RSS

Фёдор Крашенинников: Перспективы у российского оппозиционного движения самые мрачные

Фёдор Крашенинников — российский политолог, журналист, публицист, писатель, общественный деятель рассказал корреспонденту Русского Монитора о  перспективах российского оппозиционного движения.

-Какими вы видите перспективы российского оппозиционного движения в свете украинского кризиса?

-По состоянию дел на июнь 2014 года перспективы у российского оппозиционного движения самые мрачные. По сути, сейчас никакого оппозиционного движения не существует — есть какое-то единичное сопротивление людей и групп режиму, но все это именно что оборона и никак не нападение. Кремль, к сожалению, полностью контролирует ситуацию и навязывает обществу удобную ему повестку дня. Например, власти решают когда и какие выборы проводить — и проводят их так, чтоб гарантированного и с минимальными проблемами победить. Для оппозиции участие в выборах оборачивается колоссальным напряжением и без того небольших сил — и практически неминуемым поражением и разочарованием. И так по кругу. Но главный удар по российскому обществу нанесли события в Украине. Причем, не сами события, а то, как они были преподнесены государственной пропагандой. Мне до сих пор трудно понять, почему смена власти в соседней стране переживается миллионами россиян с таким душевным трепетом. Но это факт — организаторы всего этого пропагандистского безумия буквально заставили все российское общество жить украинской ситуацией, забыв о проблемах России.

Пресловутый «украинский вопрос» разделил не только либералов и националистов, он разделил семьи, он разделил друзей. Последствия этой ситуация будут сказываться годами.

Мне лично это напоминает «дело Дрейфуса», которое в своей время разделил и перевернуло  все французское общество. В нашей ситуации происходит что-то совершенно беспримерное — целая нация живет проблемами соседнего государства. Выиграл от ситуации Путин, выиграла власть — ей удалось поднять свой рейтинг, сплотить вокруг себя большинство населения, деморализовать и расколоть всю и любую оппозицию. По сути, как я сказал в начале, никакой оппозиции толком и нет. Искушение Крымом оказалось для многие слишком сильным, и все что происходит после Крыма — это новая ситуация, которую большинство из нас еще не осознало.

Как вы считаете, является ли текущий раскол в рядах российской оппозиции стратегическим, или все таки, могут найтись какие-то точки для консолидации между «проимперским» и «антиимперским» крылом  в противостоянии авторитарному режиму?

Я, конечно, верю, что точки соприкосновения найдутся. Вернусь к своей главной мысли: невозможно бесконечно жить проблемами соседней страны, рано или поздно украинцы разберутся между собой и снова заживут своей отдельной жизнью, как жили последние 23 года. Давайте честно, еще год или два назад никому украинская политика была не интересна — и это нормальное явление. В Венгрии, допустим, тоже интересная политика — но у нас ею интересуются только специалисты.  Весь вопрос — когда мы очнемся? Украинский кризис, в худшем случае,  может затянуться на несколько лет, потом потребуется время для того, чтоб общество пришло в себя, вернулось домой, осмотрелось и обнаружило, что пока мы все глазели за скандалом в соседской хате у нас тут своих проблем накопилось.

Тем не менее, речь так или иначе идет о годах. В этом смысле действительно можно говорить о том, что раскол в рядах оппозиции стратегический.

Потребуется много лет, чтоб мы смогли спокойно говорить о проблемах России не срываясь на бесконечное выяснение взаимных позиций по Украине. Конечно, может случиться что-то сверхъестественное, что заставит людей очнуться от этого пропагандистского морока быстро и сразу. Но, с другой стороны, не стоит и слишком обнадеживать себя: власть может подкинуть обществу новую псевдопроблему, и повторять этот фокус снова и снова. Опять же, крымский вопрос. Главные споры на эту тему еще впереди, хотя сейчас многим ошибочно кажется, что вопрос уже решен навсегда.

-Каковы ваши прогнозы относительно судьбы так называемых ДНР и ЛНР, если Россия не поддержит эти образования прямым военным вмешательством?

Ну, я начну с того, что по моему мнению никаких ДНР и ЛНР не существует. Между прочим, официально их существование не признано и Россией, так что это не только мое мнение, но и позиция нашего государства. А что же существует? Есть группировки вооруженных людей, которые контролируют несколько городов и районов Донецкой и Луганской областей Украины. Против регулярной армии Украины, какой бы она ни была, долго они не продержаться — речь идет о неделях, в крайнем случае — месяцах. Потом все кончится.  Единственное, что могло бы сохранить эти образования и законсервировать их на какое-то время в положении Приднестровья или Абхазии  — это прямая или косвенная оккупация их Россией. Под косвенной я имею в виду как раз вариант Приднестровья, когда там находятся российские войска и самим фактом своего там нахождения гарантируют тираспольскому режиму возможность существовать.

Трудно предсказывать поведение Путина. Войска могут быть введены в любое время и вопреки всем противопоказаниям. Но есть все-таки серьезные основания полагать, что войска он не введет. Я лично думаю, что интерес Путина сейчас вот какой: сохранять нестабильность на Востоке Украины и использовать ее как козырь для торга с Западом. Вариант размена примерно такой: вы закрываете глаза на аннексию Крыма, учитываете интересы России в Украине — а мы помогаем решить вопрос с пресловутыми «народными республиками».

-Какое влияние окажет на внутрироссийскую ситуацию существование ДНР и ЛНР, в случае, если им удастся выжить?

-Если же  каким-то образом ДНР и ЛНР будут стабилизированы, то на внутрироссийскую ситуацию это никак не повлияет. Собственно, а как влияет на внутрироссийскую ситуацию Абхазия, Южная Осетия или Приднестровье?  Никак. Это будет еще один нищий, депрессивный дотационный регион. Но все-таки я надеюсь, что до этого дело не дойдет. Прямая оккупация по крымскому варианту — это новые санкции. А учитывая о каких именно санкциях сейчас говорят на Западе — это слишком сильные удары по экономике.

— Каковы перспективы путинского режима, каковы его главные болевые точки, в настоящий момент и в ближайшие нескольких лет?

-Перспективы путинского режима в любом случае мрачные, как и у любого авторитарного режима. Путин не молодеет, его команда — тоже. Новых решений от этих людей ждать не стоит, между тем как экономика нашей страны требует новых решений и как можно быстрее. Так что именно экономика остается главной болевой точкой. Определенные проблемы могут возникнуть и от потери управляемости: качество назначаемых из Москвы губернаторов и их команд все ниже и ниже, коррупция разъедает власть на всех уровнях. На этом фоне Кремль  зачем-то затеял муниципальную реформу, которая на мой взгляд ввергнет власть на местах в окончательный хаос. Это тоже будет болевая точка. Через некоторое время все эти проблемы в экономике и управлении вылезут наружу и власти придется что-то делать, что-то менять. Хочется верить, что к тому времени гражданское общество все-таки придет в себя и в трудный момент окажется способным взять на себя ответственность за судьбы нашей страны.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v