RSS

Игорь Гаркавенко.То что началось в Киеве имеет своим обязательным продолжением Россию

  • Written by:

Ни одна революция, которая не имела революционных целей за пределами государства в котором вспыхнула, — не победила.

Весной 2014 года, когда война на востоке Украины только начиналась, корреспондент Русского Монитора побеседовал с Игорем Гаркавенко в кафе рядом с киевским Майданом. В итоге получилось очень интересное интервью (по этой же ссылке вы можете прочесть и краткую биографию Игоря, она стоит того). Несколько дней назад нам удалось снова поговорить с Игорем, который в настоящее время в составе одного из добровольческих батальонов, сражается на востоке Украины и продолжить начатый разговор.

1902776_857175310960840_1217681107624337436_n

При прошлой нашей встрече ты говорил, что несмотря на то, что твои симпатии на стороне сражающейся Украины, что-то останавливает тебя от того, чтобы самому брать оружие в войне славян против славян, русских против русских, украинцев против украинцев, против людей, многих из которых ты знал лично.

И вот несмотря на это ты, все таки принимаешь решение сражаться за Украину. Что стало решающим?

Да, мне, как человеку идеология которого сводилась к формулировке «славянское единство», «русский мир», и т. д., у которого достаточно богатое «русско-националистическое» прошлое, было не так просто принять решение об участии в этой войне.

Как вариант, был, остаться в такой «принципиальной стороне» от всего происходящего.

Идеальным, конечно, было такое «перпендикулярное действо», то есть акт войны, но бьющий по некой «третьей» стороне, абсолютно негативной в глазах обоих противников, то есть удар по «системе», по представителям олигархата, и т. д., и т. п.

Но, после определённого времени раздумий, всё стало на свои места.

Эта война это судьба. От неё нельзя отвернуться «из порядочности», необходимо быть на острии судьбы. Прежде чем мы могли судить о том кто более прав Юнгер или Ремарк, они оба должны были быть ветеранами одной войны.

Подсказка этому есть в знаменитом диалоге Кришны и Арджуны на поле битвы, из Махабхараты.

Да, в битве против диктатуры, на Майдане, всё было безукоризненно чисто, — там «система», «семья», «беркут», «мвд», «титушки», а тут мы — активисты, граждане, нация.

Но ведь и в этой войне, которая была развязана после, несмотря на то, что в ней всё было гораздо сложнее, несмотря на то, что в ней часто были «гражданские против гражданских», «идейные против идейных», и т. д., всё равно, одна из сторон была объективно более права, и на ней были мои соратники по борьбе с диктатурой. И было бы непорядочным бросить их в этот момент.

Следующее, — в том случае, если я вижу много идейных своих и на другой стороне, если мечтаю найти с ними общий язык и направить в некое безупречно верное «третье» направление, скажем на Москву, у меня будет больше оснований для взаимопонимания с ними, если я буду к ним максимально близок физически, даже если это близость двух сторон одного фронта.

Мы солдаты, а у двух солдат в большей степени может получиться разговор, чем у участника войны с тем кто остался в «принципиальной» стороне.

На случай же, некоего «перпендикулярного» действа, предпринятого здесь, в Украине, то и его я могу осуществить только со своими фронтовыми товарищами по этой войне.

Можешь рассказать о самом ярком впечатлении на этой войне?

Вряд ли получится «о самом ярком».. Их было много. Что-то было сугубо военного характера, что-то психологического, что-то философского.. Время от времени посвящаю каждому из них текст.

Но это, из Цоя, перестаёт там быть для тебя просто словами из старой, прекрасной песни, и ты сталкиваешься с ним, как с абсолютной реальностью: «Война дело молодых, Лекарство против морщин»..

Стоит лишь оказаться там, со всеми своими депрессиями, недосыпаниями, внутренними разломами, как всё, в один момент, практически сразу по прибытию, приходит в идеальное, цельное, воинское состояние.

Очень интересным было сравнить экзистенцию, некий «внутренний дух» тюремного общества, в котором я провёл много лет, с духом общества военного. И первое и второе достаточно героичны, и первое и второе постоянно находятся в состоянии экстремальной ситуации..

Изменилось ли твое отношения к тем, кто сейчас воюет против тебя?

Нет, не изменилось.

Как и с нашей стороны там есть профессионалы, а есть не очень.

Как и у нас там есть идейные люди, но на нашей стороне их безусловно больше, относительно всего количества сражающихся.

Как ты оцениваешь результаты этой войны, а также эффект, который она окажет на Украну?

Эта война, на мой взгляд пока не завершена.

С одной стороны результаты негативны, цели не выполнены, противник не повержен..

Но с другой стороны, причина этого — слабость, капитуляция, и предательство центральной власти, а это лучшее условие для продолжения революционного процесса.

Та «линия» на которой остановились воюющие стороны, не может быть зафиксирована никакими договорённостями, это как дипломатические отношения ржавчины и металла, организма и вируса; такое разрешается только войной. Над Украиной нависла опасность полного уничтожения, не как экономического, или политического проекта, но как проекта исторического. И возможно, для того чтобы «быть», ей придётся сражаться практически «бесконечно»..

В этой стране, в этом обществе, впервые появилась новая «общественная формация», — добровольцы, ветераны, участники боевых действий. Это очень волевой элемент, который «за словом в карман не полезет», и такого рода волевая «инъекция» способна изменить к гордому и лучшему всё общество в целом.

Что будет с русским населением Украины в итоге?

С русским населением Украины не будет ничего плохого, как и не должно было быть в результате победы Майдана.

Единственное, чего оно должно смертельно опасаться, это Кремль, администрация Путина.

Это население разменная монета в руках Кремля, и её ещё не раз попытаются «разменять», в прямом и переносном смыслах.

Ты говорил, что предпосылки для восстания на востоке были, можешь сейчас остановиться на этом. Что привело к этому. Каковы были ошибки Киева. Что нужно было сделать чтоб избежать этого пожара?

Предпосылкой восстания было активное вмешательство в регион спецслужб и армии РФ, включая вливание огромных денежных

средств, оружия, прочих ресурсов, тотальную ложь СМИ, переброску наёмников, и просто введения регулярных войск. То есть, «причиной восстания» — была импровизация, игра в это восстание российской стороны.

Предпосылкой этого восстания на юго-востоке, в большой степени безусловно была:

Не доведенная до конца украинская революция, и приход на её крови к власти олигархата.

Однако, возможно, что «не доведённая до конца» помимо всего прочего, по причине того самого «восстания на юго-востоке».

Предпосылкой восстания была неверная политика Киева, или вообще отсутствие таковой, в отношении Юго-Востока.

У этой страны две части, и большая ошибка считать что они обязательно исключают друг друга, что одна должна полностью искоренить другую.

Восток социален, Запад национален. Это две гармоничные стороны одной верной революции. Не было ещё революции Национальной, которая бы обошлась без Социальной, как не было и Социальной которая бы обошлась без Национальной.

Наша революция могла уверенно идти на Юго-Восток при правильной расстановке акцентов.

Там индустриальный регион, и там следует говорить языком социальной справедливости, а не языком борьбы с памятниками или борьбы с иным наречием.

Ты говорил, что Путин хотел использовать мятеж на востоке Украины, как контр-пожар для того, чтобы предотвратить пожар революции, которого он боясля в России. Преуспел ли он в этом деле или нет?

Безусловно преуспел. Украинская революция умылась кровью, и после переживания своего триумфа от победы над диктатурой, сейчас тяжело переживает поражение, пусть и не такое явное.

Но рано делать выводы, ещё далеко не вечер. По настоящему всё только начинается.

Уже сейчас идейная составляющая «восстания на юго-востоке» полностью переживает предательство, слив, и даже избирательное физическое уничтожение своих со стороны Кремля. А такого эти люди прощать не намерены. Так что нужно обязательно ждать продолжения, по ту сторону границы. Для того, чтобы огонь стал пожаром, его нужно «разозлить».

И сколько бы не лицемерили их «лидеры» сейчас в России, включая Стрелкова, об их «идейной» контрреволюционной направленности в самой РФ, всех этим не купишь.

Что касается Украины, то, то что пробудилось, родилось последней зимой, только начинает разворачиваться.

Это интересный исторический сюжет, и невиданная пассионарность, с которой ещё вдоволь познакомятся как её друзья, так и её враги.

Ты  говорил, что если «начнется» в России, ты приедешь поддержать «русский майдан» — ты не передумал? Много ли тех,кто сегодня воюют в АТО, в случае если война перетечет за российские границы, будут готовы составить тебе компанию?

Обязательно приеду. Ведь для меня, как для Русского и Украинского националиста в одном лице, то что началось в Киеве имеет своим обязательным продолжением Россию. И думаю так считает достаточная масса здесь, даже если не считать сражающихся сейчас на украинской стороне убеждённых русских националистов.

Ни одна революция, которая не имела революционных целей за пределами государства в котором вспыхнула, — не победила.

Каковы твои ощущения. Придет ли мир или война на востоке Украины переползет через ее границы. Ну и вообще, каким ты видишь мир в ближайшие 10 -20 лет.

Здесь можно ответить, или «кратко обо всём», или «написать книгу».

Ясно одно, мир вышел из определённой стагнации и тупика, и входит в один из прекраснейших периодов своей «творческой бури».

Это что-то идентичное 1914 году…

Самые невероятные и фантастические образования будут распускаться на наших глазах, как политического, так и культурного, религиозного, философского, и антропологического характера.

В моду снова входят сильные люди, красивые поступки, и правильные книги.

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v