RSS

Как облажать оппозицию: пример Кашина и «Эха»

Мне не интересно, чем они руководствуются – безграмотностью или странными намерениями. Для ясности – чуть-чуть ликбеза. В политической науке есть четкое определение системной и несистемной оппозиции. В этой терминологии системой называется действующий конституционный (правовой) порядок, вокруг которого имеется консенсус подавляющей части общества и политической элиты. Системной оппозицией называют те политические силы, которые в рамках этой системы борются за власть на конкурентных выборах, не предполагая обрушить систему. Несистемной оппозицией называют политические силы, которые борются за власть, любыми методами, намереваясь обрушить систему. Это азы.

Теперь подумаем, в каком смысле можно приложить эту терминологию к нашей ситуации. Первый вариант: будем плясать, как от печки, от нашей Конституции. Тогда ни действующую власть, ни думские партии никак нельзя назвать системными, поскольку они сами обрушивали Конституцию. Тогда системными являются партии Демократической коалиции, партия Нечаева и т.п. И они пытаются использовать обломки системы, чтобы добиться возможности восстановить и улучшить ее. Но я сомневаюсь, что Кашин и Фельгенгауэр имели в виду этот вариант.

Второй вариант: системой считается этот воровской режим. Тогда статья Кашина омерзительно провокационна и подтверждает, что автор имел в виду именно второй из рассматриваемых вариантов, презюмируя, что «несистемная» оппозиция через выборы стремится стать «системной» с очевидными целями, далекими от тех, о которых мечтает автор статьи. Цитата: «От людей, мечтающих о роли в нынешней политической системе, не стоит требовать пассионарности, это глупо». Я не намерен дебатировать с Кашиным, занявшего самую легкую позицию – позицию циника, когда цинизм моден и безобиден, и на некоторое время — беспроигрышен. Замечу только, что для попадания в нынешнюю систему как раз предельно глупо, непродуктивно, неэффективно идти на выборы. Пути очевидны. Пример привел сам Кашин в передаче с Навальным – Белых, получивший свой губернаторский пост за вполне конкретные заслуги перед системой. Поэтому все конспирологические построения Кашина предельно алогичны, и жаль, что этого не увидел его оппонент.

Еще забавнее игра с терминами в вопросе Эха: «Должна ли несистемная оппозиция стать частью системы?». Вопрос можно было сформулировать и иначе, например: «Должна ли несистемная оппозиция участвовать в выборах?». Здесь хотя бы нет презумпции цели. Но в формулировке Эха презумпция очевидна: они идут на выборы, чтобы вписаться в действующую систему. Об этом с присущим ему талантом, сказа Кашин, нарисовав, как, конечно, изменится облик оппозиционеров, если им удастся где-нибудь получить хотя бы одно место.

Знаете, что удивительно? Никто из участников «Клинча» не вспомнил Бориса Немцова, который получил одно место. Не вспомнили, что он не изменился. Не вспомнили, сколько он там один наворотил. Не вспомнили, что он был убит этой системой, в которую, по версии Кашина, он хотел вписаться своей победой на выборах.

Вот и все, собственно. Большего все это не заслуживает.

оригинал — https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=703711736422275&id=100003503649476

автор — Георгий Сатаров

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v