RSS

Гибридное — по-русски значит ублюдочное

  • Written by:

5564A35BA46C9Ублюдочный режим, сложившийся в России (слово «ублюдочный» вовсе не ругательство, а лишь перевод на русский язык слова «гибридный», поскольку гибридов, то есть особей, получившихся в результате скрещивания разных видов, на Руси называли ублюдками) — этот режим совершает все больше хаотических судорожных движений, часто комичных, порой жутковатых, но всегда неадекватных и почти никогда не ведущих к благу страны и даже к благу самого режима.

Глава РПЦ Гундяев от имени фактически государственной конфессии называет «Евровидение» злом, говорит, что оно навязывает России то, что противоречит нашей культуре. Чуть позже президент поздравляет певицу Гагарину со вторым местом на этом самом «Евровидении». Дмитрий Киселев начинает свою итоговую программу «Вести недели» с ликования: «Победная весть — Гагарина — вторая!», — такой баннер налеплен на заднике студии.

Впрочем, начинаются «Вести недели», как всегда, с удивительно смешного промо-ролика: на фоне глобуса из серого сумрака возникает пухленькая фигурка Киселева и под пафосную музыку начинает вещать что-то про свободу слова, комично разводя ручки. Оказывается, весь этот ролик, буквально все — жесты, мизансцена, мимика и движения, — скопировано с начальных кадров голливудского фильма «Робокоп». Разница лишь в том, что тамошний режиссер Пол Верховен делал эти кадры под внушительную и грозную фигуру чернокожего актера, а когда вместо него в мизансцену вписали Дмитрия Киселева, эффект получился обратный голливудскому. Почему-то вспомнилось, как в детстве смеялись над хилыми ребятами, которые пытались изображать качков, отставив полусогнутые руки подальше от туловища.

Шут гороховый

Итак, разводя голливудским жестом пухленькие ручки, Дмитрий Киселев объяснил россиянам, что и как надо понимать в мире и стране. А тут и понимать нечего: есть в мире и в стране добрая и светлая сторона, а есть темная и злая. На светлой стороне, во-первых, как уже отмечалось, второе место Гагариной на «Евровидении», во-вторых, российско-китайские военные учения, в-третьих, День славянской письменности, а в-четвертых (не подумайте, что в-последних, ни Боже мой!) — Путин провел какое-то совещание, и, кажется, не одно, и все судьбоносные.

На темной стороне, естественно, США, Порошенко, там где-то с краю ИГИЛ, но центральное место в мире зла на этот раз занял Михаил Касьянов. Дело в том, что Касьянов дал интервью солидному французскому журналуPolitiqueInternationale. Причем больше всего Киселева возмутили два обстоятельства: во-первых, что журнал солидный, не глянец какой-нибудь с картинками, а во-вторых, что интервью большое, целых 20 страниц. Киселев очень сокрушался по этому поводу. Нет, чтобы у него, у Киселева, такое интервью взять, так пожалуйста, берут у кого попало.

«Воинствующая серость» — такой баннер висел на заднике в студии, пока Киселев объяснял, кто такой Михаил Касьянов, а также возмущался, что вот у такого никчемного человека берут интервью неразборчивые французы. Итак, «воинствующая серость» — это раз. «Миша-2 процента» — это уж к бабке не ходить. «На руку не чист» — это для тех, кто про 2 процента не понял. «Политик никакой» — это Киселев подводит общий итог разбирательства персонального дела Михаила Касьянова.

Гнев Киселева вызвал не только сам факт, что интервью французы взяли не у него, а у Касьянова, но и содержание интервью. Во-первых, на вопрос, готов ли Касьянов возглавить страну, политик и лидер политической партии Касьянов, вместо того чтобы смутиться и залепетать, мол, что вы, как можно, заявил, что готов. Во-вторых, на вопрос, что он будет делать с Крымом, если придет к власти, Касьянов ответил, что Крым вернет Украине. «Раздает страну!» — заорал Киселев. Дальше — больше. «Лепит, что Путин хочет вернуть СССР», — пожаловался телезрителям на злобного оппозиционера Киселев. И подвел итог: «России нужна здоровая оппозиция. И даже оппозиция либеральная». При этих собственных словах Киселев победоносно посмотрел в камеру, мол, смотрите, какую фронду несу в эфире, ничего не боюсь. Но, продолжил Киселев, эту оппозицию нам (в смысле им с Путиным) не дают вырастить Госдеп и ЦРУ, поскольку все время пестуют всяких Касьяновых, Немцовых (эту фамилию Киселев, конечно, зря назвал) и прочих Яшиных и Навальных, которые, как сорняки, занимают грядку, на которой должна расти правильная либеральная оппозиция.

Все время, пока Киселев кривлялся и жестикулировал, рассказывая, какой Касьянов никудышный человек и негодящий политик, на заднике студии, рядом с надписью «Воинствующая серость», висела большая фотография Михаила Касьянова, чтобы зрители случайно не забыли, кто именно эта самая серость. И тут Киселев решил найти Касьянову еще один, подходящий эпитет. «Шут гороховый! Вот что ему подходит!» — воскликнул Киселев и протянул пухленькую ручку к фотографии Касьянова. В этот момент в кадре одновременно оказались крупное серьезное лицо бывшего российского премьера и маленькая фигурка Киселева с фирменно откляченным задом. И трудно было усомниться в том, кому из этих двоих подходит определение «шут гороховый».

Гневливые смехачи

Когда в студии Владимира Соловьева заходит речь о событиях в Украине, состояние ведущего и большинства экспертов меняется ежесекундно, практически без промежутка переходя от заливистого смеха к неистовому гневу. Смех большинства собравшихся в студии неизменно вызывает любое слово, сказанное любым человеком, который пытается хоть что-то сказать в защиту Украины и против политики России. В «Воскресном вечере» от 24.05.2015 таким дежурным клоуном был украинский политолог Вадим Карасев.

В ситуации, когда ты один, а против тебя шестеро, включая ведущего, который тебя перебивает на каждом слове, а все остальные смеются, даже когда ты еще не успел ничего сказать, — в такой ситуации можно вести себя по-разному. Можно просто не ходить. Можно попытаться спокойно и размеренно, сквозь смех и вопли, донести свою точку зрения, взяв слово один-два раза за передачу. Редко, но это удавалось на наших зомби-шоу, например, Леониду Гозману или Владимиру Рыжкову. Карасев выбрал другой стиль. Он сам пытался все время перебивать выступающих. При этом говорил длинно, путано и малоубедительно.

На прямой вопрос Соловьева, кто напал на Украину, Карасев, вместо того чтобы дать такой же прямой ответ, известный всему миру, кроме обитателей студии Соловьева, стал зачем-то увиливать от ответа. А когда Карасев все-таки заикнулся о пленных российских спецназовцах, которых Россия списала и не признает, то немедленно получил вместо смешков в свой адрес такой напор агрессии, что, будучи человеком немолодым и далеко не атлетичным, похоже, просто испугался. Дело в том, что при упоминании спецназовцев, Соловьев немедленно подскочил к украинскому политологу и закричал: «А если я начну вас сейчас пытать, и вы мне признаетесь, что вы агент ЦРУ?».

Карасев испуганно уведомил Соловьева, что он не приехал в Россию нелегально с оружием в руках, как это сделали двое российских спецназовцев. На что Соловьев резонно обвинил украинского политолога: «А что же вы приехали на территорию государства, с которым вы воюете?».

Тут, видимо, надо отличать, кто и с кем воюет. Война ведь ублюдочная, то бишь гибридная. Россия как страна все-таки с Украиной в состоянии войны не находится. Поэтому не территорию России украинцам, и даже украинским политологам, приезжать не возбраняется. А вот федеральные телеканалы уже полтора года находятся с Украиной в состоянии войны. Поэтому появление гражданина Украины в подразделении информационных войск противника может быть либо попыткой рейда по тылам противника, либо предательством. У политолога Карасева рейда по тылам явно не получилось. А его призывы к восстановлению гражданской дипломатии, призывы сами по себе несомненно правильные, в студии Соловьева звучали действительно смешно, поскольку по факту были обращены к таким людям, как сенатор Евгений Тарло, режиссер Карен Шахназаров и представитель МИДа Мария Захарова. Разговоры о гражданской дипломатии с этими персонажами столь же уместны, как, например, дискуссия о пользе вегетарианства с каннибалами.

Родственные души

Возврат к временам Сталина невозможен, как бы ни старались зюгановцы, прохановцы и все хирурги скопом и каждый в отдельности. Но создать атмосферу, напоминающую сталинизм, возродить некоторые отношения, характерные для той эпохи, при большом усердии возможно.

Для этого надо очень любить силу, презирать того, кто в данный момент слабее, и не стесняться стучать на ближнего своего. Люди такого типа узнают друг в друге родственную душу и тянутся друг к другу. Именно так нашли друг друга и подружились Владимир Соловьев и Дмитрий Рогозин. Не случайно Рогозин намного чаще других становится главным героем комплиментарной части «Воскресного вечера», той части, в которой у Соловьева испаряется весь его сарказм, в глазах застывает внимательно-почтительное выражение, а все вопросы в конечном счете сводятся к одному: Ваше величество, ну как Вам удается быть таким гениальным?

Рогозин пришел в эфир к Соловьеву после того, как в той сфере, которой он руководит вот уже три с половиной года, произошли следующие события: ракеты «Протон-М» постоянно падают или сгорают, на Международной космической станции непрерывные аварии, а чудо-танк «Армата» при попытке преодолеть преграду в виде брусчатки Красной площади заглох напротив Мавзолея и его пришлось оттаскивать от гробницы Ильича, как последний «Запорожец».

Ответам Рогозина позавидовал бы любой чиновник хоть сталинских, хоть брежневских времен.

— Почему падают ракеты? — спрашивает Соловьев.

— Мы гордимся тем, как у нас развивается атомная промышленность, — отвечает Рогозин. И добавляет: А как им, ракетам, не падать, когда у нас все КБ работают на кульманах!

Соловьев подсказывает: А еще воруют!

Рогозин подхватывает: Да, деньги ушли. Сколько лет эти космические начальники получали миллиарды рублей!

Соловьев (с затаенным восхищением): Сколько людей вы посадили?

Рогозин (с гордостью): Около сотни. Это те, кто не понимает политику партии и правительства.

Соловьев: А кто мешает?

Рогозин: Мешает душок, который дошел из 90-х.

То есть человек три с половиной года руководит отраслью, довел ее до полной разрухи, при которой ракеты регулярно падают, МКС ломается, танки глохнут, а мешают ему воровство (где был три с половиной года?!) и душок двадцатилетней давности.

Следующий вопрос про Арктику.

Соловьев: Вот вы летели на Шпицберген. Почему Норвегия занервничала? (Возмущение Норвегии вызвало то, что Рогозин, которого Евросоюз объявил персоной нон-грата, пробрался на территорию Евросоюза.)

Рогозин (с удовольствием): Страх у них перед Россией! Это наша территория! (Видимо, о Шпицбергене.)

Соловьев: Вот они санкции вводят, виз нас лишают…

Рогозин (раздувшись от гордости): Танкам визы не нужны!

В советской цивилизации было много всякого. Подлого. Страшного. Душного. Величественного. Яркого. Смешного. Но почему-то те, кто пытается эту цивилизацию возродить, берут из нее самую гадость. Видимо, то, что подходит к природе берущих. А когда пытаются соединить это с самым гадким из современности, получается уродливый гибрид. По-русски ублюдок.

Игорь Яковенко

 Оригинал статьи был опубликован на Ежедневном Журнале

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v