RSS

Кафка – быль: «маковое» дело в Воронеже

«Кафка — быль, да в ней намек, добрым молодцам урок»? Российские суды давно сделали Кафку былью, поэтому воронежское «маковое» дело с его иезуитским уроком уже никого не удивляет. Напомню:  7 июля сего года Левобережный райсуд г. Воронежа (судья Татьяна Лебедева) признал семью из четырех человек виновной по ст. 228.1 УК РФ (незаконный сбыт наркотических веществ в особо крупных размерах). Глава семьи, полковник в отставке и бывший начальник одной из кафедр Воронежского авиационного института 58-летний Александр Полухин получил 8 лет и 4 месяца тюрьмы. Его жена, дочь и сестра – каждый по 8 с половиной лет.

Семья владеет кафе «Очаг», где, среди прочего, выпекает и продает булочки с маком.  За эти самые булочки ее и мурыжили шесть лет следователи, прокуратура и суд, и в результате посадили, ибо, по мнению властей, даже пищевой мак – наркотическое вещество. Так пишет большинство периодических изданий. На самом деле, обвиняли семью полковника не в том, что в булочках содержался пищевой мак, а в том, что она в погоне за барышом закупала этот мак тоннами, подсыпала туда маковую солому и продавала в розницу в пакетиках местным наркоманам. Могло такое быть? Конечно, могло. Но прокуратура не предоставила ни единого тому убедительного подтверждения, подсовывая суду слухи и фейки под видом улик. Судью Лебедеву это вполне устроило. Настолько устроило, что она даже дала трем женщинам нарочито изуверские сроки. Прокурор просил 6,5 лет, но Лебедева на мелочи и решила не размениваться и выдала сразу 8½. Наверное, Феллини навеял.


Полковник в отставке Александр Полухин

Обвинение и «доказательства» вины подсудимых были абсолютно нелепы и нелегитимны, а само судебное разбирательство превращено в фарс. Вот типичный пример того, как это разбирательство проходило (источник – здесь):

Подсудимый Полухин просит вызвать в суд одного из оперуполномоченных, проводивших оперативно-розыскное мероприятие.
Прокурор Смагин: Мы допрашивали его по всем обстоятельствам.
Подсудимый Полухин: По каким всем?
Прокурор Смагин: Не перебивайте меня, подсудимый! Ещё раз прошу, удалите, Ваша честь, его из суда, он не умеет себя вести. Он что — бог, царь здесь? Я терпеть это не буду. Я вот сегодня напишу рапорт на сайт всей страны (???) с распространением Вашего хамского поведения, подсудимый, в отношении стороны государственного объединения!
Судья Лебедева: Суд оставляет без рассмотрения ходатайство подсудимых.
Подсудимый Полухин: Мы возражаем, и свои возражения в письменном виде изложим на следующем судебном заседании.
Прокурор Смагин: Если доживёте.

Полухины утверждают, что настоящая причина расправы с ними связана с тем, что шесть лет назад сотрудники воронежского ФСКН (Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков) предложили им крышевать кафе в обмен на скромную компенсацию в размере 50 000 руб. в месяц.  Это было предложение, от которого нельзя было отказаться. Но Полухины отказались – и расплата в виде сфабрикованного дела не заставила себя ждать.

Несостоятельность и абсурдность предъявленных доказательств, и феерическое беззаконие, учиненное судьей Лебедевой под видом судопроизводства, подталкивают к мысли, что дело было действительно заказным. По сути, все доказательства незаконного сбыта мака сводились к показаниям двух свидетелей, которые якобы покупали наркотический мак в кафе Полухиных. При этом один из них, оказавшись потом в заключении, звонил оттуда родственникам обвиняемых и предлагал изменить свои «показания» в обмен за разумную плату.  А другой свидетель, Жанна Деревенских, недавно отбывшая тюремный срок, заявила в суде, что следователи принудили ее дать ложные показания, и от всех своих слов отказалась. Заслуживают ли такие доказательства доверия? Судья Лебедева решила, что заслуживают.


Судья Лебедева на страже правосудия

Правда, были еще свидетельства самих воронежских наркополицейских, которые, замаскировавшись под наркош-клиентов, якобы покупали у Полухиных запрещенную смесь. Конечно, стражи порядка никогда не врут и закон никогда не нарушают (по крайней мере, так они сами утверждают: других подтверждений этому постулату нет). Но если все-таки предположить, что случилось невероятное и что впервые в многолетней постсоветской истории в одном-единственном городе огромной страны нашлось несколько «оборотней в погонах», которые решили, что контролировать им надо не только оборот наркотиков, но и деятельность малого бизнеса, оказавшегося на их территории, то разве их показания не будут, мягко говоря, несколько предвзяты? По крайней мере, разве версия о крышевании не давала оснований для их проверки и вызова искомых сотрудников в суд, как того требовал Полухин.

О, этот славный город Воронеж! Отчего тамошняя Фемида столь неравнодушна к наркотикам и накачиванию тюремных сроков? Три года назад коллега Лебедевой судья Евгений Дворянчиков признал активистку движения «Другая Россия» Таисию Осипову виновной в торговле героином, судя по всему, подброшенному ей все той же полицией. Прокуратура просила о сроке в четыре года. Дворянчиков сказал: «Десять». Сторговались на восьми. Кстати, Осипова тяжело больна и на руках у нее была шестилетняя дочь, но в отсрочке по ст.82(1), которую преподнесли элитной Анне Шавенковой за убийство и нанесение тяжелых телесных повреждений, честняга-судья Осиповой отказал. Но это так, к слову.

И последнее, самое главное. Зачем судьи все это делают? Да, на них давят. Да, от них ожидается четкое исполнение госзаказа. Но я ни за что не соглашусь с теми, кто в сочувствии разводит руками, говоря: «А что они могут сделать? Их же уволят». Нет, господа. Судья, не имеющий независимости и судящий по указаниям начальства, — это не судья. Это оксюморон. Пожарник, поджигающий дом. Спасатель, топящий тонущего. Человек в мантии, берущий со словами «бутсделано» под козырек, не должен быть судьей. А увольнения избежать очень легко. Надо самому повесить мантию на гвоздь и уволиться. Именно это сделал, например, судья г. Винницы Владимир Люлько еще до победы Майдана, сказав, что судьи, зависимые от властей, судить не имеют права.

Но Винница от России далеко. А вот российские «вашичести» о чести, как правило, не задумываются. Отсюда «двушечка» за танец в церкви, «трешечка» за надпись на заборе губернаторской дачи, «трешечка с полтиной» за родство с известным оппозиционером, и феллиниевские 8½ за мак для булочек. И все это уже не Кафка, а, как говорилось, страшная быль.

оригинал — http://leonidstorch.livejournal.com/58998.html

автор — Леонид Сторч

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v