RSS

Егор Седов. Хроника недели: ОТЧАЯНИЕ

Сенсаций на минувшей неделе оказалось даже как-то многовато. Арест министра — как говорят, впервые с 1953 года (когда был арестован Лаврентий Берия). Вероятные назначения рейгановских «ястребов» в будущую администрацию США. Но начну я, конечно, не с этого. А с псковской истории, с трагедии в Стругах Красных.

Сейчас я просмотрел криминальную хронику по России. Как правило, я к ней в обзорах не обращаюсь, но скажу следующее: это — хроника кошмарных трагедий, которые происходят ежедневно (и с детьми в том числе). В тех же Стругах Красных случилось убийство, вероятно, именно оно подтолкнуло к осаде и последующему штурму дома, где укрывались школьники. Но это трагедии не вызывают такого резонанса в обществе.

В чем дело?
Конечно, в том, что погибшие Катя и Денис вели трансляцию. В том, что очень и очень многие не приняли официальную версию — «Денис застрелил Катю, а потом застрелился сам». В том, что бежали школьники не от хорошей жизни (вот сейчас намереваются декриминализовать семейные побои — но ведь именно они и стали спусковым крючком).

Но дело, разумеется, не только в этом.

«Устроенная Катей и Денисом «онлайн-трансляция для друзей» не оставляет камня на камне от клише, которые пытаются на них натянуть. Первыми в утиль отправляются «Ромео и Джульетта» и прочие «Вам и не снилось…» Нет в их отношениях ничего похожего на невротическую подростковую влюбленность. Есть родство душ, есть теплота и огромное уважение друг к другу. Редкие взрослые пары могут таким похвастаться! В этой тонкой сфере заметна любая фальшь, игра на публику, нездоровая экзальтация, попытки шантажа и прочие проявления воспаленного эго. У Дениса и Кати этого нет», — пишет Владимир Голышев.

Но вот я как раз не стал бы сбрасывать «в утиль» ни «Ромео и Джульетту», ни другие истории любви. Которые вполне архетипичны, лежат в основе множества романов и легенд, стали частью жизни. Вот это и есть одна из причин, взбудораживших общество.

strelba

Екатерина Винокурова:

«Называйте таких детей быдлом, «чужими», запретите им все, кроме молитвы, наденьте на них униформу, отключите Интернет и компьютерные игры заодно. Прижмите к груди ваших помощниц Кать, советников Артемочек, кухонных Гулечек и Розочек. Напишите глубокомысленные посты, что все зло — от Хэллоуина и голосования за «Единую Россию».
Окраинным детям, вообще многое пофиг. И особенно вся эта розовая ваниль.
Всмотритесь в трансляцию в Перископе. Врата в ад открыты. Это — окно. И этот ад сотворили вы.
Я родилась на окраине и знаю, о чем говорю».

Разумеется, тут же раздался многоголосый хор запретителей — мол, все зло от Интернета, от компьютерных игр и т.д. Нет. Все зло от запретов и созданной ими удушающей атмосферы в стране. Подростки это чувствуют острее, недаром же Катя и Денис с удовольствием расстреляли телевизор. Показательный шаг.

И о некоторых деталях. Кое-что объясняется просто. Например, «фото с Путиным», мелькавшее в трансляции. Это — фотошоп, вот как оно объясняется:

foto-s-putinym

Оригинал фото; пример фейка; фейк, фигурировавший в трансляции

Но совсем иной вопрос, который задает Руслан Левиев — роль отчима девочки в событиях. Прояснена она не до конца:

«Итак, человек прошёл службу в ВДВ, дослужился как минимум до звания капитана и теперь является спецназовцем. Если подозрения насчёт погона верны, и это действительно парадный погон МВД РФ, то получается отчим служит в спецназе МВД РФ. А спецназ МВД РФ — это в том числе тот самый СОБР.
Из истории происшествия мы знаем, что вместе с полицией около дачи находились родители (очевидно мать и отчим). И больше всего меня здесь интересует вопрос: будучи достаточно высокого звания (как минимум капитан) и работая в спецназе (вероятно МВД РФ), давал ли он советы, указания прибывшей группе захвата? Как он на них влиял? Говорил ли что бесполезно их уговаривать и надо брать штурмом? Говорил ли, что они блефуют и ни в кого, в том числе в себя стрелять не будут? Или наоборот, чувствуя, что посрамили «честь офицера» он давил на то, что с ними надо поступать максимально жёстко, «не сюсюкаться»? Тем более что из слов его падчерицы известен его суровый характер — он не раз избивал её за различные провинности.
Вот эти вопросы как-то остались за кадром у всех. И куда интереснее всё закрутится, если окажется что он служит в том самом СОБРе, который брал штурмом дом (а в таком случае прибывшие СОБРовцы считали его начальством и беспрекословно выполняли указания)».

Но главное — недоверие. Нам врали столько раз, что подсчитать все случаи официозного вранья не представляется возможным. И об «украинских ДРГ», берущих на задание символику и «визитки Яроша». И об украинском летчике, сбившем «Боинг» (и не просто на том же канале, но и в той же передаче могла прозвучать версия про «украинский БУК»). И про две тысячи сторонников евроинтеграции в тот момент, когда на Майдане был почти миллион человек. И про «ихтамнетов» в Крыму. И про «русофобию майданутых» — именно тогда, когда — в единственном месте за пределами территории РФ! — на Майдане объявили траур по жертвам терактов в Волгограде. А до этого врали про Беслан. И про «Курск». И… Перечислить все, повторяю, невозможно.
Так отчего мы должны быть уверены, что на сей раз нам сказали правду, что подростки и в самом деле застрелились?
Нет. Никому мы не должны.

И можно, согласно требованиям очень странного т.н. «законодательства» замазывать лица ребят (которые знают все блогеры России — и не только России). Можно поступать так, как псковские учителя — «учителя в школе ругаются, когда слышат, что дети обсуждают Дениса и Катю, пресекают любые разговоры об этом на переменах и говорят, что они сами виноваты«. Но… они всерьез решили, что вот так можно воевать с мифами? Очень странные люди.
И, конечно же, можно кричать о вреде Интернета — и ограничивать, ограничивать… стараться ограничивать. Но все это не поможет предотвратить никакие трагедии. А вот потерять окончательно нынешнее поколение «рожденных при Путине» — да, поможет запросто.

Ну, и про завещание Кати и Дениса, которое они опубликовали в соцсетях незадолго до гибели. Его ведь просто так не обойдешь, это завещание. В нем нет «духовных скреп» или «высоких идеалов». А вот человеческое — как раз есть:

«Я вас любил, но вы сами не заметили того, как разрушили мою психику и жизнь. Прощайте все: и друзья, и семья, и знакомые. Не волнуйтесь, уходить буду красиво. Удачи всем в вашей жизни, и, пожалуйста, не бойтесь жить так, как хотите или считаете нужным. Жизнь в свое удовольствие — это наилучшая жизнь. Люблю вас».

Об Улюкаеве.

На самом деле, здесь важны несколько обстоятельств:
1. Должность задержанного — действительно, в позднесоветское время проворовавшегося министра, как правило, отправляли на пенсию (Улюкаев уже достиг пенсионного возраста, если не рассматривать идею «придворных либералов», коим он и являлся, о его повышении), либо — послом в страны Африки.
2. То, что в отличие от Белых или Гайзера избрана мера пресечения — домашний арест.
3. То, что сообщается — он был в разработке «органов» в течение года, при этом президент о разработке знал.
И 4: споры в соцсетях, жалеть его — или не надо.

Вот с п. 4 лично мне все достаточно понятно: да, жалеть. Как любого, кто оказался в жерновах Системы (если речь не идет о каком-то живодере — истязателе детей, мучителе животных или живодере, который поехал на Донбасс убивать и истязать людей — впрочем, это пересекающиеся категории).

Но жалея, помнить о том, о чем очень хорошо сказал Алексей Навальный:

«По всему, что в газетах пишут выходит, что Улюкаев нам ближе, чем Сечин или Бастрыкин, а значит, будет правильно немножко ему сочувствовать.
Типа, элиты так раскалывать: кого-то назвать «сислибами» (главный критерий — очки) и немножко им симпатизировать, а кого-то — «силовиками» и их только ругать.
Мне лично такой подход не нравится, но я понимаю отлично, что этого уже не поменять: общественное сознание, сформированное СМИ, чётко разделило чиновников на немножко приличных и совсем неприличных.
Поэтому перед всеми нами стоит вопрос: в какой мере сочувствовать сислибам, если против них применяются репрессивные меры?
Предлагаю следующий универсальных подход. Мы выражаем сочувствие Улюкаеву, Чубайсу, Кудрину, Прохорову, Шувалову, Медведеву, Ливанову, всем сотрудникам РОСНАНО и СКОЛКОВО и тд и тп ровно в той степени, в которой они сегодня выражают сочувствие невиновному человеку Ильдару Дадину, которого пытают в карельской ИК-7. Ни на йоту больше»
.

А вот с п. 3 непонятно совершенно. Вот как так вообще можно: ты общаешься с этими людьми, пожимаешь руки, советуешься о чем-то. И ты же знаешь: а вот они состоят в «разработке», и тебе докладывают о результатах, и доверяешь ли ты им?
Вот это, а совсем не сумма в $2 млн — наиболее непонятная вещь в этой истории.

Евгений Ихлов:

«Каково быть помощником президента и узнать, что президент приказал взять тебя в разработку спецслужб за то, что ты не угадал, что президент хочет — вопреки им же введённым правилам и здравому смыслу — отдать нефтяную компанию своему приятелю?
И тут же — как по щелчку: все министры и советники превращаются в султанских визирей, старающихся прочесть желания повелителя в его сердце, и от всей души, стараясь не думать о шелковом шнурке, наперегонки советующих султану делать именно то, что тот хочет…»

Но оставим придворных их придворной (и весьма небезопасной) жизни. Куда серьезнее то, что творится с делом Ильдара Дадина.
Как известно, он отказался от освидетельствования независимым врачом, что немедленно заставило некоторых блогеров высказать негатив. Но дело обстояло куда серьезнее.

Пишет Анастасия Зотова, жена Ильдара:

«По словам Ильдара, дело обстояло так: он действительно был многократно предупрежден о том, что вечером в пятницу к нему придет доктор; он действительно доктора ждал – и тут услышал, что Николая Зборошенко не пустили. И логично рассудил, что раз не пустили Зборошенко, то не пустят и независимого доктора.
И тут доктора пускают. Доктор (а сотрудники ФСИН поддакивают) начинает рассказывать про процедуры и говорит, что обследование каким-то прибором может вызвать остановку сердца.
(PS — со слов доктора, про остановку сердца он не говорил, так что данный фрагмент истории пока загадка).
Тогда Ильдар начинает думать, что это всё какая-то подстава и вот она – сбывается угроза убийством, замаскированная под обследование врачом. Ильдар спрашивает у доктора, знакомо ли ему имя Ксении Львовны Костроминой (это адвокат). Доктор говорит, что нет, и это подозрения Ильдара усиливает. Ильдар спрашивает, от кого пришел доктор, и доктор (со слов Ильдара) сказал, что он от некой «общественной организации» (без названия).
Тут Ильдар окончательно решает, что доктор – не тот, что это все подстава, и просит привести адвоката (чтобы адвокат сказала, к нему пришел тот самый независимый доктор или не тот). Именно потому без адвоката Ильдар обследоваться отказался, хотя раньше о присутствии адвокатов при обследовании речи не шло».

И тут же пришло сообщение о якобы драке с сокамерником (на поверку оказалось, что это — провокация).

Анастасия Зотова:

«Немного о том, что происходит сейчас с людьми, пожаловавшимися на пытки в колонии ИК-7:
1. Ильдар Дадин — к нему подсаживают активистов, провоцируют драки, готовят против него новое уголовное дело.
2. Анзор Мамаев и Зелимхан Гелисханов (их имена уже раскрыты СМИ, так что пишу также) — увезены в ИК-1, подверглись новым избиениям и пыткам.
3. еще один жалобщик избит в ИК-7, да так сильно, что правым ухом перестал слышать.
4. Антон Индейкин увезен в ИК-1, и что с ним происходит, неизвестно.
напомню, это несмотря на то, что задействованы все механизмы — СПЧ, омбудсмен и СК.
если дело закончится ничем, это означает, что пытки в тюрьме официально станут узаконены. никто и никогда не пожалуется больше на избиения, потому что это не повлечет никакого наказания для садистов, и еще больше издевательств — для жертв».

И вот тут — опять же, вопрос доверия. Вот кому доверять — системе ФСИН или Ильдару и Анастасии? Слово ФСИН — против их слова.
Так вот, кому верить, это не вопрос. Это — единственный возможный ответ.
Учтем и кое-что еще, кое-что, о чем следует напомнить «внезапно разочаровавшимся» в Дадине блогерам.
Еще несколько лет назад действия, вменяемые Ильдару Дадину, не считались преступлением с точки зрения УК (с человеческой точки зрения они и правонарушением не считаются). А ведь так не бывает — вчера не преступление, сегодня — преступление.
Т.е. Ильдар Дадин невиновен.
Т.е. подвергали пыткам и угрозам абсолютно невиновного человека.
И это все о нем.

В принципе, все эти усиления, ужесточения, запреты и ограничения стали не просто проблемой. Это одна из основных проблем безопасности страны. И вот это нужно очень ясно понимать. То, что начиналось почти в виде игры в некоторое закручивание гаек под разглагольствования политтехнологов о том, что народу хочется строгости, хочется, чтобы его «повоспитывали», превратилось в удар даже не по режиму, а по государству и обществу.

И это начинает доходить не только до меня — понятно, что несистемного. Вот Сергея Шаргунова сложно назвать несистемным, а еще сложнее (и невозможнее!) — либеральным. Мало того, это противоположный политический лагерь.
Однако посмотрим.

«На днях обратился к Генеральному прокурору России по поводу дела Евгении Чудновец.
Я написал: «Прошу Генеральную прокуратуру РФ рассмотреть возможность принесения прокурорского протеста с целью пересмотра приговора по делу Е.А.Чудновец, не вступившего в законную силу».
Сегодня меня услышали.
Но пока, увы, вполуха.
Для тех, кто не знает или запамятовал – фабула этой дичайшей истории.
Сотрудница детского сада, мать трехлетнего ребенка, жительница Екатеринбурга сделала у себя Вконтакте репост трехсекундного видеоролика, которым возмутилась, увидев в сети. На видео вожатые детского лагеря издеваются над малышом, заставляя его раздеться.
В результате неравнодушия Евгении эти нехорошие люди были привлечены к уголовной ответственности и приговорены к реальным срокам.
Но дальше началось необыкновенное веселье. Саму Евгению объявили в розыск и арестовали с группой захвата. В наручниках повезли в Катайск Курганской области. Обвинили в «распространении детской порнографии». Приговорили к 6 месяцам колонии. Поместили в СИЗО. Вчера она встретила в тюрьме свое 33-летие.
Какая порнография? Какое распространение? Кстати, тот, кто первым разместил это видео с найденного им мобильного проходит в суде лишь как свидетель.
То есть вот — на минуточку — такие следователи и такие судьи!..
Может, это их надо судить за фабрикацию дела?
А дальше, как водится, на сцену выходит, приплясывая, отечественная «ювеналочка», которая требует себе маленького сына Евгении, ведь мать-то у него теперь преступница…
И вот уже бывший муж Евгении оспаривает решение Катайского районного суда о передаче их сына Льва в органы опеки Орджоникидзевского района Екатеринбурга. «Не могу согласиться с вынесенным постановлением судьи и считаю, что его нужно отменить, так как судьей неправильно установлены обстоятельства по делу, а именно указано, что у ребенка и самой подсудимой нет близких или других родственников. Кроме меня – отца ребенка, у подсудимой имеется родная сестра и мать, которые так же являются тетей и бабушкой ребенку».
Круче всякого кино!
Тут и тупая штамповка «уголовок» за репосты в соцсетях (причем карают, когда надо поощрить и благодарить), тут и система дознания и суда, тут и «ювенальная юстиция», которой скоро будут пугать вместо Бабайки…
Я написал запрос прокурору, подключил все связи, сообщил об этом всем знакомым журналистам.
Вчера на Первом канале вышел про Евгению сюжет.
Сегодня – кажется, победа.
Прокуратура Курганской области принесла апелляционное представление на вынесенный Катайским районным судом приговор.
Но – кажется.
«Изучив объективно и всесторонне приговор суда, учитывая, что женщина одна занимается воспитанием 3-летнего ребенка, лишение матери может существенно повлиять на условия его жизни, а также отсутствие у нее судимостей и отягчающих вину обстоятельств, прокуратура Курганской области внесла в судебную коллегию по уголовным делам Курганского областного суда представление, в котором поставила вопрос о назначении ей наказание, не связанного с лишением свободы».
Да, дело решили замять, а женщину отпустить.
Получается, все равно виновна?
Ни извинений, ни компенсации. Чтоб жила с клеймом судимости, нехотя выпущенная из клетки, но подранок.
Хотят быть правыми всегда.
А как же остальные?
Кто заводил дело, судил… Кто постановил отнять у нее мальчика…
А?
Нет, так просто это дело не оставлю.
Готовлюсь назвать всех причастных к этой подлости 30-го ноября с трибуны Государственной Думы».

Конечно, депутат Шаргунов разбирается с конкретным случаем — и я пожелаю ему успехов, а невиновной женщине — скорейшего освобождения.
Но: проблема не только в этом. Проблема — в репрессиях за лайки и репосты, например. В принципе. Проблема — в «законодательстве», расходящемся с Конституцией, провозглашающей свободу слова.

И вот что скажу. Сейчас идет много разговоров о будущих выборах президента — и в принципе о будущем. Так вот: будущее за теми политиками и теми движениями, которые будут соответствовать дискурсу АНТИ-ЗАПРЕТА. И без каких-либо компромиссов — мол, да, но 282-я статья должна быть, иначе уголовного кодекса у нас не будет (пожалуй, это хорошо, если ТАКОГО УК, по которому сидят Дадин и Стомахин, по которому заведено дело против Ловца Покемонов Соколовского, не будет!) Или — да, все так, но вот антитабачный закон надо оставить… Нет, ребята, все не так: компромиссы здесь будут неуместны.
Дискурс «левые/правые» — он, пожалуй, себя изживает. А вот дискурс «запретители/анти-запрет» набирает силу. А о прочем можно доспорить и потом.

Ну, а теперь — чем нас от этого от всего, от гибели подростков, от пыток Дадина, от осколков бомб, кромсающих жителей Алеппо, в том числе мирных жителей, от сидящих ни за что не-преступников, отвлекали.
А отвлекали нас кофием. Который Д.А.Медведев предложил переименовать в «русиано» (говорят, какие-то подхалимы это сразу же и сделали).
У меня только один вопрос: а вот когда был взрыв антиамериканизма и антиобамизма, все патриоты, даже те, которые хотели «дойти до Вашингтона», прекрасно пили кофе «американо». Но пришел Трамп, в России случился взрыв патриотического американолюбия — и вот кофе переименовывают. Что случилось? Д.А.Медведеву не доложили о новых веяниях? Или он сожалеет о провале Клинтон?

Ну, и все-таки не хотелось бы заканчивать обзор на отчаянии, на чем-то мрачном и страшно.
И вот Фейсбук принес хорошую весть, правда, не из России.
В Непале вновь освящена ступа Сваямбунатх. Это сооружение — пожалуй, такой же символ Катманду, как кораблик на здании Адмиралтейства для Санкт-Петербурга.
Ступа была разрушена землетрясением полтора года назад — самым сильным землетрясением с 1934-го года. И вот теперь она вновь восстановлена, и это, несомненно, очень хорошо. И для Непала, и для буддистов всего мира, и для блага всех существ.

nepal1nepal2nepal5

Жизнь продолжается. Всего вам доброго!

Егор Седов,
Санкт-Петербург, 19-20.11.16

На первом фото: в Санкт-Петербурге состоялись одиночные пикеты священнослужителей против статьи УК об «оскорблении чувств верующих«.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v