RSS

Евгений Ихлов: Навальному могут устроить встречу с Немцовым

Запасная неделя для Навального

В конце января я выразил сомнения (см. приложение) в том, что президентские выборы состоятся в следующем марте. Основания к этому у меня, среди прочего, были такие: очень гонят повторный процесс над Навальным и Офицеровым.

Логика моих рассуждений была такая — штампованный приговор всё равно отменит Страсбург (точнее, Президиум Верховного суда на основании вердикта Большой палаты ЕСПЧ) и Навальный опять станет несудимым, т.е. имеющим право баллотироваться, а если же процесс вести не шатко — не валко, то есть возможность что новая отмена приговора не успеет до завершения регистрации кандидатов.

Можно отменить самовыдвижение, но это прямое нарушении конституции (каждый имеет право), но главное — это лишит Путина возможности стать «всенародным», сделав его партийно-единороссовским. Или — «двухпартийным» (ЛДПР так нагнуть не удастся — посыплются местные ячейки, партию власти не любящие).

И тут происходит три события:

а) выносится повторный «кировлесовский приговор», который совпадает на просвет с уже отменённым, что является прямым оскорблением ЕСПЧ;

б) выборы с 11 марта перенесены на 18 марта, что даёт Навальному фору в лишнюю неделю на кампанию (мнение Явлинского, что 18 марта 2018 заодно проведут плебисцит в поддержку ставлю под сомнение, потому что утверждение договоров — прерогатива Госдумы, а закон о референдуме исключает проведение его по вопросам компетенции Федерального собрания [именно поэтому абсурда позиция запрещённой «Армии воли народа», желавшей референдума о проекте закона «О суде народа»], и вообще, через год Крым все забудут);

в) дело Навального передано в Большую палату ЕСПЧ.

В любом случае отмена второго приговора и констатация грубого нарушения прав Навального (и Офицерова) произойдёт до середины декабря 2017 года.

Дальше у властей будет ограниченный выбор действий:

— устроить Навальному встречу с Немцовым (и мы знаем, чьи два профиля будут украшать ордена героев будущей революции);

— отменить через Конституционный суд решение Большой палаты ЕСПЧ по уголовному делу как «неконституционное»;

— третий раз приговорить Навального, вынеся ещё одну копию приговора с теми же пропущенными и лишними запятыми…

Но если таких экстремальных вариантов не будет, то для агитационной кампании Навального сдвиг на неделю от новогодних длинных каникул будет полезен… Непонятно, зачем ему так помогать испортить Путину всё триумфальное возвеличивание в виде четвёртого переизбрания?

И возможно, что мои рассуждения о том, что выборы будут не 18 марта 2018 года, а куда раньше и в виде битвы преемника Путина с Явлинским, имеют под собой некие резоны.

Приложение — моя январская статья.

«Зачем так гнать процесс Навального — Офицерова?

Тоталитарный режим основан на пропаганде не в меньшей степени, чем на терроре. А пропаганду надо подготовить и развернуть. Поэтому, в отличие от романа «1984 год», замена мишени кампаний ненависти не происходит комической передачей записки митинговому оратору (хотя как шарж — сцена «Океания больше не воюет с Евразией» великолепна).

Понимающих людей надо готовить заранее.
Вот весной 1941 года в «Правде» (т.е. всем начальникам, пропагандистам и интеллектуалам на заметку) появляется очень сочувственный репортаж о посещении корреспондентом ТАСС одной из позиций противовоздушной обороны в Лондоне. Для Гитлера и Шелленберга (если бы они имели аналитиков коминтерновского уровня) это уже было бы достаточным основанием понимать, что «прошла любовь — завяли помидоры»…

Отзыв «интербригадовцев» из Испании в 1938 году — это ведь совершенно ясно — чтобы по осени Гитлер и Муссолини имели свободные руки для любых международных обострений…
Летом 1939 года утихает антигитлеровская пропаганда.

А сообщения о моче Сталина и, тем более, о дыхании Чейна-Стокса в бюллетенях марта 1953 года — просто крик о том, что генералиссимус уже сыграл в мавзолей (я представляю, как по всему Союзу и все зарубежные начальники, генералы, лагерные коменданты и всякие послы вызванивают или вызывают перепуганных медиков и вкрадчиво так спрашивают, что мол, за дыхание такое, вот вы как специалист, что скажете? — и слышат: скажу, что коечка скоро освободится и надо готовить вскрытие…).

Это я не о подготовке спецкорпуса на 10 (!) коек в ЦКБ, это я — к гонке процесса Навального-Офицерова.

Зачем так гнать, чтобы даже тормозить процесс по делу об убийстве Немцова? Ведь если президентские выборы в марте 2018 года, то последовательность событий такая. Февраль 17-го (ну, начало марта) — оглашение обвинительного приговора. Немедленная подача предварительной апелляции. Не очень загруженная коллегия по уголовным делам Кировского облсуда утверждает приговор в мае.

Тогда же прекрасные ученицы Карины Москаленко — Ольга Михайлова и Светлана Давыдова посылают жалобу по срочной процедуре в ЕСПЧ (Страсбургу плюнули в лицо — отмененный приговор продублирован).

В Страсбурге же сокрушенно качают головами: действительно, плюнули в лицо… и начинают коммуникации. Есть вероятность, что и второй приговор отменят и от злости такого понапишут… Минюст срочно обжалует решение ЕСПЧ в Большую палату, потому что оригинал решения уже подан в Президиум Верховного суда — как вновь открывшиеся обстоятельства… Скандалище!!!

И зачем это все, когда можно было восстановить Навальному статус судимого к лету, относя этим пик международного скандала за пределы выборной кампании?

И обратите внимание, что никто не ведет атак на Явлинского, периодически громогласно восклицающего: вот как объединю всех демократов, как победю!…

Версия
1. Для Путина Навальный — боксерская груша, а старательно увернувшийся от историй с Исаакием и чертой оседлости Явлинский — даже не мелкий камешек на пути бронемашины «Водник» (в Сирии дороги вечно завалены камнями).

2. Для заведомо слабого (или глупого) преемника Путина от партии власти, да еще в условиях раскола в верхах (дело «Шалтая-Болтая» — нашей российской «Белой капеллы») — Навальный — смертельная угроза.

3. Поэтому есть вариант, что президентские выборы будут куда раньше — как только Навального переприговорят, и без Путина, который этим покинет политику навсегда (самое большое в середине своего срока преемник Путина от партии власти неизбежно проведет ритуальную кампанию «критики культа личности и его последствий»).

4. К таким мощным политическим сдвигам полагается «операция прикрытия».

4а. Политолог из МГИМО (а не из «Вышки»!) профессор Соловей говорил и писал, что для Путина скоро будет необходимость на месяцы покидать рабочее место [иного объяснения, чем тяжелая химотерапия, найти не могу] и готовилась отставка, но передумали (из-за этого последнего тезиса — еще и жив, и даже трудоустроен).

4б. Мудрый Обама не публикует напоследок данные о секретных счетах Путина, хотя всяческие намеки американский Минфин делал уже в апреле 2014 года, а уже куда «прозрачнее» намекнул ровно год назад. (Зачем помогать уже совсем фашистской фракции в российском истеблишменте?).

4в. Кириенко с грохотом и лязгом проводит совещания о подготовке к мартовским 2018 года президентских выборах, собирают вице-губернаторов на совещания, называют нужный процент явки, даже вызывают пред светлые очи лидеров партий и выясняют их формат участия в выборах…

4г. Фракция «на троне по последнего издыхания» накручивает Ливанова [напоминание — актёр взмолился к Путину во время награждения старомодном в стиле: на кого ты нас покидаешь, отец родной], с тем, чтобы он публично сделал так, чтобы максимально затруднить плавную ротацию власти…

PS. Как говорит мудрый русский арестантский народ: «Не веришь — прими за сказку».»

оригинал — https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1720406771307807

автор — Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v