RSS

Егор Седов. Хроника недели: ТОПОНИМИКА И ДЖАЗ

Почти неделю Петербург лихорадит: мост имени Ахмата Кадырова (пока название не утверждено, решение топонимической комиссии носит рекомендательный характер) оказался способен объединить то, что казалось принципиально несоединимым. Объединить в стойком неприятии к возможному новому наименованию.

И либералы, и те, кого можно именовать только лишь «вата ватная» — все вдруг вспомнили, что они петербуржцы. И поняли, что кто-то решил за них, а это, поверьте, очень неприятное ощущение.

Правда, причины для возражений у каждого свои. Кому-то не нравятся авторитарные правители-коллаборационисты. Кому-то неприятна сама мысль, что можно назвать мост в честь одного из чеченских лидеров времен первой войны. Но и одни, и вторые взбешены тем, что название городского объекта предложено без спроса.

Итак, что произошло?

Еще в 2014 году депутат Законодательного Собрания Петербурга Виталий Милонов предлагал назвать улицу в Петербурге в честь Ахмата Кадырова. Но он многое предлагает, и, к счастью, далеко не все предложения становятся законодательными инициативами.

А 1 мая 2016 года был открыт мост через Дудергофский канал. Это очень важный объект для Юго-Запада — стал возможен прямой выезд из района «Балтийская жемчужина» к основным магистралям. Тогда же сообщили о возможности наименования моста в честь Ахмата Кадырова. Но топонимический скандал разгорелся позже.

Об официальной причине упоминает издание bezduhovnosti.com: официальные лица Петербурга были вынуждены принять к рассмотрению инициативу об увековечении Ахмата Кадырова, чтобы избежать напряженных отношений с Чеченской Республикой и ее нынешним главой Рамзаном Кадыровым-младшим.

Идея была предложена главой комитета по культуре Константином Сухенко. Впрочем, на первом заседании топонимической комиссии идея не прошла. Состоялось второе, уже закрытое — и вопрос «продавили».

Вот как прокомментировал решение вице-губернатор Владимир Кириллов изданию «Фонтанка»:

Что же касается мнения общественности, то Кириллов уверен, что его учтёт правительство города, когда примет окончательное решение. «Но сегодня это поддерживает один процент горожан, завтра – два, послезавтра – десять».

Какой великолепный образчик оптимизма!

А помните, совсем недавно мы слышали и с весьма высоких трибун, и с диванов Интернет-«патриотов» кое-что другое: мол, президента Путина и его курс поддерживает 86% граждан! А против — какие-то там жалкие 14%, а если что не нравится, можете уезжать…

Слышали мы такое? А как же! А тут вот меньшинство в 1% оказывается решающим. А ничего страшного — завтра 10% будет…

Почему-то включить такие надоевшие с 2012 года рассуждения о демократии как о диктатуре большинства смольненские чиновники не особенно торопятся.

Но что реально происходит? Почему внезапно городские объекты называют в честь Кадырова?

Есть несколько важных моментов, на которые надо обратить внимание.

Во-первых (и нынешняя история это показала сполна), петербуржцы крайне болезненно относятся к таким вещам, как изменения в топонимике.

Во-вторых, версий (неофициальных) в блогосфере очень много.  Сводятся они примерно к одному: «Глумление — мост в Москве в честь Немцова, где Немцов погиб, так и не назвали, а вот в честь Кадырова, который к Петербургу прямого отношения не имеет, мост назовут…»

Но и это объясняет ситуацию лишь частично. Те, кто продавливал решение топонимической комиссии, не могли не знать, какая реакция последует у горожан. И не могли ее не учитывать.

Конечно, можно возразить: возможно, «наверху» руководствуются идеей — а что они, петербуржцы, нам сделают? А сделать как раз в данном случае очень даже могут (не говоря уже о пикетах и согласованном митинге): достаточно неформального названия моста. Например, «Ахматовский», как уже предлагалось. Или — видел сегодня такое — «мост Льва Рохлина» (а генерал отношение к Ленинградскому военному округу имел). И вот так мост и станут называть все, от мала до велика. И он только на картах и останется «мостом Кадырова».

Такую неформальность чиновники в упор не хотят видеть. И напрасно.

Но есть еще одна возможность: а что, если реакция граждан была учтена, а затевалось все именно ради нее? Я и такой версии не стану исключать…

Даниил Коцюбинский предлагает еще одну версию:

«Так вот о резонах.
Мне здесь видится один. И он один стоит всех. Мемориал им. Ахмата Кадырова — это, по сути, «зашифрованный» памятник Владимиру Путину и всей его внутренней политике.
В основе которой, напомню, — «чеченизация» конфликта в Ичкерии, затем победа во Второй Чеченской войне, — и вся последующая «борьба с экстремизмом», позволившая так плотно затянуть имперские гайки, что сегодня авторитарной стабильности РФ не угрожает уже вообще ничего. Ну, кроме неисповедимых путей господа разве что…
Но фундамент всего этого кощеева великолепия, повторяю, — замирение Чечни, которое стало возможным лишь благодаря «чеченизации конфликта», то есть, привлечению на сторону Москвы части бывших сепаратистов во главе с Ахматом Кадыровым.
Так что «Мост Кадырова» — это Мост лояльности Самому.
Почему это понадобилось затевать именно сейчас? Думаю, по той же причине, по которой именно сейчас создана Нацгвардия, посажены Дадин и Павленский, принят ворох полицейских запретов и т.д.
Деньги кончились. Кремль напрягся. Народ, правда, продолжает пребывать в великодержавном теле-расслабоне. Но в Кремле сидят умные люди. И они этому расслабону не доверяют. И никогда не доверяли. И потому всё время что-нибудь эдакое «придумывали».
На сей раз вот придумали заставить нас поклоняться памяти о Второй Чеченской войне, благодаря которой мы получили на веки вечные ВВП Бессмертного…»

Это было про топонимику. А теперь — про джаз.

Всем известно (после встречи с БГ), что глава Следственного комитета Александр Иванович Бастрыкин — музыкант-джазмен. Правда, любитель — играл в студенческом оркестре. Но оказалось, что не только джазмен — он вообще очень разносторонняя личность, Александр Ивванович. Теперь он еще и писатель. И не просто писатель — он член Союза писателей.

Леонид Сторч:

«Мастер пера Бастрыкин — автор таких прозаических шедевров, как «Криминалистика: учебник», «Криминалистика: учебник для СПО», «Дактилоскопия: знаки руки», «Проверка сообщений о преступлениях», и др. В нашу эпоху, когда продажная Пятая колонна активизировала свою антироссийскую деятельность, а Госдеп из кожи вон лезет, чтобы не дать России встать с колен, пособие по работе с «сообщениями о преступлениях», т.е., доносами, имеет особую актуальность…»

Остается лишь надеяться, что его творение «Поправки к Конституции о единой государственной идеологии» останется только в качестве упоминаний в речах автора перечисленных бестселлеров. Иначе как бы не пришлось прочим писателям маршировать строем…

Кстати, про те самые сообщения о преступлениях. В Новосибирской области их проверяют самым тщательным образом. Сложно сказать, как там обстоит с проверками сообщениях о кражах или грабежах, но вот ежели кто чувствует себя оскорбленным (разумеется, не предложением типа «уезжай, «либераст», раз тебе наш патриотизм не нравится!») — то тут правоохранительные органы проверяют. И находят. И пресекают. И судят.

Вот так и осудили 21-летнего парня из Бердска — за репост картинки из ВКонтакте. Подпись на картинке содержала, мягко говоря, резкую критику крещенских купаний детей в ледяной воде.

Оскорбился некий Юрий Задоя — не менее известный в Новосибирске, чем Милонов в Петербурге (и известен он примерно схожими идеями). В итоге появилось обращение в Следственный комитет (тот самый, который возглавляет известный писатель).

Игорь Яковенко:

«Как объяснил подсудимый Кормелицкий, он «оценил умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии». Кроме того, Кормелицкий рассказал суду, что картинку эту он не сам придумал, и фото делал не он. Он скопировал ее из другого сообщения, где эта картинка пользовалась большим успехом и собрала множество лайков и перепостов. Ему тоже это фото показалось забавным, и он решил его разместить на своей странице.

Мнение прокурора: «Кормелицкий оскорбил верующих, так как является атеистом и испытывает ненависть к людям, исповедующим христианство». Заметим, что в обвинении прокурора атеизм  звучит как косвенная улика. Как некоторое значимое обстоятельство, образующее состав преступления. То есть за атеизм пока еще не судят, но он уже стал отягчающим вину обстоятельством».

Конечно, говорить, что есть такая вещь — Конституция РФ, в которой предусмотрена свобода вероисповедания и атеизма, — это очень банально. Но говорить это необходимо. Потому что мир — он вообще на банальностях и держится. А если их убрать, наступает безумие — к примеру, когда человека судят за высказывание в Интернете. Или за кросс-пост картинки.

И говорить эти банальности придется постоянно — до тех самых пор, пока мир не придет в себя и пока осужденный Кормелицкий (а равно и все осужденные по 282-й статье) не будет реабилитирован в связи с отсутствием состава и факта преступления, а сама статья 282-я (и ряд иных статей УК) не станут исключительно достоянием истории.

Сложно следить за ситуацией с выборами, когда скандал следует за скандалом. Да и выборы ли это? Ведь предупреждали ПАРНАС — Демкоалицию умные люди — не надо с наперсточниками играть, останетесь раздетыми. Но, видимо, история и в самом деле ускоряет ход: еще до выборов начались большие неприятности.

Электронные праймериз, которые должны были распределить список кандидатов, оказались сорванными. База данных избирателей оказалась в открытом доступе. Даже сейчас сложно сказать, что стало причиной — халатность ли, как утверждают некоторые наблюдатели, вредительство и взлом, как считают в самом ПАРНАСе. Факт остается фактом: людям пришлось менять пароли, кому-то уже стали поступать звонки…

Заодно выяснилось, что на сайте ПАРНАСа были и боты, и фейковые персонажи с одинаковыми IP.

К чести руководства ПАРНАСа было сделано все, чтобы все же учесть частичные результаты праймериз при составлении списка кандидатов.

849aa6e58dd5482ca4c9336e1087adb6

Михаил Пожарский:

«А удивительнее всего выглядит эта щенячья вера российской оппозиции в «прямую демократию» на фоне того, сколько хороших авторов писали о недостатках демократического устройства (навскидку: Хайек, Даунс, Олсон, Каплан и т.д.) и необходимости залечивать оные недостатки при помощи правильно организованных ограничений и институтов. Более того, примерна такие идея лежали в основе Билля о правах, высказывались отцами-основателями США на страницах «Федералиста» — мол, главным является создание системы ограничений, сдержек и противовесов.
Но нет, у нас продолжают думать, будто «демократия» — это такое волшебное лекарство, которое разом излечивает все болезни. Главное, провести Честное, Открытое и Прозрачное голосование — а так сразу заживем. Иначе как культом карго это назвать сложно.
…….
Олсон писал о том, что избиратель подвержен «эффекту безбилетника» т.е. избирателю попросту незачем голосовать и вникать в выборный процесс — его голос слишком мал, это иррационально. В этой ситуации на коне оказываются небольшие группы, за счет своей сплоченности и организованности.
Проще говоря, если на ваших праймериз может голосовать любая собака с улицы — это говорит о том, что отдельный голос ничего не значит. А если так, то и голосовать люди будут спустя рукава, не воспринимая происходящее всерьез. В результате могут придти какие-нибудь сектанты и всех нагнуть. И что же? Так и происходит! То Тесак придет, то Мавроди»
.

Все происходящее было бы куда печальнее, если бы не доносились вести с другой стороны баррикад. А там, похоже, после провала т.н. «Новороссии» царит уныние. Хотя у некоторых представителей амбиции, похоже, еще остались — даже после провала в Славянске, даже после сидения в подвале у своего же подельника-конкурента Безлера по кличке «Бес».

Вот отрывок из интервью Гиркина («Стрелкова») для издания «Znak.com»:

«Мы не будем бороться за власть мирным путем и вообще бороться за власть сейчас.«.

И тут же:

«Мне не интересны все эти игры с выборами, рейтингами, необходимостью иметь популярность у населения и врать ради этого. Мне это неинтересно. Но я вижу сейчас кризисную ситуацию в стране и не могу оставаться в стороне. Раз уж так получилось волею судеб, что я приобрел определенную популярность, известность, я не имею права ее зарыть в землю, как таланты из известной притчи».

На самом деле, известность бывает разной. Гиркин — несомненно, историческая фигура. Вот только одни в историю входят, а другие в нее вляпываются. Его случай как раз из последних.

Но есть ли что-то, внушающее хотя бы умеренный оптимизм?

Да. Кое-что есть.

Евгения Литвинова о дне солидарности с украинскими заложниками в Санкт-Петербурге:

«Те, кто сегодня впервые услышал имена Карпюка и Клыха, подробно расспрашивали и сопереживали. Не было наглой ухмылки, не было этого излюбленного ватного, лишенного всякого смысла почти междометия, сопровождающего каждую фразу оппонента: «А докажите!» Не было попыток самоутвердиться за чужой счет, выставить напоказ свои комплексы.
Но были и другие прохожие — свои люди, некое тайное братство. Они сразу узнали Николая Карпюка и Станислава Клыха, они помнили, что судилище состоялось в Чечне, желали заключенным скорейшего выхода на свободу, благодарили за акцию.
Один из собеседников, когда я рассказала, что мент всё время отсчитывал 50 метров и требовал, чтобы я шла с плакатом всё дальше и дальше, воскликнул: «А еще надо всем говорить: Ку!».
Два парня и девушка скандировали: «Слава Украине!» — «Героям слава!», фотографировались с плакатом и даже угостили конфетой.
Что всё это значит? Понятия не имею. Случайность? Новая тенденция?
То ли мне сегодня очень повезло, то ли сограждане понемногу начали приходить в себя. Я даже не знаю, кто эти люди. Один – точно петербуржец: рекламировал прогулки на катере. Это он советовал при виде начальства приседать и говорить: «Ку!». Но кто остальные? Откуда они? Не спрашивала, чтобы люди не насторожились.
Теперь остается лишь гадать и ждать следующего пикета…

Еще одна любопытная подробность сегодняшнего дня. …К нам менты подходили проверить паспорта и следили за 50-метровым интервалом между пикетчиками. Всё, как обычно. Но у НОДовцев (а они, как всегда, притащились вслед за нами) дела обстояли намного хуже. Их прямо на Невском обыскивали: предлагали поднять руки вверх и изучали содержимое карманов.
Безусловно, это нарушение прав личности, и надо такими случаями заниматься, нельзя ментам спускать самоуправство.
Но я за НОДовцев вписываться не буду.
Пусть уж сами как-нибудь».

 

Вот такие новости и размышления принесла неделя. На дворе — средневековье, топонимика и джаз…
Какой окажется следующая неделя, не очень ясно. Но будем и дальше следить за новостями.

Всего вам доброго!

Егор Седов,

4.06.2016, Санкт-Петербург

 

На первом фото: мост через Дудергофский канал, Санкт-Петербург.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v