RSS

Егор Седов. Хроника недели: КАМЛАНИЯ

Дважды в сутки даже стоящие часы показывают абсолютно точное время. Любой политик, каков бы он ни был, иногда изрекает истину. Именно это и случилось на минувшей неделе с Владимиром Жириновским во время обсуждения назначения уполномоченного по правам человека. Процитирую по «Московскому комсомольцу»:

«Татьяна Николаевна [Москалькова] — замечательный человек, но работа в советской и ельцинской милиции не дает нам оснований думать, что она в состоянии, умеет и хочет защищать права человека. Нигде и никто полицейского не будет выдвигать на такую должность, это над полицией издевательство и над должностью издевательство!»

В общем, так оно и есть. И это назначение — одна из странностей минувшей недели. Далеко не единственная странность.
Владимир Жириновский оказался прав! Первые же слова нового уполномоченного его правоту подтвердили.

Новый омбудсмен по правам человека Татьяна Москалькова в пятницу, 22 апреля, в разговоре с корреспондентом Дождя объяснила, почему, по ее мнению, в России нет политзаключенных.

«Это очень давний спор между правозащитниками и их оппонентами. Есть ли политические заключенные? У нас нет в Уголовном кодексе раздела, связанного с политическими вопросами. Мы не можем экстремизм и терроризм, и даже измену родине относить к политическим преступлениям, это уголовное наказание. И у нас не выделяется эта категория людей ни по порядку содержания под стражей, ни по порядку исполнения приговора, ни по другим данным».

Стало быть, и в СССР (во всяком случае, в брежневско-андроповском) политзаключенных не было, не так ли?

Ну, и еще из разряда прекрасного:

«Правозащитная тема стала активно использоваться западными и американскими структурами в качестве оружия шантажа, спекуляций, угроз, попыток дестабилизировать и оказать давление на Россию…»

Или:

«Нужно поднимать престиж нашего уполномоченного по правам человека на мировой уровень».

Стало быть, престиж. При Элле Памфиловой он, вероятно, мировому уровню не соответствовал, а вот при Татьяне Москальковой — будет, она пообещала.

О Татьяне Николаевне можно рассказывать очень долго. К примеру, как после случая с «Pussy Riot» она выступила с идеей ввести уголовное наказание за покушение на нравственность. Или светлую мысль переименовать МВД в ВЧК. Разумеется, поддержала она и статью в УК об оскорблении религиозных чувств, и «антисиротский закон», и дискриминационный закон об ЛГБТ-пропаганде. И, как и некоторые иные из «охранителей», начинала она с участия в партии «Яблоко». Кстати, будучи уже в «Справедливой России», генерал-майор в отставке Москалькова успела поносить в 2011-м белую протестную ленточку. А потом ее сняла…

Но вот вопрос — почему произошло именно такое назначение?

Публицист и правозащитник Евгений Ихлов:

«Произошло космическое по масштабу изменение в ситуации с правами человека. При Ковалеве, Миронове, Лукине и Памфиловой во многих обиженных жила безумная надежда добраться, достучаться до Уполномоченного… И одному из тысячи помогали. Это как один на тысячу оправдательный приговор, мечта о котором и заставляет брать адвокатов, писать бесконечные жалобы, качать права — вместо того, чтобы уже с порога судебного зала с воем ползти к судье на коленях, во всем признаваясь… В истерической надежде получить по ложному обвинению на несколько лет, месяцев меньше, раньше выйти запрос УДО…
Теперь всё — правозащитный эскалатор — жертва — правозащитная организации (варианты — ОНК, публикация в «Новой…») — омбудсмен — выключен. На его вершине восседает аккуратная ватная кукла. Из тех, что полвека назад было модно сажать на заварочный чайничек…
Дальше полагается набор банальностей: Оставь надежду вся сюда входящий… Ни бог, ни царь… Закон — тайга, прокурор — медведь… Система уравнений не имеет частного решения…
Значит, почтеннейшей публике останется только искать общее решение уравнения. Мне просто интересно. как быстро будет расти давление в котле бесправия. Особенно в местах лишения свободы…»

И в самом деле, при всем огромном уважении к Элле Памфиловой — а много ли она могла сделать на своем посту? Пытки полностью исчезли из практики? Места заключения стали похожи на голландские или норвежские тюрьмы? Из УК исчезли статьи о мыслепреступлениях?
Поймите правильно, это — никакой не упрек Элле Александровне. Делала Памфилова на своем посту то, что могла, а то и больше. Но это было адресной помощью. А все остальное — объективные причины. Просто система уравнений не имеет частного решения…

А что теперь? Теперь клапан для выпуска пара перекрыт. Что в таких случаях происходит с котлом, всем известно.

А тем временем Элла Александровна заняла подобающее место в Центризбиркоме. И уже показала себя с наилучшей стороны, отменив выборы в Барвихе. Она, можно сказать, и стала в этом случае победителем.
Электоральная значимость сельсовета подмосковного населенного пункта, известного как «поселок миллионеров», не очень ясна. Тем не менее, соратники Алексея Навального из Фонда борьбы с коррупцией участие приняли. И быстро обнаружили беспредел: спешно электорально прописанных граждан, которых вдобавок возили на досрочное голосование.
После чего жалоба была подана председателю Центризбиркома, разговор с Памфиловой, по мнению кандидатов, на ситуацию не повлиял. И они снялись с выборов в знак протеста, получив от Эллы Памфиловой несколько не самых добрых, но все же и не самых злых напутствий:

«Ожидаемый сценарий. У мальчиков малограмотных, которые плохо знают законодательство, сдали нервы. Ну, это их проблемы. Это никак не влияет на мою работу и вообще на работу комиссии».

А тем временем готовилось заседание ЦИК по Барвихе. Решение принимается не мгновенно, Памфилова, разговаривая с навальненцами, уже должна была знать о вероятном результате. А результатом стала отмена выборов.
А еще одним результатом наверняка станут неприятности для тех, кто прописывал «избирателей»: недаром Дмитрий Медведев внезапно, словно бы напомнил ему кто, заговорил об исполнении закона о «резиновых квартирах».

И вот тут можно спорить только об одном: проиграли кандидаты-«навальнисты» или нет? На мой взгляд, нет. Снялись с выборов, которые через день отменили — но сохранили лицо, доказали, что могут возражать, невзирая на личности. Для них это сейчас может быть существенно. Просто каждый сделал то, что мог и считал необходимым — и Памфилова, и соратники Навального.

Но мы как-то отдалились (хотя и не вполне) от главной темы, заявленной в самом начале. Что там с камланиями?
А вот с этим на минувшей неделе все было в порядке. Даже как-то слишком. Особенно — в Москве.
Москву готовят к православной Пасхе. И к Первомаю, который в этом году с православной Пасхой совпадает.

И готовят удивительным образом.
Вот таким:

И таким — тоже:

Особенно досталось Пушкинской площади и Страстному бульвару. Тут и стилизованный скелет Левиафана из рекламы известного фильма (почему-то он значится как арт-объект «Лотос», хотя на лотос совершенно непохож), и смертельной белизны пионеры. И, конечно, глядящее на кинотеатр «Россия» зеленое чудовище — судя по всему, женского пола. А еще — яйца с заячьими ушами. (С ними все как раз довольно просто: заяц или кролик — это обычный пасхальный символ, правда, обычный не в России, а в Европе, где Пасха уже в основном состоялась. Правда, художественная стилизация несколько изумляет).

Но вот зеленое чудовище, то ли утопленное в болоте, то ли поднимающееся из него — это тема отдельная. Потому что расположилось оно на месте уничтоженного Страстного монастыря. Уничтожили его не сразу, сперва открыли там музей атеизма.
А до революции Страстной монастырь играл важную роль именно в праздновании Пасхи: перезвон начинала колокольня Ивана Великого, ему откликалась колокольня Страстного, и это было сигналом для всех церквей Москвы.

Ну, а что (или — кто) может произрастать из оскверненной монастырской земли, думаю, все догадались, а кто не догадался, может фильмы ужасов на данную тематику посмотреть.

Было бы, кстати, вполне нормально, если бы все это и стало декорациями для фильма режиссера уровня Кэмерона, например. Это многое объяснило бы, а установка всех сооружений тут же окупилась бы. Но — увы, это москвичей, так сказать, с праздничками поздравляют. Кстати, недешевая она, эта установка. Цена контракта на оказание комплекса услуг по проведению мероприятий в рамках фестиваля «Московская весна» составляет 189 333 690 рублей, — цитирует сайт госзакупок издание The Village. Т.е. хватило бы этого праздничка примерно на 200 аппаратов для искусственной вентиляции легких. Но потрачены средства на то, чтобы москвичи и гости проходили в метро меж ребер Зверя, и на иные подобные же «чудеса».

Ну, и еще немного о том же:

«Третий год подряд многомиллионный конкурс на проведение мероприятия выигрывает одна и та же компания «Московский сувенир плюс», причем подготовка к фестивалю началась еще в феврале — задолго до объявления конкурса и его победителя, говорится на сайте «Яблока».

Среди всего прочего, занимается данная фирма предметами культового назначения и похоронными принадлежностями…

Можно, конечно, отмахнуться от всего этого. Сказать — да зачем это обсуждается, в то время как в стране происходят неправедные суды, а люди страдают от пыток и произвола. Или же назвать «украшения» прикольными.
Отмахиваться от символики очень любит часть наших интеллектуалов (вспоминаются разговоры в 1991-м — да зачем, мол, возвращать Петербургу его имя?) Но символы — управляют, от этого никуда не денешься. А в Москве странной символики и странных историй, с ней связанных, как-то слишком много. Особенно — в последнее время. А то, что появилось в эти дни, иначе, чем символами антижизни, и не назвать.

И если происходящее сейчас — не КАМЛАНИЯ, то что же это тогда?

И еще к нескольким новостям, сильно смутившим умы.
Большая статья председателя Следственного комитета появилась в начале недели в «КоммерсантЪ-Власть». В соцсетях окрестили материал «карательным манифестом» и сравнили его с известной статьей «не могу поступиться принципами» сталинистки Нины Андреевой в «Советской России» в 1988 году, с которой и началась борьба консерваторов («охранителей») и демократического движения.

Игорь Яковенко:

«Для борьбы с превосходящими силами противника в лице международного права, международной юстиции и примкнувших к ним США Бастрыкин предлагает использовать следующие меры. Прежде всего, он припомнил, как таким же образом разрушили СССР: «Подрыв идеологического фундамента СССР, в основе которого был положен принцип братства народов, также был инициирован извне и строился на приемах национальной розни».
Поэтому, объясняет Бастрыкин: «Крайне важно создание концепции идеологической политики государства. Базовым ее элементом могла бы стать национальная идея». Тут, правда, у Бастрыкина неувязка. Его шеф, вроде, про эту национальную идею все объяснил и сформулировал… Зато в формулировке других мер у Бастрыкина приоритет. Во-первых, это идея ввести цензуру по китайскому образцу. Во-вторых, Бастрыкин предложил признать экстремизмом фальсификацию истории. «Необходимо решительно пресекать, — строго потребовал Бастрыкин, — целенаправленное фальсифицирование истории нашего государства». То есть ввести за альтернативный взгляд на историю уголовную ответственность. Равно, как и за непризнание итогов референдума по Крыму.
Мозг, способный думать, несомненно, мешает человеку быть счастливым. Поэтому наказание за мыслепреступления и искоренение этого вида экстремизма существенно приблизит наступление момента полного счастья в России»
.

«Манифест» и в самом деле пугающий, учитывая, что Нина Андреева была всего лишь преподавателем химии, человеческие жизни в ее руках не находились.
Но и с идеологией получилась накладка — общей идеологии у РФ нет. И с самой публикацией — странность. Но мы же знаем, как происходит смена правил в процессе игры: то, что еще вчера преступлением не считалось, вдруг криминализуется, а люди в большинстве своем не замечают, какой абсурд и какое безумие именно в этом и заложено. (А когда все же замечают, становится поздно).
Да и прежде не всем бастрыкинским инициативам давали ход.

Да и встреча с певцом Борисом Гребенщиковым уже практически ничего не изменила и не внесла теплых тонов в имидж Бастрыкина, признавшегося, что в юности он играл джаз.

«Манифест» ужаснул многих. Как и идея разрешить формирующейся Нацгвардии (или все же Росгвардии) стрелять по толпе.

И все это действительно пугает. Но страх далеко не всегда заставляет застыть, замереть в растерянности. Иногда он же и мобилизует. Особенно — в тех случаях, когда угроза выглядит тотальной.

И разъяснения высших должностных лиц скорее запутывают, нежели что-то действительно разъясняют. Так, сам Путин заявил, что основными функциями гвардии (в несколько сот тысяч человек!) станут контроль за оборотом оружия, а также борьба с терроризмом и организованной преступностью.

Или же все это — некоторое понимание масштабов и последствий содеянного на Донбассе, когда десятки тысяч желающих пострелять «добровольцев» получили в руки оружие? Куда они вернутся (и уже возвращаются) — и с чем?
Но нужно ли ради этого давать полномочия стрелять по толпе?

Так что и статья Бастрыкина (почему-то опубликованная в «Коммерсанте», а не, например, в «Российской газете») стала поводом для предположений и гипотез. Как и «украшательство» Москвы.

Но нужно сказать вот о чем.
Даже если мы наблюдаем какой-то грандиозный спектакль, в нем сгорают реальные человеческие судьбы.

Вот, к примеру, Сергей Мохнаткин. Политзаключенный (мы, конечно, теперь знаем, что политзаключенных у нас нет, но вот Сергей Мохнаткин — он все же существует, как и многие другие). Известно, что он был избит в колонии 4 марта, судя по анализу травматолога, д.м.н. профессора Сергея Гаркави, у него — перелом позвоночника. Тем не менее, против 62-летнего Мохнаткина, потерявшего трудоспособность, возбуждается дело за «применение насилия» в отношении помощника начальника колонии (причинение якобы произошло уже после 4 марта).

Сергей Мохнаткин

Сергей Мохнаткин

Евгений Ихлов:

«Как же эти… издеваются над Сергеем Евгеньевичем! Но ведь, что характерно, в былые времена куму было западло жаловаться, что его побил зэк, что он — «битый». Кум идёт по делу терпилой! О, времена, о, нравы!»

Или — другой случай. В декабре 2015-го был арестован Дмитрий Бученков в рамках «Болотного дела». Но дело в том, что 6 мая 2012 года его вообще не было в Москве. Защита провела экспертизу, установила, что человек в куртке с капюшоном, с которым ассоциируют Бученкова — не он. Тем не менее, следственные действия Следственный комитет проводит и дальше…

И вот все это (и множество иных историй, широко известных и не слишком известных) и не дает возможности быть просто сторонним наблюдателем за происходящим постмодернистским действом. И еще: впредь, когда все изменится, а постмодернистское действо завершится, нельзя будет забыть о пострадавших. Как и о сером времени, иногда «украшающемся» декорациями, достойными фильма по Стивену Кингу. Как бы жизнь ни повернулась, нельзя будет устраивать ностальгические камлания, все эти «песни о главном» и все прочее в том же духе.

Пожалуй, на сегодня это всё. Всех, кто празднует сегодня Песах — с праздником. И всем без исключения — всего самого доброго!

Егор Седов,
Санкт-Петербург

Комментарии

Комментарии