RSS

«Формально правильно, а по существу издевательство»: срыв покровов — как «Единая Россия» выигрывает выборы

Объясняя итоги прошедших выборов, оппозиционеры традиционно говорили о многочисленных нарушениях и фальсификациях, из-за которых у них была украдена победа или, как минимум, госфинансирование партии. Огорчены были все непрошедшие — от либералов до ультрагосударственников и сталинистов, от Михаила Касьянова из «Парнаса» до Михаила Хазина из «Родины». Но на самом деле картина, увы, горазда более грустная: разумеется, нарушения того или иного масштаба были в разных регионах страны. Но это бюрократия на местах, в попытке выслужиться, перестаралась — как показывает  опыт, можно было обойтись и без этого. Всё на самом деле гораздо хуже: в 2016 году сложилась такая ситуация, которая позволяет кандидатам от власти с лёгкостью побеждать даже в самом «оппозиционном» и переполненном дотошными наблюдателями и журналистами городе, в столице без всяких «каруселей». Рассказ моего друга – члена избирательной комиссии – приоткрывает завесу тайны над её механизмами.

— Говоришь – как же так получается, что с кем ни поговори – причём не только с продвинутыми и либеральными коллегами по работе и друзьями, но и с простыми качками в сауне спортклуба – так никто за «Единую Россию» не голосовал, а она побеждает от выборов к выборам? – говорит друг. – Сейчас объясню. Итак – наш участок. Зарегистрировано около 1800 избирателей. Из них на выборы пришло около 500, стало быть, явка всего около 27%, что впрочем, для Москвы вполне стандартно. Из этих 500 за «Единую Россию» проголосовало 136, за её кандидата 150. От списочного состава избирателей – 7,5% и 8,3%. Но у других партий ещё меньше, причем с большим отрывом. И вот так, благодаря 7,5% наших с тобой «земляков» «Единая Россия» и на нашем участке – победитель и формирует «конституционное большинство».

А теперь расскажу конкретнее, кто они – эти 7,5%. Молодёжь голосовать почти не шла, в основном одни старухи. Об их настроениях могу рассказать по наблюдениям за надомным голосованием – ведь помимо работы на участке меня ещё и отправили ходить с урной по лежачим бабушкам. Захожу в одну квартиру – лежит полубезумная бабушка, выпучила глаза: «Я за Россию, за Россию, за Россию! Поставь галочку, я сама не вижу!» Спрашиваю – «так за какую Россию – она же не одна. Есть Единая, Справедливая…» «За Россию, за Россию! За нашего президента»…

На третьей минуте вспомнила, что «сказали в четвёртый номер поставить». Кто сказал? Кроме «собеса» к бабушке никто не ходит. Но кто-то сказал, обработал, подготовил… Потом подобное выдает и вторая бабушка, третья – «За Россию, за Россию». Спросил у нашего второго члена комиссии – женщины – я то телевизор, как и ты, уже 12 лет не смотрю – «не было ли чего такого по ящику». «Было, — говорит коллега, — Путин выступал по телевизору и призвал голосовать за Россию». Почти все бабушки как штык и проголосовали «как надо» — некоторые даже искали четвёртый номер на бюллетене одномандатников. Одна только за ЛДПР и одна за «Родину» — «ах, там такой красивый мальчик идёт». Ах, да — ещё одна — в квартире со свежим ремонтом и новой мебелью бодрая и ухоженная пожилая женщина (бабушкой и не назвал бы) осознанно проголосовала за «Партию Роста» и соответствующего кандидата…

И вот ты смеёшься – да сколько их – этих лежачих бабушек – 33 на участке. А теперь вспомни про 150 голосов – это уже за минусом трёх вольнодумных бабушек 20% от их количества. Добавь учителей и т.п. – их тоже обработали как надо, всяких прочих зависимых бюджетников, от которых начальство требует фотографии с галочкой, параноиков, которые боятся что их посадят, если не придут, а когда пришли — то там сверху камера наблюдает, куда они эту галочку ставят… У нас же процентов 30-40 с явными психическими проблемами…

К слову – о психических проблемах. Проголосовав «за Россию», одна из бабушек поведала нам, приняв за представителей начальства, о своей беде: кто-то с крыши сыпет ей на балкон последнего этажа (!) толченое стекло, и она из-за этого кашляет… А вот не мой участок – соседний, там целый психоневрологический интернат. Коллега-наблюдатель оттуда сообщил цифры: там почти 100% явка, за «Единую Россию» 88,5%. А ведь есть ещё и больницы, воинские части, следственные изоляторы…

Вы не ходите на выборы, высокопарно хлопая ресницами – «Ах, от нас ничего не зависит», а эти люди, которых мы даже и на улицах не видим, потому что они  лежачие или запертые в стенах спецучреждений – «ходят». И в деревнях ходят – «не проголосуете как надо – вам не проведут газ». Добавь «особую электоральную культуру национальных республик», как обтекаемо говорят наши политологи. И вот так и получается, что 7,5% избирателей, кого мы даже в самой пролетарской бане не встретим, делают «конституционное большинство», а потом мы даже в пролетарской бане удивляемся, кто он — тот самый народ, который изъявляет свою волю аж в 88%.

Дмитрий Глинский

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v