RSS

И вновь — в граните: блогосфера о высказывании Медведева о зарплатах учителей и петиции за его отставку

  • Written by:

Премьер-министр Дмитрий Медведев на всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме» рекомендовал молодым учителям заработать «что-то еще» или уйти в бизнес: «А если хочется деньги зарабатывать — есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше». После этого на Change.org появилась петиция за отставку Дмитрия Медведева, моментально набравшая рекордное число сторонников.

«А чему собственно все так удивляются? Не эти ли учителя пачками из лифчиков бюллетени вбрасывали за партию Путина-Медведева? Ну вот партия их и отблагодарила, указала, что не питает иллюзий и что место безропотных шестёрок и терпил именно и только у параши. А просить зарплату у паханов это не по понятиям»,— пишет Антон Иванов.

Дмитрий Гудков:

«Зарплаты силовиков и учителей не нужно сравнивать». Премьер-министр снова отлил в гранит, на этот раз — на «территории смыслов на Клязьме». Это там, где Сергей Неверов упрекал девушку с низкой зарплатой двумя ее высшими образованиями.

Дело с премьером было так: встает молодой человек из Дагестана и говорит: вот у нас в республике зарплата учителя — 10-15 тысяч, силовика — 50 тысяч. А ему в ответ: и не думай сравнивать, не нужно, лишнее это.

В утешение премьер рассказал, что и в СССР так было: вот он получал 90 рублей, а милиционер — 250. Все честно, не жили хорошо — не стоит и начинать.

Тут можно привести сухую статистику. В России на сто тысяч населения 546 полицейских (не считая всех прочих силовиков, от Нацгвардии до армии). В Англии — 227. Значит ли это, что мы больше, чем в два раза опаснее англичан?

Даже в США, на которые так любит ссылаться наша власть, полицейских на 100 тысяч — всего 376. А главное — их зарплаты не превышают зарплаты учителей в 3-5 раз. Собственно — на каком основании? Полицейский обеспечивает нашу безопасность сегодня, учитель — завтра. Это две одинаково важные и трудные профессии.

Впрочем, что я, основание понятно: учитель не потащит в автозак с митинга — вот она, важная разница. Жаль, что премьер о ней забыл упомянуть».

Сергей Елкин откликнулся новой карикатурой:

«Учитель и силовик участвуют в двух прямо противоположных проектах, созидания и разрушения. соответственно», — считаетГеннадий Зайцев.

«Приснилось. Встречается Дмитрий Анатольевич с бизнесменами. Те начинают задавать вопросы и жаловаться: налоги высокие, проверяющие замучили, кредиты дорогие, законодательство кривое… Премьер не растерялся: Знаете, если хотели спокойной жизни, надо было в учителя идти!» — пишет Дмитрий Дробницкий.

Алексей Рощин:

«Высказывания бедового Медведева про учителей и бизнес вызвали настоящую бурю сарказма в интернете. А я вот еще немного подудю (или подужу?) в свою дуду. Ведь во всем этом эпизоде есть один неловкий момент, на который все та же московская тусовка (то есть основная аудитория ФБ) привычно предпочла не обратить внимания.

Напомню: весь сыр-бор замутил некий учитель из Дагестана, задавший вопрос, почему молодые учителя получают 10-15 тыс. руб., а молодые силовики — 50 тыс. руб., и нет ли, мол, в этом дискриминации. В ответ Медвед попер целиной, рассказывая про себя в молодости и про «надо заниматься бизнесом».

Однако — у нас есть Москва, в которой учителя в среднем как раз и получают… те самые 50 тыс. р.! Что, конечно, существенно выше, чем в Дагестане, и, главное — аккурат столько же, сколько дагестанские «силовики». Поэтому премьер вполне мог бы предложить и третий вариант «решения задачи»: можно смириться, как он в молодости, можно «уйти в бизнес» (как опять же он), а можно… уехать работать в Москву (тоже как он!) Вариантов масса, и все — на личном примере!

Ну а скользкий момент, почему в Москве учителя получают в 3 с лишним раза больше, чем в Дагестане (и чем во всех остальных «субъектах федерации») — или же почему учитель в Москве получает как дагестанский силовик — мы опустим. Это ведь из той же оперы вопрос, как и почему в Москве мостовые перекладывают по три раза за год, а везде — раз в 10 лет».

«После сборной России по футболу и омбудсмена Павла Астахова гнев россиян переместился на премьер-министра Медведева», — пишет Петр Романов.

Дмитрий Шагиахметов:

«Я подписал очередную петицию — за отставку Медведева.
Конечно же, я перелопатил после этого волну комментариев.
— Это — ничего не изменит. Не он — главное зло. Так, громоотвод.
(Не он главное зло, согласен. Винтик-шпунтик в системе. Одна из опор — вертикали власти. Но ведь и он — явно не добро).
— Не такую петицию надо писать. Нужно — за отставку Путина!
(Ну кто ж вам, ребята, мешает? Сочиняйте. Эту-то — точно подпишу).
— Они от наших петиций отмахнутся и забудут.
(Здесь, думаю, не вполне так. И для них — это — градусник. Измеряющий температуру общества).
…Я подписываю эти требования, просьбы, предложения — с которыми инициативные люди обращаются к народу, — по одной, главной, причине.
Мне хочется быть честным и правильным — перед самим собой.
Те несколько сумасшедших, которые однажды вышли к Лобному месту с плакатом в защиту Конституции — они что, думали, что победят? Но они — на всю оставшуюся жизнь — были в согласии со своей совестью.
…Мы подписываем петиции,которые власть по определению не будет выполнять (но будет, будет учитывать!) не столько для внимания власти, сколько для собственной честности, внутреннего комфорта. Для того, что через годы дети и внуки знали: мы не молчали. И не соглашались».

Егор Седов:

«С уважением отношусь к тем, кто подписывает петиции, дабы потом хотя бы перед самим собой не стыдно было. Но…
Но сам в этом участвовать по ряду причин не стану.
И одна из причин — следующая: а где были авторы петиции в момент «денег нет, но вы держитесь»? А до того? А никому ничего не было ясно, а вот стоило сказать об учителях — и пошла петиция? И — раскручивается! (Да, главное в петиции, как, собственно, везде, идет ли речь об эстрадной песне или о каком-то тексте — это РАСКРУТКА).
А как было с Астаховым? А со сборной по футболу? Когда уже, в общем, все ясно — но петиция легитимизирует это самое «ясно». И в ИХ внутренних разборках желания участвовать даже в виде подписанта петиции у меня нет. (Хотя повторюсь: мотивацию людей я вполне уважаю и одобряю).
И немного о фигуранте петиции. Я не знаю, остались ли еще доверчивые люди, до сих пор обманывающиеся словами о свободе, которая лучше несвободы. Просто вспомним, когда и при ком появились репрессивные законы, заложившие базу для реакции 2012-13 гг. Когда наиболее жестоко разгоняли «Стратегию-31». Когда была заложена база для непрошеной «заботы» государства о нас.
И многое, многое другое».

Он же:

«И еще об учителях и зарплатах. Никто не хочет поинтересоваться, почему Аза Рахманова, ведущий эпидемиолог (в области ВИЧ-инфекции), была отмечена за все свои труды медалью ордена «За заслуги перед Отечеством», а некоторые артисты смехаческого жанра увешаны этими самыми орденами, аки Брежнев?!
Смехачи — они, конечно, популярны у зрителей телеящика, но жизни-то они не спасают.
А это, граждане, приоритеты. Милитаризация — смехачи — спорт… А наука-образование — как-нибудь, где-нибудь.
Между прочим, перекос в приоритетах — штука очень опасная. Напомню: перекос с «инженерами на сотню рублей» уже как-то похоронил одну страну. И эта причина, пожалуй, не менее серьезная, чем неудачная военная поддержка «красного» режима у соседей».

Виталий Портников:

«Если Дмитрий Медведев останется в российской истории, то главным образом благодаря своей удивительной откровенности. Когда в бытность зицпрезидентом Российской Федерации он сообщал приближенным, что его слова отливаются в граните, не был уж так далек от истины. Пожелания здоровья и хорошего настроения крымчанам, сопряженные с простодушным «денег нет, но вы держитесь», будут помнить еще очень долго.

Теперь вот добрый совет российским учителям — заняться чем-нибудь полезным, если не хватает денег. Или не морочить людям голову, если не хватает способностей. Такого откровенного презрения к представителям одной из исторически самых уважаемых профессий не может позволить себе, пожалуй, ни один серьезный политик в мире — перед учителями будут расшаркиваться и Барак Обама, и Рауль Кастро. А Дмитрий Медведев может все.

На первый взгляд, это удивительно. Неужели он и в самом деле не понимает, что если отличается чем-то от педагогов, жалующихся ему на жизнь, то только полным отсутствием каких-либо моральных принципов. Ведь вся карьера Дмитрия Медведева — как, впрочем, и любого из путинских приближенных, — это вовсе не политическая борьба, которая приводит на вершины власти. Не программы, идеи, выборы, а планомерный и бесконечный отбор ничтожеств. И то, что в этой школе Дмитрий Анатольевич оказался лучшим учеником, свидетельствует отнюдь не в его пользу…»

«У нас, кончено, образцово-показательный Премьер», — замечает Максим Тарасов.

Подборка составлена изданием сайта Каспаров.ру

Комментарии

Комментарии