RSS

Китай ждет участь СССР

  • Written by:

Без имени-1

В глазах большинства современных российских читателей Китай представляется монолитными гигантом,  самодостаточной силой, способной бросить вызов Западу, как в экономическом, так и в военном смысле. Страной, которая будет доминировать в мире в 21 веке. На самом деле эта картинка далека от реальности. Несмотря на свои несомненные успехи, благосостояние ее граждан почти полностью зависит от  торговли со странами Запада, она не может существовать без западных технологий, показатели  ее экономического роста последние годы -следствие надувания кредитного пузыря (его результатом стали  города, в которых никто не живет, дороги, ведущие в никуда, по которым никто никуда не ездит и многие другие признаки, по которым можно судить, что у нашего крупнейшего соседа на Востоке не все так гладко).

И, самое главное, Китай — отнюдь не монолитен это многонациональная страна, с существенными межнациональными противоречиями, надежд на скорое разрешение которых нет ни у кого.

Об одном из таких тлеющих конфликтов на территории Синцзян Уйгурском автономном районе и пойдет речь в материале, который первоначально был опубликован на сайте Фергана

Синьцзя́н-Уйгу́рский автоно́мный райо́н (СУАР) — регион на северо-западе Китая. Самая большая по площади территориально-административная единица КНР. Исторический топоним — Восточный Туркестан.
Население — 21 813 334 человек (2010). Википедия

Вот уже несколько лет в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая сохраняется нестабильность: часть уйгуров недовольна тем, как китайские власти управляют регионом, и требует независимости от Пекина. В СУАР периодически происходят вооруженные столкновения между уйгурским населением и китайскими властями. Как правило, они заканчиваются жестокими казнямизачинщиков беспорядков.

УРУМЧИНСКИЙ СИНДРОМ

Две недели назад китайские власти объявили о начале проведения кампании против вооруженного экстремизма в Синьцзяне сроком на год (вероятнее всего, автор имеет в виду антитеррористическую кампанию в СУАР, которая была объявлена в мае 2014 года. – Прим. «Ферганы.Ру») Поводом для этого стала гибель 39 человек в Урумчи в результате терактов в разных районах, совершенных пятью смертниками. Тогда, как сообщало китайское государственное агентство «Синьхуа», погибли, по меньшей мере, 50 человек, еще 54 получили ранения в результате взрывов, прогремевших в нескольких небольших населенных пунктах СУАР.

Синцзян Уйгурский АО на карте обозначен красным

Синцзян Уйгурский АО на карте обозначен красным

По официальной информации местных властей, в числе погибших — четверо полицейских, шестеро прохожих и сорок смертников. Последние привели в действие взрывные устройства на одном из продуктовых рынков, в двух полицейских участках и в магазине. Некоторое количество нападавших погибло во время взрывов, остальные были убиты полицией во время уличных боев.

Пекин обвиняет в терактах уйгурских сепаратистов, которые выступают за отделение Синьцзяна от КНР. Как известно, среди местного населения СУАР периодически вспыхивает недовольство. В последние месяцы были совершены нападения на железнодорожные станции в городах Урумчи и Кунмин, а в Пекине управляемый уйгуром автомобиль врезался в толпу людей на площади Тяньаньмэнь, погибли пять человек.

В 2009 году в результате столкновений между уйгурами и этническими китайцами в административном центре СУАР – городе Урумчи — было убито более 150 человек. Тогда власти ввели в городе комендантский час и запретили открывать мечети.

Кто на самом деле стоит за всеми этими терактами? Ожидается ли в СУАР и на Тибете развитие гонконгского сценария? На эту тему в беседе с корреспондентом казахстанского еженедельного журнала ADAM bol (главный редактор — Гульжан Ергалиева) по телефону из Вашингтона говорит находящаяся сейчас в изгнании лидер уйгурской оппозиции Рабия Кадир.

«ЭТО НЕ ТЕРРОР!»

АДАМ bol: Рабия-ханум, как Вы прокомментируете последние события в СУАР? Был ли это на самом деле террор уйгурских сепаратистов, как уверяют китайские власти?

Рабия Кадир: К таким радикальным действиям уйгуров привела насильственная политика Пекина. Сегодня уйгуры в Китае подвергаются жесткому национальному гнету. Нам запрещают говорить на своем родном языке, проповедовать свою религию. Ситуация в СУАР, как и на Украине, напоминает Вторую мировую войну. На улицах крупных городов можно встретить военных с оружием.

Рабия Кадир

Рабия Кадир

Безвинных молодых людей арестовывают прямо на улице, без суда и следствия сажают в тюрьмы. Никто не ведает об их дальнейшей судьбе. Лишь позже мы узнаем, что их расстреливают. Причем суды проходят в нарушение прав человека. Уйгурам отказано даже в адвокатской помощи. Матери боятся отпускать своих детей на улицу. Сколько было случаев, когда ребенок не возвращался домой из школы или института. Только потом оказывалось, что ребенок умер в застенках полиции. Матерей, которые пытались жаловаться на действия полицейских, потом находили мертвыми. Пожалуй, ни одна нация не претерпела столько горя и унижения и терпит это до сих пор. Власть никак не реагирует на наши многочисленные заявления. Поэтому последние события – это ответная реакция Пекину, чтобы прекратил геноцид уйгурского народа.

Мы не считаем это терроризмом. Мы так же, как и украинцы, пытаемся отстоять свою независимость и освободиться от колониального гнета Китая. Протесты нашего народа носили мирный характер. А в ответ на них китайцы стали проливать нашу кровь, и после этого понятно, кто настоящие экстремисты.

ТЕРАКТЫ – ПРОВОКАЦИИ СПЕЦСЛУЖБ

— По утверждению китайских СМИ, освободительное движение уйгуров «Восточный Туркестан» каким-то образом связано с исламскими радикалами из «Аль-Каиды». Так ли это?

— После того, как КНР объявила себя частью международной антитеррористической коалиции, особое внимание власти стали проявлять к религиозным мусульманам, фактически взяв их под полицейский надзор. Проблема существует многие десятилетия. Но о ней вспоминают куда реже, чем, например, о соседнем Тибете.

Пекин определил «три силы зла»: экстремизм, терроризм, сепаратизм. Необходимостью борьбы с ними оправдываются любые нарушения прав человека. Так, раньше с нашей религией происходили немыслимые вещи. Они превращали мечети в хлева для свиней. Они заставляли имамов жечь Коран (священная книга мусульман) на улицах. Проповедование религии уйгурской молодежи младше 18 лет запрещено, власти вас накажут, если вы отправите своего ребенка в медресе.

Мы никак не связаны с исламскими радикалами из «Аль-Каиды». Китайские спецслужбы сами готовят таких провокаторов, выдавая их за экстремистов. Тем самым они хотят показать всему миру, что уйгуры – террористы, хотя в действительности мы – мирная нация. У нас только одна цель – освободить от китайского ига наш народ.

СУАР – земля уйгурского народа, Китай занял ее в 1949 году. Китай является захватчиком. Разве это нормально, когда государство-захватчик обвиняет народ оккупированной земли в сепаратизме? Даже если уйгуры захотят отделиться от Китая, то и тогда они не должны рассматриваться как сепаратисты.

А то, что нас приписывают к боевикам, воюющим на стороне Афганистана, Сирии и Чечни, – это очередные бредни Пекина. Возможно, среди боевиков на Ближнем Востоке и есть уйгуры, но мы их не поддерживаем. Вообще-то, среди радикалов ИГИЛ есть представители и других наций.
Обложка еженедельника ADAM bol

«ЗАПАД НИ ПРИ ЧЕМ»

— Некоторые эксперты в модном сегодня стиле указывают на Запад как на главного противника Китая. Мол, это «западная демократия» пытается помешать КНР стать крупнейшей мировой державой, устраивая зоны нестабильности в регионе. Каково Ваше мнение по этому поводу?

hqdefault

Казнь в Китае

— Китай уделяет большое внимание своему имиджу в мире. Посему эта страна старается сохранить лицо великой цивилизации с историей в пять тысяч лет любыми путями. Но как только жестокость и бесчестие китайских властей станут известны всем, их имидж будет разрушен. К тому, что происходит в СУАР, на Тибете и в Гонконге, Запад не причастен. Во всем виноват Пекин.

Чтобы к Китаю относились как к серьезному игроку на мировой арене, страна должна нести ответственность за преступления против уйгуров и тибетцев, а также изменить свою репрессивную политику. Китай не может быть одновременно великим и порочным.

«ТРЕБУЕМ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ»

— Насколько тесно Вы сотрудничаете с тибетскими активистами и организациями?

— Китайская политика в Восточном Туркестане и Тибете по своей сути одинакова. Она нацелена на уничтожение обоих местных народов путем культурного геноцида. В результате и уйгуры, и тибетцы страдают от жестокости китайских властей на своих землях.

Его святейшество Далай-лама – мой близкий друг. Я глубоко уважаю его, поскольку это человек веры, бесстрашия и миролюбия. Каждая страна мира должна начать с ним переговоры о мирном решении тибетской проблемы. За долгие годы он неоднократно доказывал незыблемость своих убеждений о недопустимости насилия и продолжает выступать с мирными предложениями о создании тибетской автономии.

Чтобы урегулировать конфликт в СУАР, мне кажется, есть только два варианта развития событий, в зависимости от того, какую политику выберет китайское руководство. Первый вариант: Китай решит жестоко подавлять акции протеста и продолжит репрессии против уйгурского населения. Это может привести к эскалации ситуации в Восточном Туркестане. Второй вариант – мирные переговоры уйгуров с Пекином. Мы настаиваем на мирных переговорах.

Международное давление определенно может сыграть ключевую роль. Поэтому мировому сообществу следует продолжать давление на Китай. В противном случае Китай воспримет отсутствие международного внимания как «зеленый свет» и усилит гонения на уйгуров, тибетцев и жителей Гонконга.

ПРАВИТЕЛЬСТВО В ИЗГНАНИИ

— Одно время Вы говорили о создании эмигрантского правительства уйгуров, как у Далай-ламы…

— Да, мы хотели организовать это и раньше, но некоторые китайские агенты объявили о ложном эмигрантском правительстве и таким образом не дали нам шанса осуществить план. Сейчас есть два эмигрантских правительства. Все это – работа китайских государственных органов. Такой шаг был предпринят для того, чтобы помешать нам создать настоящее эмигрантское правительство. Мы не будем торопиться с его созданием. Возможно, для его формирования потребуется время.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИГРЫ ПЕКИНА

— Несколько лет назад недалеко от границы Кыргызстана с Китаем произошла перестрелка между пограничниками и группой вооруженных людей. В силовых структурах Кыргызстана считают, что убитые были уйгурскими террористами, которые, якобы, собирались завладеть оружием чабанов и охотников, совершить пару терактов и вернуться в Китай. Вам известна эта версия?

— Это действительно были уйгуры. Но их заставили совершить такую провокацию китайские спецслужбы. Нам известно, что эти молодые ребята сидели в тюрьме, и их принудили пойти на такое. Китайские власти договорились с киргизскими спецслужбами провернуть подобную операцию. Если эти ребята действительно были террористами, то почему их не взяли живьем, чтобы допросить, а убили на месте? Это была очередная политическая игра Пекина. И все уйгуры об этом знают.

— Как Вы считаете, чем могут закончиться события в Гонконге? Смогут ли жители этого региона отстоять свою автономию, согласно подписанным договоренностям с Пекином?

CHINA_-_URUMQI_WOMAN_AND_CHILD

Уйгурская женщина говорит китайским солдатам, чтобы они убирались с ее земли

— Гонконг, как и СУАР, борется за свою независимость. События, которые там происходят, могут сыграть решающую роль в расколе Китая. Не исключено, что в скором времени КНР постигнет участь СССР. И нам удастся освободиться от колониального гнета Пекина. Если жители Гонконга не смогут отстоять свою независимость, то такая же участь может ожидать и другие территориальные образования Китая.

Беседовала Дилярам Аркин/ ADAM bol

Международное информационное агентство «Фергана»

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v