RSS

Илья Константинов: Перед нами суровая дилемма: немедленно повзрослеть или «погибоша аки обре»

Все чаще вспоминаю прочитанную в молодости книгу академика Шварца, кажется, она называлась «Эволюционная экология животных».

Там много чего любопытного и познавательного было написано, но в память сильнее всего врезался один фрагмент — описание поведения косяка рыбы — сельди, например.

Академик задавался вопросом: каким образом управляется это сообщество живых организмов, в котором, нет ни структуры, ни иерархии, ни явно обозначенных лидеров. И, тем не менее, косяк сельди ухитряется действовать относительно согласованно. За счет чего? За счет простоты реакций, объяснял ученый. У всех селедок, в отличие от сложных млекопитающих, почти одинаковая реакция на раздражитель.

Допустим, впереди появляется опасность. Что делают селедки? Поворачивают назад. Все.
Нет среди них героических личностей, которые, презрев страх, бросаются на врага, спасая своих товарок.

А если справа обнаруживается корм? Правильно — все устремляются к кормушке, едва ли найдется среди селедок жертвенная натура, готовая уступить ближнему свою порцию.
И поэтому загнать узколобых рыб в ловушку — дело нехитрое, чем и пользуются некоторые высокоразвитые хищники.

Тогда в юности, читая описание примитивной рыбий психологии, я снисходительно усмехался: «Уж мы-то , люди, не чета сельдям. Каждый из нас — личность! И нас так просто в пасть к какому-нибудь кашалоту не загонишь».
Иллюзии молодости, еще как загонишь.

Конечно мы посложнее, и обнаружив опасность впереди, не все граждане, бросаются наутек. Некоторые замирают на месте, прикидываются «мертвыми», отдельные «отморозки» могут даже дернуться вперед, особо сообразительные действуют по принципу «нормальные герои всегда идут в обход». Но такое разнообразие реакций держится недолго. Если дальновидное начальство будет раз за разом сепарировать «отморозков», возбуждая против них уголовные дела, например, и осаживать тех, кто «тормозит», скажем, отлучением от телеэфира, то очень быстро будет достигнута полная консолидация общества.

Методов манипуляции, как известно, множество. Часть из них мы испытываем на своих шкурках, поколение за поколением.

Семьдесят лет нас вразумляли, что ради справедливости нужно отказаться от свободы, потом двадцать лет, что ради свободы можно пожертвовать справедливостью.

А затем наступил ответственный момент: власть на пальцах объяснила нам, что свобода и справедливость всего лишь химеры, а подлинную ценность имеет одна священная корова стабильности.

Не стоит думать, что на этом воспитательный процесс завершился: уже сегодня полным ходом идет реализация новой педагогической концепции.

Ни свободы, ни справедливости, ни стабильности — вечный бой с темными силами мировой закулисы, веками терзающими тело Матушки-России.

Наш доверчивый народ, давно приученный безропотно исполнять команду: «Кругом — марш!», готов и к вечному бою. Но кремлевским «педагогам» и этого мало.
Создается впечатление, что мы близки к завершению тысячелетнего исторического цикла, начатого экспериментами княгини Ольги над древлянами. Ольга ставила перед собой простую, но вместе с тем грандиозную задачу, выработать у подданных условный рефлекс: «Князь всегда прав».

Посудите сами, как иначе можно объяснить череду показательных судилищ, которые проходят сейчас в Москве?

И, обратите внимание, власть в последнее время даже не пытается юридически обосновать свои репрессии: чем абсурднее обвинения, тем лучше.
Князь всегда прав.

А что вытворяет «взбесившийся принтер», выжигающий последние ростки гражданского общества в России? А медленный но верный процесс «прикрепления к земле» (запрет на выезд за границу) чиновного люда, прежде всего силовиков?
Уже добрались до судей.

Не то, чтобы эти категории граждан вызывали у меня слишком большую симпатию, но понятно, что рано или поздно доберутся и до всех остальных.
И когда я читаю о том, что Батька Лукашенко намерен возродить на селе крепостное право, я нисколько не сомневаюсь, в успехе этого начинания.
Даже не пикнут.

Россия, конечно, в отношение открытой феодализации несколько отстает от братской Беларуси, но быстро сокращает разрыв. А если у нас пока и обходятся без крепостничества, то главным образом потому, что дешевле купить азиатских гастарбайтеров, которые после создания Евразийского союза и вовсе хлынут к нам неудержимым потоком. И опять — «Князь всегда прав».

Складывается впечатление, что пластичность нашего народа поистине безгранична.
Впрочем, может быть именно в этом залог нашей живучести?
Селедку в океане ловят тысячелетиями, все еще не переловили.

Ну, а если серьезно, то все мы были подростками: сбивались в стаи, придумывали себе кумиров, перенимали у них жаргон и манеру одеваться. И плавали в море детства, как стаи сельди-иваси. А потом взрослели и становились самими собой.

Некоторым взросление давалось с трудом и муками, но рано или поздно, все мы остаемся наедине с жизнью и смертью.

То же и с затянувшимся отрочеством нашего народа: хочется ходить стаей, кричать «Спартак — чемпион!», слушаться учителей и пионервожатых, кланяться князьям и князькам. Но время вышло — все лимиты, отведенные на взросление, мы перебрали.

Теперь перед нами суровая дилемма: немедленно повзрослеть или «погибоша аки обре», оставив после себя только славное имя и развалины древней цивилизации.
Верю, что наш народ выберет взросление. Шанс еще есть. Может быть, последний, но есть.

Вот такой у нас нынче исторический оптимизм получается.

Оригинал — https://ivkonstant.livejournal.com/464647.html

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v