RSS

Егор Седов. Хроника недели: ОТКУДА ЧТО ВЗЯЛОСЬ?

Есть ли жизнь после выборов? Следующая неделя даст ответ на этот вопрос (надеюсь, он будет все-таки положительным). А пока подведем итоги недели минувшей. Итогов, как ни удивительно, оказалось много — тут и «утиные истории» с одной весьма и весьма шикарной дачей, обнаруженной ФБК, и громкие отставки (и еще более громкие предположения о будущих отставках), и миллиарды рублей в обувных коробках… В общем, есть о чем поговорить.

Но начнем с одной неприятной истории, случившейся в Сургуте. Где на месте, на котором предполагалось установить памятник репрессированным,  построили другой — тому, кто репрессировал. То есть сделано это было не просто нагло, а нагло в высшей степени.

Инициаторами этого совершенно незаконного проекта стала группка, которую в официальных сообщениях называют почему-то «общественниками». А если официальный тон отбросить, то это — небольшая организация «Русский дух». Организация, носящая явно русофобский характер. Почему именно русофобский? Да все очень просто: конечно, были Голодомор в Украине и Голодомор в Казахстане, репрессии против народов Крыма и Кавказа, расправы с жителями оккупированных Балтии, Западной Украины и Западной Беларуси, расстрелы интеллигенции в национальных республиках и уничтожение еврейских организаций. Но если брать абсолютные цифры, то наиболее пострадавшим от сталинских репрессий является именно русский народ. И называть «Русским духом» организацию, устанавливающую памятник тирану — это кощунство.

Но — назвали. Добивались установки памятника. Не добились — и установили сами.

А что власти? Наверное, вы решите, что они вызвали нацгвардию на открытие, поскольку там, согласно закону от 2012 года, наверняка собралось в одном месте не два человека, потом снесли само незаконное строение, оштрафовав участников действа, а попутно выяснив, были у «почетного караула» муляжи оружия — или не совсем муляжи…

А вот и нет. Почему-то для акций, направленных на демократизацию и гуманизацию жизни, и акций, направленных на дегуманизацию, в РФ действует два закона. Это было хорошо заметно у Мариинского дворца в Петербурге 19 августа. Это же, вероятно, наблюдается и в Сургуте. Там власти говорят о незаконности — но пока они говорят, а усатый тиран стоит.

Правда, в своем нынешнем виде он простоял недолго. Русский народ прекрасно знает, кто его губитель. И памятник был вскоре облит краской. И это — далеко не первый случай, такое глумление не может не вызвать ответной реакции.

Так что зло — это, конечно, зло, а история — неприятная. Но оно выявляет добро: оказалось, что русский дух (не закавыченная крикливая группка) и в самом деле есть. Никуда не делся. И народ никуда не делся — именно народ, а не согласное на все население.

Кстати, если у этих самых «духов» поддерживается традиция «две гвоздики Сталину», то можно сделать определенный вывод о численности поголовья сталинистов в Сургуте.

Еще одна неприятная вещь произошла уже в Москве. И связана она совсем не со сталинистами, а с человеком, которого, как правило, относят к т.н. «сислибам», системным (или придворным) либералам. Речь идет об Элле Александровне Памфиловой, ныне — руководителе Центризбиркома.

В своих обзорах я старался по возможности дистанцироваться от темы предстоящих завтра выборов, конфликтов партий, публицистической битвы «бойкотистов» и «завыборщиков». Но вот от того, что сказала Элла Александровна, дистанцироваться невозможно.

А высказала она идею провести в будущем референдум об обязательном голосовании на выборах. Что вызвало резкое неприятие у многих из тех, кто это слышал.

Александр Скобов:

«Насколько известно, Элла Памфилова – далеко не худший представитель так называемого «придворного либерализма» в России. Говорят – честный и добрый человек. И вот это уже совсем катастрофа. Для страны катастрофа. Если даже лучшие, считающиеся (и видимо, сами себя считающие) прогрессистами, сторонниками всяческих прав и свобод, имеют откровенно крепостническое сознание. Лишены чувства личного пространства другого человека. Потому что это надо именно чувствовать. Чувствовать границу, за которую никто не имеет права лезть с предписаниями и запретами. И чем это отличается от деятельности некоего фонда, создавшего разветвленную машину оказания массированного психологического давления на наименее защищенных женщин с целью заставить их отказаться от аборта?

Ну а идеальная выборная система для нашей страны по видимому должна выглядеть так. Голосование обязательное, за уклонение от него без справки о тяжелой болезни миллионные штрафы. Графы «против всех», естественно, нет. Никакие выносы бюллетеня не допускаются. Все недействительные (испорченные) бюллетени автоматически присчитываются к самой сильной партии (догадайтесь, к какой). Остается, правда, еще одна лазейка. А что если избиратель в кабинке за занавеской подменит бюллетень на принесенную с собой бумажку, а настоящий бюллетень все-таки вынесет? Но думаю, и эта проблема технически решаема. С помощью каких-нибудь штрих-кодов. Чтобы отловить всех пожелавших унести фигу в кармане».

Чуть позже Элла Памфилова прокомментировала ситуацию. Как всегда в таких случаях, все звучало несколько иначе.

«Насколько я знаю, ни у кого таких мыслей нет, я не слышала об этом ни в администрации президента, ни в других кабинетах… Во всяком случае в ближайшее время нам это не грозит».

Комментируя свое заявление о возможном проведении референдума по данной проблеме, Памфилова отметила, что ее «гипотетический ответ» на соответствующий вопрос подразумевал то, что подобные решения могут быть приняты только путем всеобщего обсуждения».

И конечно, конечно, ни слова о том, что в первом заявлении были, скажем так, несколько перепутаны права и обязанности граждан.

В общем, ситуация разрешилась, но осадочек-то остался. Если придворные либералы таковы, то каковы придворные антилибералы?

А что до завтрашних выборов… Вот тут Элла Александровна высказалась прекрасно:

«Выбор есть какой-никакой».

Ну, вот когда он будет не «какой-никакой», можно будет комментировать. А пока она убедила меня, что я воздерживался от этой темы совершенно справедливо.

В прошлом обзоре много говорилось о главе этого самого фонда, но на тот момент назначенная уполномоченным по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что будто бы и не она давала интервью о «новой науке телегонии», и вообще, это, скорее, похоже на речи какого-то биолога (хорош был бы тот биолог, ничего  не скажешь!)

Можно было, кстати, и не опровергать. Все мы — люди, все мы склонны к ошибкам и заблуждениям. Ну, с кем не бывает: сперва прочла где-то о телегонии, потом выяснила, что это лженаука, а интервью осталось. Интернет-публика посмеялась бы еще дня два — да и забыла бы.

А вот теперь будет совсем не так.

Журналистка из Пензы Татьяна Попадьева уличает попадью Кузнецову в… скажем политкорректно — в «забывчивости»:

«Сразу хочу сказать, что я очень обеспокоена сложившейся ситуацией. Я всегда считала, что работа журналиста — независимо и беспристрастно передавать информацию своим читателям. Мы не сказочники: не фантазируем, не приукрашиваем, не изобретаем. Наше поле деятельности – факты и мнения, которые мы собираем, чтобы предоставить их на суд общественности. Тем не менее, я хочу встать в защиту своих земляков – Анны и Алексея Кузнецовых. Человеческая память несовершенна. Я, например, хорошо помню беседу с Анной Юрьевной и последовавшую за ней встречу с ее мужем, священником Алексеем Кузнецовым, который также упомянут в моем материале. Но ведь согласитесь: свои слова, мысли, идеи спустя несколько лет мы не так хорошо помним, как чужие, удивившие нас, шокировавшие, запавшие в душу? Кроме того, вы представляете, сколько книг можно прочесть за семь лет? А сколько из них научных? За это время любой из нас может изменить свое мнение и представления о мире на 180 градусов. И поэтому я открыто предлагаю Анне Юрьевне побеседовать еще раз, обсудить вопросы, волнующие наших людей. Я понимаю степень ответственности и обязательств Анны Юрьевны в новой должности, а потому могу гарантировать честность и точность передачи нашего разговора. Ведь врать – это большой грех. Для любого человека».

И вот с этим уже ничего не поделать. Расистская лженаука — отвратительна. Как и т.н. «традиционные ценности». Вранье еще отвратительнее. И почему-то они очень часто идут рука об руку — «традиционные ценности» и элементарное вранье.

А уж начинать со лжи карьеру в новой должности, пусть и декоративной, но все же государственной…

Ольга Крылова:

«Зарплату чиновник будет получать из кармана граждан, потому что граждане его и наняли на работу, а власть во всем этом всего лишь посредник, который должен всячески угождать обществу. И решают это люди . К мнению которых власть обязана прислушиваться.
И понятное дело что будут люди которым чиновник понравится, а будут те которых будет от него (ее) тошнить, так вот правы и те и другие.

Что не снимает с чиновника обязанности ответить на все вопросы и обеспечить максимальную прозрачность информации.
И если при этом журналисты откопают его аттестат с двойкой по математике или вообще отсутствие оного, то нужно этот удар выдержать а не уходить в несознанку, вопя о травле.
Не говоря уже о том, что поиск этого «аттестата» это и есть работа СМИ.

И это не травля, это гражданское общество. Общество в котором чиновник- это не сакральная фигура облеченная властью, а наемный рабочий, обязанный отвечать на все вопросы которые ему задают. А вопли о травле и о том, что сначала надо дать себя проявить, говорят только о социальном инфантилизме. Потому что если чиновник получил это место, то он уже себя проявил. Потому как не с неба свалился.

Представьте что вы нанимаете на работу человека. Резюме прочитаете? Прочитаете. Рекомендации нужны? Нужны. На прошлое место работы позвоните? Позвоните.
Здесь тоже самое.
И если этого не делают СМИ в силу своей зависимости от власти ( а это их обязанность- задавать вопросы) , то это сделают социальные сети.
Ну и классно конечно, что столько людей это всё уже понимают!»

Тем временем еще один видный чиновный деятель свой пост покинул: Владимир Маркин уходит с поста пресс-секретаря Следственного комитета РФ. Произошло это после интересного, но, по сути, маловажного инцидента:

Официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин объяснил, что сам не писал вышедшую под его именем книгу «Самые громкие преступления XXI века в России», в которой был обнаружен плагиат. По словам Маркина, эту функцию он передал издательству «Эксмо», так как «автор не является профессиональным литератором»…

Маловажен этот инцидент потому, что Владимир Маркин — прежде всего, знаковая фигура.

Вот что говорил Маркин в начале августа 2014-го по поводу задержанных украинских военных:

«Сегодня следствие ходатайствует перед судом об избрании в отношении пятерых подозреваемых меры пресечения в виде ареста. Вряд ли задержанные украинские военные, в националистическом угаре направляясь в карательную операцию, могли себе представить, что за все совершенные ими преступления рано или поздно придется ответить. И теперь вместо бравурных маршей в их честь на Майдане, которые они себе наверное представляли, вместо обещанных наград их ждет банальный суд, приговор и в конце концов справедливое наказание. И не исключено, что в перспективе они могут встретиться со своими земляками – членами УНА-УНСО*, отбывающими длительные сроки наказания на территории России за преступления, совершенные в отношении наших граждан».

[*) Организация запрещена в РФ].

Напомню, что материал, в котором экс-пресс-секретарь СК РФ не только сообщает о ходатайстве о мере пресечения, но и говорит (без вынесения судебного приговора, заметим, т.е. по отношению к лицам в статусе подозреваемых) об их тюремных перспективах — вполне олитературенно говорит, кстати, зря он стесняется, — вышел 8 августа 2014-го. А 10 августа эта группа украинских военных была возвращена в Украину.
И вот это — наверное, все, что надо сказать о нынешней отставке.

Как видим, Владимир Маркин — в генеральских погонах. Но на минувшей неделе наиболее популярным стало иное воинское звание — полковник. И это неслучайно.

Вот откуда бы у полковника-правоохранителя завелось 8,5 миллиардов рублей? Наверное, враги подбросили… Ну, сложно же предположить, что полковник, занятый борьбой с коррупцией, получил их каким-то нечестным путем… Или — несложно?

Во всяком случае, полковник Захарченко (некоторые СМИ изрядно повеселили, запутавшись и вывесив  в первом сообщении другого Захарченко — главаря т.н. «ДНР») стал весьма и весьма популярен. Правда, после обыска, ареста и непризнания, откуда же денежки-то взялись? И не какие-то денежки, а пара горбюджетов Смоленска, например.

Александр Морозов:

«Полковник Захарченко решил все-таки «пойти в несознанку», т.е. публично не раскрывать схемы получения 8 млрд. (отсюда и появление фантастической версии про «деньги госдепа для майдана»). Но я думаю, что тетрадку с записями чекисты тоже взяли. Будут теперь мучить полковника, чтобы он дал показания на обитателей тетрадки.
Мне кажется очевидным, что полковнику большие структуры просто «заносили за блок», т.е. за гарантию невтягивания в какие-либо антикоррупционные расследования по линии МВД. Конечно, при такой сумме даже не десятки, а сотни крупных экономических субъектов инерционно заносили ему деньги.
Вряд ли Путина устроит объяснение, что это деньги на Майдан и все-таки он будет требовать, чтобы сообщили (просто, чтобы быть в курсе) кто заносил.
Так что нельзя обольщаться насчет того, что пишут в газете «комсомольская правда». Полковнику придется несладко. Бортников Путину должен доложить, откуда реально деньги».

Ну, и еще одно возникновение чего-то из ничего. ФБК провел расследование, а итогом стал пост Алексея Навального. О некоей весьма и весьма элитной даче в Плёсе. Окруженной 6-метровым забором.

Алексей Навальный:

«В общем, все в замечательном городе Плёс и так знают что — дача Медведева. Да и чего там в городе Плёс, о ней писали в газетах, в статье википедии об этом месте тоже: здесь дача Медведева».

Видео о секретной даче стало лидером по просмотрам.

А дальше, разумеется, последовало опровержение пресс-секретаря Дмитрия Медведева Тимаковой:

«Названные объекты, как и другие объекты временного проживания, не находятся в собственности Дмитрия Анатольевича Медведева и не используются им и членами его семьи на другом правовом основании. Например, аренда».

И вот все бы ничего, но сам Дмитрий Медведев зачем-то забанил Алексея Навального. Вот не надо было бы этого делать. Поговорили бы — да и новые проблемы вытеснили бы дачу в Плёсе. А так… (Не знаю, кому как, но вот лично мне было бы отвратительно находиться даже на самой шикарной даче за 6-метровым забором и под неусыпной охраной).

А соцсети особенно порадовал «домик для уточки», обозначенный в расследовании ФБК. Блогеры уже успели сравнить уровень жизни уточки и собак породы корги, выдвинуть версию, что дача на самом деле принадлежит гражданину США Скруджу МакДаку… Ну, и град карикатур тоже последовал. Например:

14359216_1361127967234860_8714684503840794249_n

И вновь к одной важной теме.
К теме алкоголя, я имею в виду.
Не знаю, сколько граждан и какие именно спиртные напитки предпочтут воскресным вечером: вероятно, число потребителей водки «Государева» сильно снизится, слегка повысится доля косорыловки «Сокол» и настойки «Сталинская», сложно сказать, что будет с пивом «Выхухоль». Возможно, будут даже некоторые сюрпризы с долей потребителей сидра и вина «Амброзия олимпийская» — хотя это очень сомнительно.
Но очень много сограждан будут хранить трезвость. Что по нынешним временам — совсем неплохо.

Всего вам доброго.
Егор Седов,
Санкт-Петербург, 17.09.2016

Первое фото: Памятник Сталину в Сургуте, 15 сентября (на следующий день после открытия). (Фото: Александр Кулаковский / URA.Ru).

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v