже и без того ясно, что без участия Турции идея рушится на корню.

Украинский конфуз

Особого внимания заслуживает украинская потенция. Увы, она не вызывает оптимизма. Судя по информации СМИ, формально на вооружении ВМС состоит 17 кораблей, но боеспособными являются лишь фрегат «Гетман Скоропадский» да несколько катеров.  Морская авиация – это вообще фикция: несколько устаревших самолетов и вертолетов, базирующихся под Херсоном. Наиболее способными боевыми единицами считаются морпехи и спецназовцы, дислоцированные в районе Мариуполя.

Даже для столь скромного флота в Украине не хватает нормальных причалов.  Имеется одна военно-морская база в Одессе и два пункта базирования — в Николаеве и Очакова. В украинских СМИ можно найти немало едкой критики о том, что все удобные места в акватории Одессы узурпировали олигархи под коммерческие цели. А в Николаеве и Очакове корабли ютятся на Днепробугском лимане, где их при желании легко заблокировать.

О состоянии украинских ВМС свидетельствует и конфуз, случившийся в июле в связи с маневрами Sea Breeze-2016. По существу они были сорваны по вине украинской стороны. Предполагалось, что на них будет отрабатываться взаимодействие украинских и румынских судов. Однако румынский корвет Contra-Amiral Eustaţiu Sebastian, прибывший в одесский порт, напрасно ожидал своего партнера по тренингу «Гетмана Скоропадского». Флагман украинских ВМС умудрился выйти из строя прямо перед началом совместных учений:  отказала силовая установка. Особенно удивляться такому сюрпризу не приходится, учитывая, что «старичку» уже более 30 лет.

Всеобщее раздражение у румын и американцев вызвало и то, что украинское командование даже оперативно не проинформировало о срыве маневров. Поэтому корабли США даже не стали заходить в акваторию Черного моря.

Резюме

Вот такой расклад на сегодня. Логично предположить, что натовские эксперты настроены иронически к румынской инициативе. Это тот случай, когда похвально старание, но сомнителен результат. Тем более, что военные суда НАТО регулярно пасутся в черноморских водах. И трех недель вполне достаточно, чтобы провести любую военную операцию. Или просто для острастки демонстрировать свой контроль. Более того, там проводятся даже военные манеры. Как это было в октябре 2015, когда американский ракетный эсминец «Портер» провел учения с кораблями ВМС Украины и береговой охраны Грузии, посетив Одессу и Батуми.

Именно американские крейсеры, фрегаты и эсминцы реально сдерживали Россию от продолжения дальнейших авантюр после Крыма. По мнению экспертов, даже усиление российской группировки подлодками  и кораблями с ракетами «Калибр» не перекрыли боевые возможности судов типа Arleigt Burke, интегрированных в систему боевого управления Aegis. И именно им придется и впредь ограничивать российские аппетиты, резюмирует обозреватель известного портала «BlackSeaNews».

Вполне возможно, что точка в этой истории еще не поставлена. Но мнению некоторых обозревателей, в частности, украинского военного эксперта Вячеслава Белоуса  более вероятной тенью идеи ЧФ может стать лишь  создание условной базы в румынской Констанце. Речь идет об оперативном штабе, центрах связи и складах для пополнения вооружения и топлива и др.Это позволило бы существенно уменьшить логистические расходы, корабли НАТО могли бы тратить меньше времени на путь до и из Черного моря, считает он.

Вопрос этот также обсуждался в Бухаресте на встрече Порошенко и Йоханнеса. Возможно, что удастся договориться и создании совместной военной бригады Украины, Румынии и Болгарии, подобно той, какая уже имеется  в альянсе Украины с Литвой и Польшей.

Владимир СкриповВладимир Скрипов

Комментарии

Комментарии