RSS

Илья Константинов: Те пути, что выбрало старшее поколение, похоже, завели нас в непролазное болото

Освобождение, УДО, помилование…Так и видится картинка на съемочной площадке, где режиссер истошно кричит — «Напора побольше, оттепели мало! Не верю!». Нет, режиссер, может, и верит, «западные партнеры» тоже, а вот собственная, родная часть политизированного населения, кажется, не очень. Что не исключает чисто человеческой радости за людей, за их возможность как-то жить на воле после страшного и несправедливого излома судьбы.

Население наше либо равнодушно, либо малочисленно возмущено, либо изредка радо за других. Но в целом, эмоций мало. Это хорошо видно по реакции на самые мощные информационные события.

Когда еще в больнице бродил я ночами по коридорам, как сторож с колотушкой (так шлепали мои тапки) и разговаривал с другими бедолагами, страдающими бессонницей. Сирия никого не волнует от слова совсем, Украина уже тоже не очень, власть не любят, оппозицию тоже (и либеральную, и левую, кстати). Волнуют социальные проблемы,да, но на уровне конкретных житейских. Причем, свое житейское никак не коррелирует с тем, что в верхах. Даже с крупнейшими скандалами.

И сейчас, казалось бы — грандиозный скандал. А кто не смотрел фильм Навального и даже не слышал — ни видеть, ни слышать, надо полагать, ничего не желает. Это политический балласт, который своей апатией и безразличием стабилизирует любую власть до тех пор, пока она остается властью. А потом аплодирует тому, кто требует расправиться с бывшими, «как с бешеными собаками».

Такие иногда голосуют — даже искренне, но никогда ничего не решают.

Интерес представляет активная часть общества. Какова ее реакция на этот зубодробительный компромат? По моим наблюдениям, довольно вялая. Обсуждают. Одни ахают, другие посмеиваются. Третьи даже говорят, что виноградники — это красиво, в конце концов.

А в Сеуле — миллионные митинги за импичмент президента. Причем, кажется, по довольно слабому обвинению в коррупции (по нашим меркам, разумеется).

Почему такой контраст? Может быть, наши люди не верят разоблачениям Навального?
Да нет — верят. Даже те, кто к самом Алексею относятся резко отрицательно. Во всепобеждающую коррупцию верят все.

Но идти на площадь митинговать — не хотят.
Одни потому, что коррупция, один черт, всепобеждающая. Снимай — не снимай, сажай — не сажай, в России все без толку.
Другие пассивны потому, что не верят в результативность активного протеста и боятся разозлить власть. В 2011 мерзли, мерзли на митингах — только хуже стало.
Третьи боятся разбудить «демона революции» (не путать с Димоном). Сто лет назад попробовали, до сих пор икается.

Ну и, наконец, четвертые. О них особый разговор. Это те, кто не понаслышке знают, как делается дело в России.
Они считают, что чиновник в нашей системе не ворует, а берет положенное. И если лишить его этой должностной ренты, то он вообще перестанет что либо делать, и последние огоньки экономики тихо угаснут, вместе с несчастными бюджетниками, пенсионерами и иждивенцами. Другой, некоррупционной, экономики эти люди себе не представляют.

В совокупности получается, что большая часть политически активных россиян (по крайней мере те, кому за 30), для протестного движения( на сегодня) потеряна. Остается молодежь, не познавшая еще ни горечи политических поражений, ни боли разочарований в идеях, лидерах и самих себе.

Есть ли в России такая политизированная молодежь? Похоже, что да, есть. Пусть ищут свои пути, пусть идут другим путем. Те пути, что выбрало старшее поколение, похоже, завели нас в непролазное болото.

А напора и впрямь надо побольше. Не для «верю-верю!», а чтобы хоть кто-то вздохнул свободнее.

оригинал — https://www.facebook.com/ivkonstant/posts/1458177994249394

автор — Илья Константинов

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v