RSS

Дмитрий Запольский: бомба для Путина

  • Written by:

Террористическая атака в питерском метро, кроме всего прочего четко обозначила еще одну особенность современного российского общества: почти тотальное недоверие ко всему, что исходит от власти. Если мы посмотрим на то, что пишут сегодня россияне в соцсетях, то обнаружим: комментаторы, в основном, простые, далекие от политики люди, не верят в официальную версию трагедии, озвученную властями и «мейнстримными» СМИ. Они скорее готовы поверить в самые невероятные по своей конспирологичности трактовки событий. Между тем, к тому, что взрывы в Санкт-Петербурге могли не иметь отношения к исламистскому подполью, а скорее инспирированы на Лубянке, в той или иной степени склоняются и большинство независимых лидеров общественного мнения. Однако мнение известного питерского журналиста и политического аналитика Дмитрия Запольского разошлось с мнением большинства. Мы попросили Дмитрия изложить свою позицию в интервью для Русского Монитора.


Дмитрий, в Вы в очередной раз выступили против мнения большинства – в данном случае против консенсуса, почти моментально сложившегося среди представителей интеллигенции после теракта в Питере. Консенсус заключается в том, что теракты организовал если не лично Путин, то Система. Однако, Вы у себя в Facebook опубликовали текст, который вызвал большое неудовольствие среди части Ваших многочисленных подписчиков. В нем вы излагаете точку зрения, согласной которой корни терактов надо искать не на Лубянке, а на Ближнем Востоке – несмотря на то, что официальная версия, которая, по понятным причинам, тоже обвиняет «исламских радикалов», содержит целый ряд сомнительных деталей. Почему Вы думаете, что теракт в метро не мог быть «самострелом»?

Я просто вижу, что это не Путин, не спецслужбы и не специально подстроенный теракт. И далеко не я один пришел к такому выводу: слишком очевидны минусы для Кремля в этой ситуации. Во-первых, Петербург многие десятилетия был в «особой санитарной зоне» – власти тратили невероятные усилия, чтобы оградить город от любых появлений экстремизма. Вкладывались большие средства, велась нечеловеческая агентурная работа – все национальные диаспоры, все религиозные организации были буквально напичканы агентурой ФСБ. Офицеры специального подразделения работали буквально с каждым «этническим» предпринимателем, особое внимание уделяя чеченцам. В городе не было ни одной сколько-нибудь значимой чеченской банды, ни одной! Работали с азербайджанцами, выделив «смотрящего» от власти, дав ему возможность стать долларовым миллиардером, ублажая его во всем, открывая «зеленый свет» любым проектам, но на одном условии — он на 100 процентов контролирует всех торговцев на рынках, всех «залетных» азербайджанцев, турок-месхетинцев, просто турок и крымских татар. Был специальный человек по таджикам, узбекам и киргизам, тоже ставший мультимиллионером, чиновником и приближенным к власти, ему отдали на откуп богатейший район. Тоже на условиях — чтобы ни одна мышь не проскочила. Был осетин, который тоже поднялся невероятно в бизнесе. Ему тоже дали колоссальные рычаги влияния, назначили контролировать распределение денег в Сочи. Каждая диаспора в городе получила своего «куратора» еще в девяностых. И коллективную ответственность – если представитель какой-то этнической группы выйдет за рамки, то есть примкнет к террористам даже на словах – кирдык всему бизнесу всей диаспоры.

Петербург стал совершенно особым местом с точки зрения безопасности: все знали – в городе можно жить без страха.

Но почему все это делает невозможным операцию «ложный флаг», организованную спецслужбами под видом теракта?

Я уже ранее писал много об этом – Питер в России самое слабое звено. Дестабилизировать его очень легко. А вот вернуть в обычное состояние почти невозможно. Взрывы в Петербурге были. Но либо бандитские разборки, либо какая-то бредовая чепуха. То, что произошло в метро 3 апреля – это конец консенсуса, начало очень страшного процесса для московской власти. Петербург оберегали как зеницу ока. И не уберегли.

Почему?

Да потому, что система рухнула. Очень слабый губернатор Полтавченко, очень своенравный и тоже слабый спикер ЗАКСа Макаров не смогли «прорешать» все вопросы – и город «пошел вразнос». Тут надо сказать очень важную вещь: Полтавченко не очень адекватный человек. Он имеет весьма странную акцентуацию, связан с неким «чекистским афонским клубом», который в сущности является если не сектой, то явно не интегрирован полностью в РПЦ, а ориентирован на греческих «старцев». И по сути ищет «православную Шамбалу на горе Афон», видит в тамошних монахах «свет будущего». Можно много об этом рассказать, но смысл и так понятен – город несколько выпал из-под контроля именно из-за личностных особенностей набожного губернатора-интроверта.

Путин видел эту слабость губернатора и думал: пусть он немного сдвинутый, но честный. Типа не предаст. Он сам по инициативе этого «клуба» ездил «просветляться» в Грецию. Потом, видимо, понял, что его дурят братья-чекисты: уволил Якунина, отодвинул еще несколько фигур. Но убрать Полтавченко не решался. А сам губернатор северной столицы фактически выпал из власти, окружив себя тоже «дюже православными» чиновниками. Одного пришлось выкинуть буквально на улицу за какую-то грязную историю в стиле товарища Берия, когда его водитель на смольнинском авто приехал забирать малолетку на свидание и напоролся на борцов с педофилией. Второй просто оказался отодвинутым от власти, остальные так и сидят в кабинетах, увешанных иконами и портретами вождей, читают молитвословы.

Можно еще привести один пример полного раздрая в питерской власти. Долгие годы начальником ФСО был соратник Путина по Ленинградскому управлению КГБ Муров, имевший большие коммерческие интересы в Петербурге. Он открыто крышевал бизнес. Апраксин двор, несколько клубов (а раньше и казино, пока не запретили игорный бизнес), страховые компании, торговлю на вокзалах, стоянки, дорожные фирмы и один из морских портов в Ленобласти. Плюс колоссальную машину по производству нала: многофункциональные центры госуслуг, где можно по-быстрому поменять права на машину, загранпаспорт и еще черта в ступе. И все это – за приличные деньги. ФСО защищала эти структуры от контроля со стороны ФСБ как могла. Когда Мурова отправили в отставку, ФСБ начала рвать его подкрышников. Даже чуть раньше. Но очень быстро за решеткой оказались сразу несколько миллиардеров. Водочный король города Сабадаш, бизнесмен Михальченко, еще несколько очень крутых ребят. Когда началась эта войнушка, город буквально «рассыпался», оборвались горизонтальные связи. Умные генералы ФСБ ушли на повышение в Москву, еще более умные полковники – на пенсию. И образовалась дыра в безопасности. Уязвимость. Еще некстати умер главный муфтий Пончаев, контролировавший весь «исламский дискурс» (а вся мусульманская тема по старой доверенности была поделена между татарами-суннитами и азербайджанцами-шиитами) Все было выстроено, как рояль перед концертом маэстро. Смерть Пончаева и последовавшие конфликты его «наследников» (в духовном и материальном смысле этого слова) привели к потере контроля за мусульманами. Я так долго вам описываю эту ситуацию, чтобы было ясно: в Петербурге большие проблемы. И этот взрыв не случайность, а следствие потери тотального контроля над городом, в котором НИ ОДИН человек не мог пройти в муниципальные депутаты без согласия власти и ФСБ, не говоря уж о чиновниках, депутатах более высокого уровня и сотрудниках федеральных ведомств на территории города. Все судьи проходили через фильтр, даже мировые. Не просто через официальную систему, а через силовиков. Как девочки в станице Кущевской должны были сначала пройти через Цапковских братков, так и судьи… Даже рядовые клерки структур типа Газпрома или футбольного клуба «Зенит» проходили негласную проверку в ФСБ. И все рухнуло при Полтавченко. Восстановить уже невозможно.

Как можно объяснить странности вокруг освещения события СМИ: сразу после сообщается о том, что в метро произошло два взрыва. В течение первых 20 минут уже сообщается о том, что взрывов было не два, а один, а потом СМИ (это было замечено внимательными блогерами) стали править уже опубликованные тексты, что в принципе само по себе достаточно необычно, так как в таких случаях чаще всего просто пишется новое сообщение или делается апдейт старого, но первоначальное сообщение не меняется.

Спецслужбы любят играть на вбросах. Это технология. Чаще всего бессмысленная. Например, говорят, что задержали предполагаемого преступника, чтобы притупить бдительность настоящего. На самом деле это зачастую просто способ продемонстрировать обществу, что идет активная работа. А что еще сказать? Наши доблестные оперативники второй день раскапывают помойку, чтобы найти клочок бумажки? Это не звучит. Или «мы напали на след бабы, которая вчера делала ему минет, и наши эксперты пятый час пытаются смыть у нее с десен следы ДНК преступника». К сожалению, только в кино есть Бонды и Мегре. Обычная работа оперативников при таких ситуациях выглядит куда более прозаично и сводится к проработке информации и ее поиску.

А странности с бомбами?

Да, действительно многих смущает вторая бомба. Та, которая не взорвалась. Меня тоже. Самая простая версия, что ее обнаружили силовики и оперативно разминировали, чтобы показать свою бдительность. Это теоретически возможно. Но скорее всего она была настоящая и не взорвалась по чистой случайности. Система безопасности метро, несмотря на огромные деньги – никчемная. Пронести через рамки два огнетушителя в сумке – дело нехитрое. Но вообще надо сейчас анализировать не это. Главный вопрос в смертнике. Один из самых важных вопросов сейчас – собирался ли он взрываться или его «подорвали» СМСкой, которая была получена при появлении сотовой связи около станции «Технологический институт», а он просто был курьером. То есть его задание было в том, чтобы взять у кого-то сумки, оставить одну на Восстания, другую на какой-то иной станции. В данном случае понятно, что сразу взрывать на Восстания бомбу было нельзя – этот человек мог отказаться от своего груза, заметаться, выдав себя (или вообще сдаться полиции). Но и сам «взрывающий», то есть отравитель СМС должен был находиться не на «Площади Восстания»: взрыв мог его убить или травмировать, а телефон, с которого отправлялась СМСка была бы прямой уликой. Если его «скинуть», все равно можно было бы по генетическим следам определить пользователя. Но и оставить надолго сумку нельзя – это бесхозный предмет и при его обнаружении станцию сразу начнут эвакуировать. То есть в данном случае события выглядят так: киргиз везет сумку на Восстания, оставляет ее в нужном месте. (Возможно, не зная, что там бомба, думая, что это агитационная «запрещенная» литература или, например, наркотики. Он вполне мог повестись на крупную сумму денег в качестве вознаграждения за перевозку). Оставляет сумку, садится в поезд, идущий в сторону «Техноложки». В этот момент «взрывающий» отправляет СМС на бомбу, которая на Восстания. Она не срабатывает. Есть версия, что ФСБ уже в тот момент заблокировала сигнал. Взрывающий понимает, что операция срывается и отправляет вторую СМС на бомбу, которая у курьера. Сигнал приходит, и бомба срабатывает вместе с киргизом. Причем, в данном случае подозрение падет на курьера – и концы в воду.

Только что я общался с американским журналистом, который проводит свое расследование событий, он пытался получить информацию он спецслужб по неофициальным каналам. Узнал, что пресс-службам в оперативных целях заблокировали возможность раскрывать уже подготовленные сообщения для СМИ. Судя по всему, мы к выходным узнаем очень интересные подробности про вторую бомбу. В целом все серьезные расследователи сходятся в том, что теракт проворонила ФСБ.

Критики официальной версии говорят о том, что сегодня пресловутое Исламское Государство (везде запрещено, включая РФ. – Прим.ред) находится далеко не в лучшей форме, его теснят по всем фронтам – зачем ему тратить ресурсы и наносить удар в далеком Санкт-Петербурге?

Кроме того, насколько мне известно, до сих пор никто не взял на себя ответственность за атаку…

Надо сказать пару слов о том, что известно только профессионалам и лежит вне понимания обывателя: современные террористические организации устроены очень «горизонтально». Их трудно обезглавить, они выглядят не как «кусты», где ветки растут из стволов, а те – из корней. Аль-Кайда была построена по схеме «травы» – каждый росток со своим корнем, никаких разветвлений. То есть совершенно отдельно живут своей жизнью те, кто делают бомбы, те, кто платит деньги, те, кто учит «правильно жить» и те, кто может пожертвовать собой во имя мести. И их ничего не связывает между собой. Выдернули одну травинку на этом поле, – выросла другая. Никакой Бен Ладен не знает, где и что взорвется. Он знает только то, что четыре травинки созрели. И он при этом – всего лишь пятая травинка. Аль-Кайда давно стала ИГИЛом, Бен Ладен давно мертв и съеден акулами, а система жива. Я не стану вас утомлять подробностями физиологии терроризма, но вскрыть целую сеть практически и нереально. А вот увидеть какое-то звено и вычислить что вскоре рванет именно в конкретном городе – это запросто. И спецслужбы знали о том, что в городе произойдет теракт уже довольно давно, но прохлопали. И это страшный прокол. Выбор Санкт-Петербурга в качестве мишени был выгоден террористам по трем причинам: во-первых, это дико невротизирует и без того невротичный город, вселяет ужас в обывателей, которые абсолютно не готовы к этому, во-вторых, в этот момент в Санкт-Петербурге был Путин и Лукашенко, в-третьих, в городе запланированы крупные футбольные мероприятия. Одним ударом сразу три цели. Да еще в родном городе Путина! Но подчеркиваю – теракты подобного рода как свет погасших звезд: они происходят с огромной задержкой по времени. Возможно в несколько месяцев или лет. Трава вырастает не мгновенно. Нынешнее состояние ИГИЛа никакого отношения не имеет к теракту, «фундамент» которого мог быть «заложен» и полгода назад, и год… И еще – попробуйте понять главное: система – горизонтальна. Сигналы по ней проходят очень непросто, совершенно нелинейно. По принципу блокчейна наоборот: каждый месседж устроен таким образом, что не несет никаких следов прохождения «соседних» узлов.

А что Вы скажете о версиях, что подобные события можно использовать для поднятия рейтинга, сплочения населения вокруг власти, чтобы предотвратить митинги и протесты?

Если бы власть хотела предотвратить митинги и протесты, то применили бы технологию «разъединения», а не «сплочения». И этих технологий есть сотни: например, взрыв на АЭС в Сосновом Бору, даже без выброса радиации, но с угрозой такого выброса в любой момент опустошил бы город намного эффективнее: люди бы долго потом подсознательно боялись выходить на улицы, прилипли к телевизорам в ожидании сообщения о повышенном радиоактивном фоне и т.д. Еще один такой же вариант – хищение радиоактивной капсулы с большим количеством стойкого изотопа, который террористы без особого труда могли бы распылить над городом с дрона. Ну или действительно такое распыление на каком-нибудь локальном участке – и на ближайшие полгода всякая митинговая активность была бы снята с повестки дня. Можно было бы и сотовую связь обрушить, и Интернет ограничить и что угодно еще, хоть чрезвычайное положение. И никакой комар носа не подточит: все специалисты под подпиской, экологи бы орали, как резаные, а журналисты закошмарили бы народ до икоты. И люди ходили бы с дозиметрами, как после Чернобыля и с ужасом показывали на повышенный фон, который в Петербурге на каждой набережной от гранитной облицовки. Я вам могу еще сходу таких сценариев выдать, что у вас волосы дыбом на попе встанут. Нет, взрыв в метро с точки зрения «самострела» не катит. Слишком силен обратный эффект.

Ну а все-таки, что мешает организовать такое мероприятие самими чекистами, даже не по приказу Путина и не ради того, чтобы обеспечить удобную для него повестку дня, а, например, для его дискредитации – такая версия тоже активно выдвигается?

Спорить с диванными аналитиками бесполезно и глупо. Они вообще вне дискурса.

Что касается организации события такого масштаба «товарищами» с Лубянки, то скажу просто: это невозможно.  Система российских спецслужб устроена довольно примитивно: сотрудники работают не только за деньги и квартиры. Основной мотив – идейный. Это элементарно. Одно дело убить врага-предателя (это дело чести) Другое – взорвать вагон с людьми. Все спецслужбы в мире имеют одно слабое звено – это человеческий материал. Чекисты тоже люди, хотя по большей части сволочи. И никаким приказом нельзя убедить их совершить теракт против своего народа. Точнее приказать можно, исполнителей найти сложно. Это из области сказок.  Если Путин вдруг решит сказать «а взорвите-ка ребята станцию метро!», результат будет очень плачевный – взорвут какую-нибудь МКС в космосе и магазин «Метро», причем нейтронной бомбой. Вспомните Кучму и Гонгадзе! Все ведь через задницу происходит в точке контакта верховной власти и спецслужб.

Теоретически Путин мог дать такое поручение. Теоретически спецслужбы могли создать ситуацию, при которой агентурная сеть ФСБ сработала бы как Аль-Кайда, а практически – нет. Потому что система спецслужб выстроена на взаимоконтроле. В процессе подготовки теракта всплыла бы какая-то информация, сработала бы агентура.  Дай команду ФСБ – зацепится СВР или ФСО. Поручи ФСО — где-то сработает МВД, ГРУ, оперативная таможня или еще хрензнаеткто. Все в полицейском государстве нашпиговано «спецконтролем» за «спецнадзором».  И еще есть агентура западных (и восточных тоже!) разведок. На любом звене утечки информация о том, что спецслужбы РФ причастны к уничтожению мирных граждан в Петербурге (!) вдруг станет известна ушлому аналитику в погонах. Он сядет в машину, доедет до Белоруссии, через своего агента просочится через границу (или официально по липовому паспорту) сядет на самолет и через три часа будет в Лондоне беседовать с офицерами МИ-6. Вся дальнейшая его жизнь будет очень комфортной, он станет очень богатым и успешным человеком, особенно после того, как напишет книгу о том, как «ФСБ взрывает Петербург». Противостояние разведок – такой же сдерживающий фактор, как и противостояние стратегических ядерных ракет. Можно много об этом рассказывать интересного, но мы утомим читателя. Если интересно, погуглите феномен Митрохина.

Возникает другой вопрос – а могли ли это сделать не по команде сверху, а силами какого-то низового подразделения спецуры? Опять – теоретически да, практически нет. Запалились бы сразу. А вот конкретный капитан-майор-полковник? И опять нет! Слишком сложно. Не та парадигма. Я бы скорее поверил, что это могли сделать вполне «правильно» мотивированные силовики из кавказских республик. При этом совершенно спокойно: убить пару десятков человек мирных жителей в качестве мести за убитых русскими войсками (или ментами-грушниками-гэбистами) родственников – это запросто! А вот высший смысл у них был бы совсем другой – не допустить либерализации, не дать уйти Путину, так как любой преемник первым делом бы начал разбираться именно с ними – с кавказскими силовиками.

А ситуация в 99-м году со взрывами домов – нет ли здесь аналогии?

Да, там были использованы взрывы, как средство политической технологии. Но вот организовывали по довольно необычной методике: Березовский контактировал с полевыми командирами чеченцев и платил выкупы за солдат. Одновременно он имел выходы на ФСБ, Путин тоже имел. Причем не только на высший уровень, но и на средний. Чеченцы были уверены, что воюют. Действовали по своей схеме: уничтожить мирных жителей Москвы в отместку за уничтожение мирных жителей Грозного. ФСБ думало, что проводит учения. Причем, как только в Рязани появился сахар-гексоген не чеченский, а «учебный» ФСБшный, так все сразу раскрылось: ФСБ провалилась. В государстве где все делается через жопу,  где все системы и звенья создают имитацию бурной деятельности, где падают ракеты, самолеты с военными оркестрами, где сенаторы умирают в общественных банях, а единственный авианосец способен только рассмешить публику, где даже не могут нормально заслать денег потенциальному советнику Трампа, где не могут скрыть употребление допинга  и вынуждены по ночам силами оперсостава подменять баночки с мочой мельдониевых медалистов — теракт, организованный спецслужбами? Да о нем Трамп узнает через час после первого совещания на Лубянке…

Сторонники версии, что питерский теракт – это “самострел”, приводят в качестве аргумента странную чехарду с подозреваемыми. Сначала показывают фото “шахида”, потом оказывается, что он сам является в полицию. А вишенкой на торте оказывается, что “террорист” – этнический русский, да еще бывший офицер, воевавший в Чечне. Сторонники этой версии вчера вечером получили еще один аргумент: журналисты нашли Акбара Джалилова, который подорвал себя в метро, якобы живым и невредимым.

Многочисленные «диванные аналитики», имя которым легион, сразу стали анализировать сообщения прессы и искать нестыковки. Такое бывает всегда во время терактов, катастроф и любых непредвиденных событий. И всегда нестыковки находят: и в России, и в странах Европы, и в США. Причина – абсурдность первых заявлений. Полиция всегда говорит: «у нас есть подозреваемый». Как правило, этот «первичный подозреваемый» – совершенно непричастный человек. В данной ситуации полиция обратила внимание на мужчину, который косплеит Бен Ладена: мусульманина-неофита, этнического русского, бывшего офицера, а ныне дальнобойщика из провинции. И он через какое-то время сам явился в ментовку и заявил, что ни при чем. У меня в отношении этого человека нет никаких сомнений: террорист имеет цель не попасться на входе с бомбой и сесть на «десяточку», а взорвать свое СВУ. Помните, Штирлиц спрашивал Мюллера: как вы узнали, что я шпион? Неужели вычислили по пачке «Беломора» в кармане, звезде героя на груди и парашюту, волочащемуся сзади?

Бред ведь! Но русские мусульмане-неофиты очень часто выглядят именно так: ходят почти как шейхи в Саудии, отращивают совершенно карикатурную бороду, в руках – мусульманские четки, на голове – куфия (тюбетейка – это разновидность куфии, использующаяся в среднеазиатских странах). Таким образом новички стараются быть правовернее правоверных. Как раньше говорили – нельзя быть краснее китайцев и святее Папы Римского. Но русские исламские неофиты иногда умудряются «переисламить» этнических мусульман. В пятницу после джумма-намаза в мечети на Горьковской можно увидеть десятки подобных персонажей. Ясно, что этот фрик никакого отношения к теракту не имел.

Вторым подозреваемым был студент, погибший при взрыве. Он вроде казах. Пресса стразу назвала его имя. Через некоторое время нашелся третий – киргиз, бывший суши-повар, гражданин России. Экспресс-анализ ДНК (он есть, это раньше такие тесты делали полгода) показал вроде, что его пальчики на сумке, в которой была бомба на площади Восстания. И спецслужбы официально заявили, что смертник – это он. Но и это может быть оперативной игрой.

Насчет «журналистской находки» живого террориста, то это утка. Хотя и прозвучала со страниц близкого к ФСБ издания. Возможно, оперативная игра. Не воспринимайте всерьез

Кому выгоден этот теракт?

Тому, кто не хочет никакой либерализации в России.  Тому, кто хочет показать людям, что семнадцать лет правления Путина ни привели ни к каким изменениям: как были террористы «недомочены в сортирах», так и остались. И все рамки на входах в метро, дикое количество мусоров и охранников, усиление гэбухи — все это напрасно.Тем, кто хочет показать, что война в далекой Сирии, маленькая и победоносная непоймесшь с кем и ради чего может уносить жизни близких и друзей в питерском метро.

И тем, кто хочет показать — там, где Путин, там — опасность! Берегитесь!

А могло это стать своеобразным ответом на митинги 26 марта, протесты дальнобойщиков?

Не повод ли – это затянуть гайки – ну там интернет подрезать, ввести чрезвычайное положение? Типа, только начались антикоррупционные действия – и вот, яичко к христову дню! Так ведь на митинги вышли 100000 человек. Из 100 миллионов. Это один промилле. Каждый тысячный совершеннолетний. Ничтожная доля. А если бы вышел миллион, все равно бы это ничего не изменило. Власть не в Кремле. Она в каждом районе, в каждом поселке, городе, деревне. В виде нерушимого блока тех, кто платит откаты и тех, кто получает. И пока не поменять экономику распилов-откатов-заносов, пока не уничтожить рабско-имперскую парадигму общества, страдающего комплексом неполноценности на фоне завышенной самооценки – ничего не изменится. Это в ленте социальных медиа кажется, что в России всплеск социальной активности и антикоррупционных настроений. А на самом деле это просто весна. И некоторая разморозка со стороны власти, в рамках «перестройки 2.0». Погодите, они еще «гласность 2.0» скоро организуют. Никаких зажимов не будет, все под контролем властей.

О последствиях теракта, вне зависимости от позиции относительного того, кто стоит за этим преступлением, многие делают вывод, что это будет повод для зачистки в ФСБ (якобы самая ненавистная Путину силовая структура). Мол, “прошляпили”…

Не будет тотальных зачисток: кого-то накажут, но разборка будет на уровне власти.

Зачистить ФСБ было бы полезно. Но это чревато огромными проблемами. Все ограничится мелкими точечными перестановками. Иначе рухнет вся система политической полиции, а это самоубийство режима.

Как это отразится на судьбе самого Путина?

Мне даже в чем-то жаль Путина сегодня. У него был единственный шанс соскочить, не пойти на выборы, возможно, спасти своих друзей, родных и тех, кто присягнул ему. Из-за его усталости и стратегической беспомощности он довел страну до края: когда в его городе чуть ли не у него на глазах убивают людей. И я понимаю, зачем он помчался в ночь после теракта на совещание в УФСБ по Петербургу и области: он был в жутком стрессе. Это настолько не по чину для него – проводить оперативные совещания и слушать доклады полковников и генерал-майоров.  Он увидел не просто черенок лопаты в прямой кишке, он понял, что вся его камарилья погибнет, сгниет в ямах, останется нищей и оплеванной. Потому что он проиграл. Почти все, что было. А именно свое публичное «я». Молодой, энергичный, европейский, спортивный. Он пришел 17 лет назад, чтобы навести порядок в государстве, замочить террористов, воцарить закон и справедливость. Сейчас он старый и обрюзгший. Ему никто не верит. Его считают убийцей и вором. Перед его носом взрывают метро! Он несет ответственность за отупение и расчеловечивание страны. Пусть сегодня его поддерживает значительная часть населения. Но не элиты. Потому что это битая карта. Не смог… Следующий, приготовиться!

Беседовал Федор Клименко

 

Комментарии

Комментарии