RSS

Евгений Ихлов: Взывавшим «Царьград-наш», т.е. «Крест — на Святую Софию» по иронии истории пришлось в нём оказаться — в качестве беглецов

НА ЮБИЛЕЙНОЙ ВАХТЕ: НЕКОТОРЫЕ УРОКИ НА БУДУЩЕЕ

100 лет назад, 3 мая 1917 года полностью провалилась затея с сохранением основ самодержавия без самодержца — вал возмущения декларацией о продолжении военных усилий и верности союзникам свежеиспечённого министра иностранных дел Милюкова вынудил его и столь же новоотчеканенного военного министра Гучкова уйти в отставку.
А ведь именно они были организаторами и вдохновителями ноябрьско-мартовского военно-политического (генеральско-думского) переворота, покончившего с монархией.
И внешним основанием для устранения династии было именно её нежелание и невозможность организовать победоносное продолжение войны.
Теперь же военным министром стал министр юстиции Керенский, что означало утрату контроля за армией со стороны «оборонного» олигархата, и превращение лидера земского движения князя Львова в декорацию Керенского.

Так менее, чем через два месяца пошли прахом все хитроумные замыслы «февралистов»… Отыграть назад они попытаются через четыре месяца — нелепым Корниловским выступлением, которое окончательно погубит тогдашний либерализм.
И в свете этого выступления отчётливо становится понятна предусмотрительность авторов «Приказа №1» Петросовета, создавшего в армии альтернативную офицерам систему власти из унтер-офицеров, ставших костяком всех солдатских комитетов.
Новая армии, тут же переименованная в «Революционную армию свободной России», уже не могла быть использована ни для путчей, ни как карательная сила. Ценой этого стала невозможность её использования в качестве серьёзной наступательной силы.
Проблема заключалась в том, что русско-украинская в своём подавляющем большинстве армия совершенно утратила понимание смысла продолжения участия в войне. И поэтому была готова сражаться, только защищая ту землю, которую считала своей. Эффективность такой защиты вполне прочувствовапи на себе австро-германцы [тогдашнее выpажение], в своих сражениях с Махно.

Все понимали, что Константинополь уже не достижим как цель войны и по большому счёту не нужен [взывавшим «Царьград-наш», т.е. «Крест — на Святую Софию» по иронии истории пришлось в нём оказаться — в качестве беглецов], что Польшу и Литву — не вернуть, а полосу западноукраинской земли Брусилов уже вернул в прошлом году.
Все видели, что апрельская боевитость Милюкова и Гучкова была вызвана скандальным и необычайно кровопролитным провалом наступления генерала Нивеля, вызвавшим настоящее восстание французских частей.
Некоторые же знали, что не менее кровопролитное, хоть и успешное брусиловское наступление имело целью лишь помочь итальянским частям удержать фронт под Изонцо (и всё равно через полтора года фронт рухнул, и берсальеры бежали до окраин Венеции).

Желания опять поработать «пластырем», оттягивающим силы Второго рейха с «парижского направления», уже не было, и война уже совершенно перестала восприниматься как Вторая Отечественная.

Все эти соображения заставляют понять упорство Ленина в требованиях разрушении старой государственности и внезапная популярность «Апрельских тезисов», где алгоритм такого разрушения излагается. Потому что альтернативой была историю подавления «первой» «Солидарности» (август 1980 — декабрь 1981).

Сторонники Валенсы [об этих событиях советую пересмотреть «Человека из железа» Анджея Вайды] тогда удовлетворились параличом и даже дружественным нейтралитетом компартии («Объединённой Рабочей»), морально-психологическим контролем над Сеймом и заверениями, что польская армия не будет стрелять в народ — в отличие от декабря 1970). И сохранённая тоталитарная государственность, дождавшись пока хозяйственные трудности не перемелют революционный дух, нанесла свой удар в спину — переворотом генерала Ярузельского.

Поэтому если революция хочет победить, то она обречена ломать старый государственный аппарат и сносить старый правящий слой. Иначе — лучше сразу сдаться — так будет меньше жертв.
Но и с другой стороны — хитрецы, продумавшие как они натаскают себе каштаны из огня руками наивных сторонников, рискуют просчитаться.
Именно в этом и убедились век назад премудрые стратеги — Гучков и Милюков…
А 28 лет назад в этом убедился Горбачёв, решивший защитить себя от участи Хрущёва «бархатной» хунвейбиновщиной — антиноменклатурным народным движение, потом и декоративной многопартийностью.

оригинал — https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1690089747672843

автор — Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v