RSS

Иван Белецкий: русские националисты готовы к диалогу

  • Written by:

Попытки тактического объединения «правых», «левых» и либералов против путинского режима в России с середины «нулевых» годов предпринимались не раз. Достаточно вспомнить Всероссийский гражданский конгресс, Гарри Каспарова в 2004 году, движение «Народ», организованное Алексеем Навальным, Александром Беловым и Петром Милосердовым в 2009, и целый ряд других  проектов, которые лишь ненадолго смогли пережить свои собственные организационные съезды. «КС оппозиции» 2012-2013 годов, как очередная попытка такого объединения, также оказалось мертворожденной структурой. При этом, перед глазами у российских противников путинского режима есть удачный пример того, как подобный союз в ходе киевского Майдана смог решить исход политического противостояния в пользу оппозиции. Ведь очевидно, что без участия, пусть не очень многочисленных, но хорошо мотивированных и, самое главное, готовых к физическому противостоянию «правых», режим Януковича легко бы разогнал мирных горожан, вышедших на площадь.

Поэтому сегодня, когда непрофессиональная и неадекватная политика правящего режима привела страну к ситуации, когда серьезный политический кризис, или даже гражданское противостояние, в стране уже не воспринимается как нечто невероятное – новая попытка временного союза левых и правых во имя демократических преобразований, представляет   интерес.

Русский Монитор уже писал о движении «Новая оппозиция», его лидерах и активистах. Сегодня наш корреспондент поговорил с Иваном Белецким, членом правого крыла оргкомитета «НО». Иван Белецкий также возглавляет «Партию Националистов», и ставит перед собой цель превратить ее во влиятельную парламентскую партию в новой России.


Иван, что такое «Партия националистов»?

Партия Националистов – изначально представляла собой проект, параллельный ЭПО “Русские”,  начатый в 2012 г. Инициаторами «ПН» были Александр Белов и Дмитрий Дёмушкин. Тогда была проделана большая работа: более 60 регионов было организовано в отделения, был назначен съезд. И в 2013 году, в последний момент, съезд был сорван спецслужбами. Потом последовали арест А. Белова и уголовное преследование Д. Дёмушкина. В 2016 году, после выборов в Государственную думу, Дёмушкин провел совещание с оргкомитетом Русского Марша и принял решение учредить Движение «Русский Марш», и подать документы на регистрацию оргкомитета Партии Националистов. В преддверии Русского Марша Д. Дёмушкина посадили под домашний арест, с тех пор на свободе мы его больше не видели.

8 февраля 2017 мы подали документы, и Минюст зарегистрировал оргкомитет Партии Националистов. Фактически, это вторая регистрация «ПН», то есть, историю партии по документам следует исчислять с 2012 г. А  так, корни Партии Националистов уходят в Русский Марш, в ДПНИ, Славянский Союз и ЭПО “Русские”.

Партии обычно создаются для участия в выборах. В каких выборах намерена участвовать ПН?

Партия создается в первую очередь для любой политической деятельности, для политической борьбы. Один из методов – это выборы. Мы уже начали муниципальные выборы и имеем богатый опыт по выборам в Государственную думу. Большая часть тех, кто принимал участие в выборах в думу, вошли потом в нашу партию. Планируем и участие  в президентских выборах и в выборах мэра, ведем по этому поводу переговоры со многими политическими лидерами РФ. Многие начинают критиковать и говорить, что мы, идя на выборы, отрицаем 5/11/17*. Мы не отрицаем 5/11, мы ждем, но мы не готовимся, мы уже готовы. Но одно не исключает другое, какой бы ни был исход осенью, выборы в любом случае придется делать, вопрос только будет в кандидатах.

Вы давно в политике?

С 2000-х годов. Был связан со многими известными националистическими, политическими и околополитическими организациями, такими как ДПНИ, Славянский Союз, НСО, ЭПО “Русские”. Но как постоянный участник состоял только в националистической организации – “TPWPB”, притом много лет, и недолго был в околофутбольном-фанатском объединении “No comments”.

Одно время я продвигал разные спортивные проекты, ходил даже в 2007 г. на приемы к Вячеславу Фетисову, он тогда был руководителем ФА по физической культуре и спорту. Параллельно я работал в адвокатуре, имел серьезные завязки на разные политические круги. В Русских Маршах участвую с 2007 г.

С 2013 занимался уже организацией Русского Марша, осуществлял руководство построением колонн. С 2011 г. занимался организацией Родноверческих* организаций и их юридическим обеспечением. В 2015-2016 гг., после запрета и разгрома властями ЭПО “Русские”, участвовал в Москве в круглых столах и переговорах с разными лидерами националистов, в том числе, с Дмитрием Дёмушкиным. Это было нужно для выработки планов и проектов для вывода националистического движения России из кризиса. Летом 2016 г. вместе с Дмитрием Дёмушкиным поехал на встречу с Вячеславом Мальцевым: это была первая встреча националистов и Мальцева в Москве, который приехал для переговоров и решения вопроса, кто будет его доверенными лицами на выборах. После переговоров было решено, что доверенными лицами Мальцева на выборах будут Д. Дёмушкин, И. Белецкий и Д. Мелаш. В августе того же года, по решению Мальцева и Дёмушкина, я был выбран руководителем предвыборного Штаба Мальцева в Москве и Московской области. Осенью, из-за домашнего ареста Дёмушкина, я стал главным организатором Русского Марша 2016 г. Также, осенью, я был одним из основателей Новой Оппозиции вместе с Марком Гальпериным и Дмитрием Степановым, остальные уже вступили позже. В феврале 2017 г. участвовал в регистрации оргкомитета Партии Националистов, тогда и был выбран сопредседателем партии. В 2016-2017 годах был организатором многих массовых пикетов и митингов. Был дважды судим за организацию незаконных митингов.  Тогда же подвергся преследованию со стороны ФСБ: аресты, допросы и т.д. На данный момент прохожу (пока как свидетель) по уголовным делам по протестам 26 марта.  Летом 2017 г. организовал компанию по выдвижению членов Партии Националистов на муниципальные выборы в Москве, также принимаю личное участие в выборах.

Что означает для Вас русский?

Для меня есть два понимания. Первое – это духовное и личностное, и которое для меня главное, и второе – это понимание политического национализма. Духовно – это кровь и почва, предки в моей крови, корни, которые уходят в тысячелетия, и та ответственность, которая лежит на моих плечах перед русской историей, перед историей славян. Я русских рассматриваю только в рамках славянского суперэтноса и в ответственности за всю историю славян; это неразрывные понятия – русский и славянин. С точки зрения политического национализма русские – это этническая общность, в которой русский этнос доминирует, общность, которая обусловлена культурно-политически, духовно и социально-экономически.

Националисты выступают за создание русского национального государства, каким его видите вы?

Русское национальное государство я вижу только после построения русской политической нации и законодательного утверждения русских, как государствообразующего народа, после разработки и введения в жизнь национальных проектов, после закрепления русского Субъекта Российской Федерации, после реформы образования. Для реализации этих проектов в парламенте и на местном уровне должны быть представители националистической правой партии. Без законодательного закрепления все разговоры о защите русских, о национальном государстве – это пустое словоблудие. Кстати, если мы говорим о национальном государстве, то в нашем понимании оно включает в себя и национальные республики и защищает интересы коренных этносов. На данный момент мы разрабатываем программу партии, которая должна развернуто показать наши проекты.

Очень многие националисты выступают за отделение национальных республик Северного Кавказа от России. Вы согласны с такой точкой зрения?

Я часто отвечаю на этот вопрос. Я, как русский националист, стою на позиции целостности и неделимости государственных границ. Коверкать границы – это сепаратизм и “путинщина”. Но мы ведь говорим о новой эпохе, возможности проведения в жизнь демократических методов, в том числе, и референдумов о самоопределении. Мы не хотим потерять территории, но в тоже время и не хотим повторения чеченского конфликта.  Что касается Кавказа, то на мой взгляд, он сильно связан с Россией и информационно и экономически, и исторически. Поэтому об отделении мечтает лишь меньшая его часть. Это религиозные радикалы и фундаменталисты. При этом не связанные с религиозным экстремизмом кавказцы, которые говорят о своей независимости, по моему мнению, хотят отделиться именно от Путинской России. Поэтому с новой демократической Россией им будет интересно вести диалог. Многое решится за столом переговоров, и многое будет зависеть от того, кто именно сядет за этот стол.

Ваше отношение к миграционной политике Кремля и идее введения визового режима со странами Центральной Азии, выдвигаемой, в частности, Алексеем Навальным?

Миграционная политика Кремля убийственна для русской нации.  Эта политика приводит к наполнению городов криминальными элементами из республик бывшего СНГ, к межнациональным конфликтам, к росту преступности и преследованию русских националистов по 282 статье. Для националистов именно эти два вопроса: криминальная миграция и политические репрессии – являются самыми острыми.

Мы однозначно за введение визового режима, эту повестку поднимало еще ДПНИ и Белов с Дёмушкиным, потом ЭПО “Русские”. Что касается Навального, то он просто взял на вооружение националистические идеи для привлечения к себе националистически настроенных сторонников. Однако первый эту повестку озвучил именно Александр Белов, еще в начале 2000-х годов, а не Навальный.

Миграционная политика должна быть основана на законе, причем сам миграционный закон должен быть разработан не идиотами, а людьми, которые следуют интересам коренных народов России. Сейчас миграционная политика на 70% криминализирована: этнопреступность контролирует дешевую рабсилу, чиновники получают с этого процент, и при этом, русский или, скажем, татарин устроиться дворником в Москве не могут.

Во-вторых, наплыв мигрантов не должен вести к росту преступности и наркоторговли. Миграционная политика должна вестись в рамках национальных проектов, которые защищают интересы коренного населения.

Что подразумевается под коренным населением?

Коренное население – это только те народы, которые имеют свой субъект федерации, либо не имеют другой родины, кроме РФ. А на данный момент миграционная политика путинского режима направлена на защиту интересов граждан чужих государств и не учитывает интересы коренных жителей. С любой точки зрения, эта политика преступна, это один из самых гнилых столпов путинизма. В Европе, как раз именно на противоборстве с примерно такой же миграционный политикой, новые правые вошли в парламенты ряда стран.

 В каких регионах уже есть отделения партии?

У нас на данный момент 25 регионов и всего 30 отделений. Для сравнения: у Навального около 50 штабов, а для окончательной регистрации партии нужно 43 субъекта РФ. Но нас трудно сравнивать, у Алексея Навального очень серьезное финансирование: у него все штабы на зарплате. Наши же люди работают за идею. Например, у движения «Свободные Люди» Вячеслава Мальцева около 100 городов, очень внушительное количество, но о качестве говорить мы не можем, так как штаб Мальцева не осуществляет руководство региональными штабами (они образуются сами – фактически, после просмотра его эфиров, и действуют автономно). Эту систему горизонтального взаимодействия «автономов», о которых националисты говорили еще в 2000-х, В. Мальцев неплохо реализовал. А так, могу отметить большие города, в которых у нас отделения: Москва, Санкт-Петербург, Великий Новгород, Тамбов, Рязань, Кострома, Ульяновск, Волгоград, Новокузнецк, Сыктывкар, Чита, Новосибирск, Хабаровск, Ижевск, Курск, Пенза и т.д.

Как Вы относитесь к Алексею Навальному и возглавляемому им движению?

Хорошо отношусь, он – оппозиционер, он в нашем лагере. Благодаря своим финансовым и медиаресурсам он многое делает для того, чтобы вызвать массовый выход людей на улицу во многих городах. Но есть моменты, которые нас настораживают: он очевидный монополист и не идет на диалог, я не припомню кого-то, с кем бы он заключал союз; многие серьезные политические лидеры приходили к нему в офис, предлагали переговоры, но, зачастую, он попросту к ним не выходил. Националисты считают Навального либералом, который просто говорит о некоторых проблемах, которые затрагивали националисты, например, – тот же визовый режим, но это никак не делает его националистом, а либеральные СМИ, в свою очередь, называют его националистом… это всё популизм. А. Навальный не привлекает лидеров националистов к совместной работе, он не хочет заручиться их поддержкой, но в тоже время он поддержал коммунистов на выборах мэра, тех самых пропутинских коммунистов. Этот популизм и монополия на оппозиционность вызывают определенные опасения в националистической среде. Мы говорим о переменах, о переходе на демократический политический режим, а видим нового монополиста, который мало с кем хочет разговаривать. Время покажет, я думаю мы сможем договориться, ведь все оппозиционеры находятся в одном информационном пространстве – и Навальный, и Мальцев, и Касьянов, и Гальперин, и Дёмушкин, и Белецкий.

Как у Вас складываются отношения с другими лидерами националистов?

Со всеми оппозиционными националистами правого толка отношения нормальные, – либо они наши союзники, часть из которых вошла в партию, как в Москве, так и в регионах, – либо нейтральные. Кто имеет хоть какой-то вес, тот, кому ума хватило в открытую не конфликтовать с Партией Националистов (какие-то столкновения с самоназванными лидерами, у которых нет прошлого и нет людей за плечами, мы в расчет не берем). С левыми националистами у нас натянутые отношения, они стараются с нами конкурировать, и, зачастую, им ближе и роднее коммунисты, чем мы.  С ура-патриотами, которые называют себя националистами у нас война. Они – путинисты, тут и разговаривать нечего, мы не считаем их националистами. Мы – этнонационалисты, а они национализм видят только в служении государству и Путину. Но они говорят не о русской нации, а скорее о Ельцинской “россиянской” нации, которую Путин опять стремится реинкарнировать. Но он и здесь проиграет, т.к. будущее именно за этнонационализмом.

Какими будут отношения между националистами и либералами после смены режима, готовы ли вы видеть себя партией парламентского меньшинства (как партии националистов в большинстве стран Европы)?

Когда мы говорим об изменениях в стране, мы говорим в первую очередь о смене политического режима с авторитарного на демократический, а демократия включает в себя плюрализм мнений и политическую конкуренцию. Если мы сейчас заключаем союзы с либералами в рамках Новой Оппозиции и в ходе протестных акций, то и в будущей России мы готовы к диалогу и политической конкуренции, на выборах в том числе. Задача нашей партии – именно вхождение в парламент, в местное самоуправление. А на счет большинства или меньшинства, – мы естественно рассчитываем на парламентское большинство и исходим из того, что мы правоцентристская партия, готовая вобрать в себя разные направления, без уклона в крайние формы. Замечу, что в России существует только три идеологии: либерализм, социализм и национализм. И замечу, что в России сегодня есть только одна националистическая оппозиционная партия – это Партия Националистов.

Что за публичный скандал недавно произошел между вами и Стрелковым-Гиркиным?

Меня пригласили в качестве гостя на съезд «Партии Нового Типа», организованный центром Степана Сулакшина (тут всё просто, но многие начали городить конспирологию). «ПНТ» и С. Сулакшин имеют идеологическую базу в русле социализма и левых идей, которые включают много новаций и поднимают вопрос русификации России в противовес современному “россиянству”. Ранее мы не вели диалог с левым флангом, считая, что они пропутинские, но Сулакшин заявляет везде, что они оппозиционеры и считают правление Путина вредоносным для России, а я оппозиционер, который со всеми ведет диалог. Вот я и поехал – уже во второй раз проводить диалог с людьми, которые заявили о себе, как оппозиционеры.

Со времен посадки Удальцова левые себя никак не проявляют в оппозиционной деятельности. Фейки от КПРФ мы, естественно, не рассматриваем. Мы – политики, а не маргиналы, поэтому мы не боимся вести диалог. Ну а Гиркин/Стрелков, следит за всеми левыми движения в РФ и всеми ура-патриотическими и фейковыми националистами. Сейчас он переобулся в политика, сидит в Москве и вещает со свой странички в соцсетях и эфирах, кто по его мнение настоящий националист, и полезен он или нет.

То есть, по сути, этот Гиркин пытается определить – кто правильный, а кто нет. Как в левой среде, так  среди ура-патриотов: такой вот новый замаскированный рупор Кремля (притом Гиркин попутно ругает Путина). Ранее он заклеймил Сулакшина за то, что тот сходил к Мальцеву на эфир и назвал «ПНТ», бесперспективным и неинтересным проектом. И тут Гиркин посмотрел прямой эфир со съезда, увидел меня в прямом эфире, услышал выражение “кремлевская дурилка” (и видимо принял это на свой счет), так как начал сразу судорожно писать про съезд и про меня у себя на страничке, то есть вести себя как заштатный интернет-тролль.

При этом Гиркин прекрасно знает кто я такой, так как сам же писал, что изучает страничку и деятельность Ивана Белецкого. Его писанину сразу зачитали на съезде – всем было понятно, что Гиркин просто психует. Во-первых, он обиделся на то, что его не пригласили на съезд, а во-вторых его взбесило, что социалисты сидят слушают и хлопают Белецкому, а его, Гиркина, туда даже и не подумали пригласить. Раньше он считал себя этаким “красным корольком”, который указывает всем из этого лагеря, кто есть кто. После съезда, я ему ответил в том же духе что и он, на его странице, после чего он затих. Если не считать, конечно, того, что он между делом угрожал мне и Мальцеву, что, мол, когда до дела дойдет – мы исчезнем. Он, мол, сможет отправить нас «куда следует». Но мне и так каждый день кто-то угрожает, так что на всякие «понты» я давно не обращаю внимания. Я понимаю одно – если можешь, то делай, а не можешь – не мели языком.

При этом, я еще раз подчеркиваю, что конфликт с Гиркиным носил не личностный характер, а политический. Он был возмущен, что я успешно зашел в его “епархию”, где он считает себя незыблемым авторитетом. Но времена меняются, сейчас большая часть ура-патриотов уже не в восторге от сказок про “Новороссию”, они тоже начинают понимать, что развязанный Путиным конфликт – это война ради войны, конфликт ради переключения внимания от внутренних проблем к внешним. И поэтому, чем больше времени проходит, тем больше такие персонажи, как Гиркин теряют свое влияние внутри общества, теряют сторонников, превращаясь в маленькие и злобные фейки Кремля. Время работает на нас.

Прокомментируете арест Марка Гальперина?

Такие люди, как Марк Гальперин очень опасны для Кремля и ФСБ. Марк является одним из самых видных активистов уличного демократического протеста. На него уже второй год заводят уголовные дела, хотят его запугать, заставить прекратить его общественную деятельность. Приходится признать, что с посадкой Марка под домашний арест (это позволит убрать его с улицы и из СМИ) нашим врагам удалось нанести серьезный удар по оппозиции.

Что касается причин его ареста, то очевидно, что сейчас режим нервничает, хватает всех подряд без разбора, не оглядываясь ни на общественный резонанс, ни на мнение Запада.  У меня складывается впечатление, что Кремлю уже наплевать на свой имидж, как внутри страны, так и за рубежом. После всего того, что они натворили, включая войну на Донбассе, захват Крыма, хакерские атаки, убийства своих противников по всему миру, – они понимают, что превратились в мировых изгоев, и потому от массовых репрессий внутри страны их уже ничто не удержит.

Поэтому для меня арест Гальперина очень показателен в том смысле, что Марк  происходит из уважаемой ортодоксальной семьи. Я знаю, что Марк лично связан с серьезными еврейскими общинами, и из-за этого ФСБ всегда боялось трогать Гальперина. Времена меняются, и Кремлю уже наплевать на такие «мелочи». Еще одна причина его ареста – это то, что спецслужбам очень не по душе факт политического альянса во имя смены власти в России между левыми, правыми и либералами, инициатором и горячим сторонником чего Гальперин и является. И Новая Оппозиция – это пример именно такого альянса. Поэтому власти используют провокаторов, пытаясь разбить Новую Оппозицию на две, на три части, а Марк Гальперин этому сильно мешает. Кроме того, Гальперин инициатор Прогулок оппозиции, которые имеют большой общественный резонанс. Спецслужбы попытаются поставить под контроль, как Новую Оппозицию, так и Прогулки оппозиции в Москве. Опять же Марка Гальперина невозможно ни подкупить, ни склонить к сотрудничеству каким-то другим образом. Также, Марк помог привлечь русских националистов в демократический протест и многое сделал для союза либералов и националистов.

Беседовал Виктор Евстратов

Примечания:

05.11.17: 5 ноября 2017 года – это, по мнению сторонников Вячеслава Мальцева, крайняя дата начала революции в России.

Родноверческое движение: новое религиозное движение-реконструкция неоязыческого толка (Википедия)

 

Комментарии

Комментарии