RSS

Егор Седов. Хроника недели: КАК ЭТО ПОНИМАТЬ?

Вопрос «как это понимать?» стал на минувшей неделе ключевым. К нему пристегиваются и крупные, и кажущиеся (но только кажущиеся) незначительными события. Ну, можно ли считать крупным событием выступление режиссера и последующую реакцию некоего мотоциклиста? Или интервью (всего-то лишь) бывшего лидера провластной молодежки? Но крупное складывается из мелочей.

И это — первое, что надо понимать.

Вот и начнем.
Выступление Константина Аркадьевича Райкина на съезде Союза театральных деятелей стало сенсационным. Но ведь он не сказал ничего такого, о чем мы не знаем. То есть, вопрос, не в том, что сказано — а кем и где.

«Меня очень тревожат — я думаю, как и вас всех — те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна — дистанцируется. Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры — я не знаю, как кто к этому относится, а я считаю, что это величайшее событие векового значения в нашей жизни, в художественной, духовной жизни нашей страны… Это проклятие и многовековой позор вообще отечественной нашей культуры, нашего искусства — наконец, был запрещен.

И что сейчас происходит? Я сейчас вижу, как на это явно чешутся руки кого-то — это изменить и вернуть обратно. Причем вернуть обратно не просто во времена застоя, а еще в более давние времена — в сталинские времена. Потому что с нами разговаривают наши начальники непосредственные таким лексиконом сталинским, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь! Это говорят представители власти, мои непосредственные начальники, господин [первый заместитель министра культуры Владимир] Аристархов так разговаривает. Хотя его вообще надо переводить с аристархского на русский, потому что он говорит языком, которым просто стыдно, что от имени министерства культуры так человек разговаривает».

Разумеется, Константин Райкин — лоялист. Люди, живущие в Сети — они не злопамятные, просто они порой злые — и на память не жалуются. Посему немедленно вспомнились и совсем иные цитаты режиссера: от «я надеюсь быть в дальнейшем тоже полезен Путину» (2000) до «Думаете, я в какой-то части своей натуры не радуюсь, что Крым стал теперь российский? Да радуюсь, конечно!» (2014).

Если режиссер не видел ранее связи наглых группировок, присвоивших себе полномочия цензоров, и своих прежних причин для радости, то ему очень быстро об этом напомнили.

Напомнил, так сказать, байкер Залдостанов по кличке «Хирург»:

«Дьявол всегда соблазняет свободой! А под видом свободы эти райкины хотят превратить страну в сточную канаву, по которой текли бы нечистоты. Бездействовать мы не будем, и я сделаю все, чтобы защитить нас от американской демократии. Несмотря на все репрессии, которые они распространяют по всему миру!»

Зачем тут американская демократия (столкнувшаяся с «феноменом Трампа») он не пояснил.
Впрочем, «Хирург» — это только надводная часть айсберга. Просто его цитаты оказались в поле зрения широкой публики, а вот слова каких-нибудь душеновых и прочих деятелей «красно-коричневой», по определению 90-х, тусовки — они были «для своих», хотя, пожалуй, они еще очевиднее. Там досталось и современному искусству, и постановке «Тангейзера», и собственно «райкиным» (а кого под этим термином имеют в виду «хирурги» и душеновы — это сказать сложно).

Вот такой у них, «хирургов», оказывается, Дьявол — свободой соблазняет. Остается выяснить, кто их соблазнил несвободой, всеми этими сталиными и иванами грозными.


Но вот что получилось: и Константин Аркадьевич у нас лоялист, и так сказать, байкер — тоже.
Поэтому оппозиционная фейсбучная публика может обсуждать это сколько угодно, но ответа-то ждали от Кремля. И дождались.

Оказывается, дьявол вовсе не соблазняет свободой, но способен попутать некоторых мотоциклистов.

«Песков признался, что к таланту Райкина в Кремле относятся «с безграничным уважением». Он выразил надежду, что байкер Хирург (Александр Залдостанов) извинится перед режиссером за обвинения в том, что такие, как Райкин, якобы хотят превратить Россию в сточную канаву для нечистот. «Я считаю, что просто бес попутал этого мотоциклиста, который его (Константина Райкина) оскорбил. Я надеюсь, что он извинится», — сказал пресс-секретарь Путина».

Надежды Пескова оказались относительно напрасными. Но дело, конечно, не в этом.
Вопрос иной — а как ко всему этому относиться?

Евгений Ихлов:

«Кампания поддержки свободолюбивого Райкина К.А. уже достигла кульминационной точки — поддержки Звягинцева, Дормана, Табакова и…. [барабанная дробь]… Познера…
Она уже стала превращаться в аналог ельцинского выступления на пленуме ЦК КПСС 29 лет назад… выступления Юрия Афанасьева на съезде народных депутатов 27 лет назад (знаменитое «агрессивно-послушное большинство») … или выступления Милюкова в Думе 100 лет назад (ещё более знаменитое «Глупость или измена?»).
Словом, она стала знаменем и паролем…
Но тут протест против деспотической и невежественной власти и её охранных отрядов был аккуратно переведён в протест против деспотизма невежественных масс, помещён в испытанные рамки романтического противоречия «художник и толпа».
Ключевые слова произнёс Владимир Познер: «Голос народа далеко не всегда достоин уважения: немецкий народ поддерживал Гитлера, советский народ требовал «врагам народа» собачьей смерти, хотя эти люди ни в чем не были виноваты. История показывает, что власть, если того захочет, поворачивает народ именно туда, куда ей, власти, надо».
Так гневное обвинение Юрия Афанасьева, заклеймившего советскую номенклатуру и её марионеток, было изящно перевёрнуто и обращено против самого подъярёмного народа…
Зато заботливо выращиваемые властью и старательно науськиваемые ею погромщики были произведены в «голос народа» — о чём они сами, между прочим, и не смели мечтать.
А потом — как и положено в античной драме — бог из машины — министр Мединский экстренно встретился не только со смутьяном Райкиным, но и с директором его театра.
Судя по последующему коммюнике, высокие договаривающиеся стороны пришли ко всестороннему консенсусу по всему кругу обсуждавшихся вопросов, разъяснили друг другу все возникшие были недоразумения…
Генук… Чоткие пацаны забили стрелку, конкретно перетёрли и сняли непонятки…»

Да, так оно и было. Встретились с Мединским, поговорили, взаимно извинились… И все как бы в порядке, да.
Но осадочек-то остался.
И никуда не делись бесконечно уважаемый Константин Аркадьевич Райкин (с одной стороны) — и попутанный бесом мотоциклист (с другой).
Охранительской тусовке указано ее место.
И это позитив, конечно. Однако не произошло и отказа от ее дальнейшего взращивания (а одно-единственное «денег нет» превратило бы ее в завсегдатаев кухонь с водкой и — в лучшем случае — продавцов прессы «для своих», как оно в 90-е и было).
А служилая интеллигенция… Ну, как будто кто-то питал на ее счет иллюзии! Но есть определенные обстоятельства, когда начинает задыхаться и она.

Алина Витухновская:

«Деятели российского масскульта в очередной раз продемонстрировали свою сущность. Разовые эмоциональные всплески «осознания» глубочайшего позора и бессмысленности своей деятельности, абсолютно не являются основанием для какой-либо героизации.
Константин Райкин извинился перед Мединским. А именно — в ответ на принесенные извинения Райкина за излишнюю эмоциональность его речи о недопустимости цензуры в искусстве, «Мединский подтвердил готовность после утверждения федерального бюджета на 2017 год оказать содействие театру в будущем году».
Собственно, реплики режиссёра — были не столько морального характера, как показалось наивной публике, а своеобразной бюджетной истерикой. Находить авторитетов в нынешней легализованной культурно-обслуживающей среде становится не только глупостью, но и просто дурным тоном».

Вот и еще одна новость недели — интервью экс-пресс-секретаря движения «Наши» Кристина Потупчик. Мы-то знали ее как охранителя охранительского. Ан нет же!

«Тусовка выработала примитивную демаркацию — ватники против либерастов, третьего не дано. Я вот — «охранитель», поэтому, по версии либералов, должна требовать запрета абортов, истребления геев и ссылаться при этом на План Даллеса. А многие мои коллеги считают, что я не имею права ставить под сомнение безгрешность чиновников любого уровня и искать угрозы режиму где-то кроме как на Западе».

Конечно, неплохо бы напомнить госпоже Потупчик, члену Общественной палаты, что предшественниками тех самых «погромных» группок (например, пикетировавших в Новосибирске выступление Константина Райкина) были в том числе те самые «нашисты», чьим пресс-секретарем и в какой-то мере «лицом движения» она и была.


Впрочем, как выяснилось из интервью, сейчас она занимается в Общественной Палате вопросами зоозащиты. Поскольку в России мало кто этом всерьез занимается, то пусть Кристина Потупчик попробует — может, и получится что-то. Заодно ей придется выяснить печальную подробность: персонажи, мучающие животных, рано или поздно переходят на людей — пример садиста Мильчакова, воевавшего на Донбассе, более чем показателен.

И, раз уж мы заговорили о садизме, то нужно вспомнить еще одно событие недели: «ловец покемонов» Руслан Соколовский снова в СИЗО.

Кировский районный суд Екатеринбурга отправил блогера Руслана Соколовского, который прославился тем, что ловил покемонов в Храме на Крови, в СИЗО: судья Оксана Хамицевич посчитала, что он нарушил условия содержания под домашним арестом.

Напомню, в чем обвиняют Соколовского. «Преступное действие» выразилось для стороннего наблюдателя в том, что молодой человек прошелся с мобильным телефоном по храму. После чего был сделан видеоролик. Но чтобы «оскорбиться», оскорбленцам требовалось поискать его в Сети, просмотреть… Только после этого оскорбленцы могли говорить хоть что-то о некоем ущербе для себя (непонятно в чем выражающемся).

На сей раз, как передает «Екатеринбург он-лайн», суд проходил в закрытом режиме.
И вот это не вполне ясно. На процессе о ловле покемонов вряд ли могут озвучиваться хоть какие-то гостайны.
Закрыли Руслана Соколовского якобы из-за того, что его навестила его девушка, которая проходит в качестве свидетеля, причем знать об этом он не мог.

Издание «Оm1» сообщает:

«Заседание суда провели в закрытом режиме, обосновав это неразглашением тайны следствия. Журналистов допустили только на оглашение меры пресечения, а когда все вышли на улицу и ждали, что из здания суда выведут Соколовского, на его защиту встал полицейский с пистолетом в руке».

И это не вполне понятно. Чем так опасен видеоблогер Соколовский?

И стоит ли именно сейчас, когда даже с весьма высоких трибун начали если и не сомневаться в цензуре, то, по крайней мере, выражать некоторое неудовольствие кучками «оскорбленцев», вообще как-то раскручивать это дело? В конце концов, ведь мир имеет свойство меняться, а репутация — свойство накапливаться…

Ради чего? Погладить доносчиков? Дать сигнал «оскорбленцам» на дальнейшие поиски крамолы?
Или мы о чем-то важном не знаем? Или есть какие-то очень важные персоны, которым блогер Соколовский перешел дорожку — а покемоны стали предлогом?

К сожалению, иногда без конспирологии действительно не обойтись…

Арестованный Руслан Соколовский?

Арестованный Руслан Соколовский

Иногда конспирология (теория заговора) важна и для понимания некоторых событий в мире. Я понимаю, что сейчас произнести это сочетание — «теория заговора» — это рискнуть репутацией. Но, простите, господа, смеющиеся над заговорами, заговоры-то и в самом деле — реальности. Слово не нравится? Ну, это как в анекдоте — кое-что есть, а слова, видите ли, нет?

Так вот, есть в Европе такая страна. Называется Черногория (в славянских странах) и Монтенегро (в остальных). В связи с этим вспомнился уже не анекдот, а вполне себе история из жизни дипломатов младшего уровня, вчерашних выпускников вуза в одной из стран СНГ. Нужно было составить документ на некую конференцию, где потребовалось вписать названия наций. «Так, Молдова — мордоване, Литва — литовцы, Монтенегро… Ох, как же их там?» — «А пиши — монтенегры!»

Так вот, не у «монтенегров», а у черногорцев проводились в октябре выборы. Партия власти (стремящаяся к вступлению в НАТО) победила, оппозиция — соответственно, проиграла, вроде, все как всегда… А потом выяснилось, что совсем не так.

Оказывается, в стране готовили переворот. Готовили личности из соседней Сербии. Теперь говорится, что около резиденции премьера найден схрон с оружием… Проще говоря, строптивому славянскому народу, стремящемуся в НАТО, попытались навязать «Черногорскую народную республику». К счастью — неудачно. Рассчитывали, судя по всему, применить «технологию цветных революций» — и не учли, что революции — это не технология, а протест людей.

Собственно, это — системная ошибка любых «охранителей». Если они начинают понимать, что люди — это не чистые листы бумаги, на которых можно написать что угодно, что к революциям ведут не некие «дяди и тети из Госдепа», а, например, «закручивание гаек» и коррупция — они охранителями быть перестают. Апгрейдятся как минимум до уровня Кристины Потупчик.

Евгений Ихлов:

«Трогательная» история о том, как очередные гиркины на деньги очередных малофеевых хотели залить кровью Черногорию отвратительна тем, что заговор разворачивали с территории Сербии, которая не просто «сестра» Черногории (это чтобы не произносить штамп «братский народ»), но именно боевая соратница*… И теперь между ними должна была пройти кровь жителей Подгорицы, которых планировали расстрелять на спровоцированной демонстрации…
Но, разумеется, при всём этом не обошлось без спецслужбистской «крыши» — раз стремглав в Белград примчался Патрушев и добился, что арестованные российские международные террористы (а это именно так квалифицирует подобный заговор право) всего-навсего высланы домой…
* В эти дни 104 года назад Сербия объявила войну Османской империи в поддержку Черногории».

Ко всему этому добавляется сперва появившееся, потом опровергнутое сообщение об аресте в Сербии россиян (из числа принимавших участие в войне на Донбассе) и их депортации, о неожиданном визите в Белград секретаря Совбеза РФ Патрушева…

Похоже, в любом случае что-то очень мрачное грозило Балканам. Слишком часто этот регион поминался в новостях, слишком он пестрый — не менее, чем Сирия…

Всего вам доброго!

Егор Седов,
Санкт-Петербург,
30.10.2016

На первом фото: Традиционный «Марш против ненависти» в Санкт-Петербурге 29 октября не был согласован чиновниками из Смольного. Однако люди собрались, и марш состоялся в режиме народного схода и прогулки на Васильевском острове. Сообщается, что полиция была достаточно лояльна к участникам, даже державшим плакаты, однако двоих активистов (с флагами Украины и крымских татар) все же задержали.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v