RSS

Кямран Агаев: Иранская пощёчина

  • Written by:

Кремлю указали на место

Российские СМИ недолго находились в экстазе от операций в Сирии базирующихся в Иране бомбардировщиков ВКС РФ, которые наносили удары по позициям ИГ. Даже в сюжете о прогнозе погоды (!?) на канале «Россия 24» 20 августа ведущий говорил о преимуществах перебазирования самолетов из северокавказского Моздока на иранскую базу ВВС в Хамадане. Как известно, 16 августа российские самолеты Ту-22М3 и Су-34 впервые нанесли удар по «целям группировки ИГИЛ» в Сирии, используя в качестве пункта базирования иранский аэродром Хамадан.

Однако, спустя всего шесть дней иранские власти омрачили радость российских пропагандистов войны и смерти, неожиданно объявив о том, что использование Россией базы в Хамадане прекращено. Заявления поэтому поводу поступили как от министерства иностранных дел, так и министерства обороны Исламской республики Иран.

Так, в ходе брифинга в Тегеране 22 августа официальный представитель МИД ИРИ Бахрам Гасеми заявил о том, что использование Россией военно-воздушной базы пока прекращено . Он подчеркнул, что это была «конкретная, одобренная миссия», удары были осуществлены, и сейчас российские военные «ушли». По его словам, какой-то особой ирано-российской договоренности об использовании базы не было. Гасеми оставил открытым вопрос о возможности Москвы использовать базу в дальнейшем для боевых вылетов. Он отметил, что это будет зависеть от «ситуации в регионе, а также от нашего разрешения».

В отличие от мидовского споуксмена, министр обороны ИРИ Дехган в довольно резкой форме высказался о причинах ухода русских лётчиков из Хамадана. Как передаёт иранское агентство новостей «Mehr», Х.Дехган в интервью с сожалением отметил, что «русские объявили об использовании иранской военной базы без предварительного уведомления иранской стороны».

На вопрос о том, почему Иран первым сообщил о Хамадане, министр язвительно заметил, что «во-первых, русские сильно желают показать себя супердержавой и влиятельной страной, что могут влиять на вопросы безопасности в регионе и мире. Во-вторых, они стремятся проявить себя наиболее эффективным игроком в Сирии с тем, чтобы торговаться с Америкой и гарантировать себе место в политическом будущем Сирии».

Уточняя, что разрешение России на использование базы для ударов по Сирии было дано после того, как антитеррористическая коалиция во главе с США увеличила поставки вооружения сирийским повстанцам, военный министр в то же время пояснил, что «ни при каких обстоятельствах мы больше не предоставим русским военную базу. Они не должны больше оставаться здесь».

Ни Кремль, ни МИД РФ, по понятным причинам, пока никак не комментируют, без преувеличения можно сказать, подобную пощечину от иранских мулл. Такой поворот событий лишь подтверждает выказанную мною в прошлых постах точку зрения о том, что Тегеран, идя на тактическое сотрудничество с Москвой в Сирии, предпочитает играть свою партию.

Если Путин использует Асада в качестве инструмента, а Сирию как один из полигонов «соперничества» с США, о чем ясно высказался иранский министр обороны, то шиитское руководство Ирана с самого начала «исламской революции» рассматривает эту страну в качестве единственного союзника и форпроста по противостоянию с традиционными соперниками в регионе – суннитскими аравийскими монархиями.

Следует напомнить о том, что именно при содействии Дамаска Тегерану в 80-е годы удалось создать в соседнем Ливане проиранскую шиитскую партию «Хезбалла», ещё одного идеологического союзника иранских аятолл во враждебном суннитском окружении.

Поэтому, руководство ИРИ в нынешней ситуации, в отличие от кремлёвских «стратегов», пытающихся заниматься геополитической показухой в Сирии, не могут позволить себе окончательный провал поддержки так нужного им алавита Асада. Иранский КСИР и отряды «Хезбалла», добровольно направляются сражаться в Сирию за шиитские ценности, а не за длинным рублем, как это делают несчастные «воины Путина», несмотря на демагогический патриотизм.

Тегеран, сотрудничая с Москвой в Сирии, тем не менее внимательно следит за ходом российско-американских «тёрок» по так называемому «сирийскому урегулированию». Иранцев больше всего беспокоит вариант урегулирования, при котором Асад не рассматривается в качестве будущей политической фигуры. Ведь Путин неоднократно многозначительно заявлял о том, что Россия защищает не Асада, а Сирию.

Кроме того, по имеющейся информации, Тегеран настораживает, не только двойная игра Путина и бесконечные «консультации» Лаврова с Керри по Сирии, но и демонстративные контакты Москвы с главным врагом Ирана и Сирии – Саудовской Аравией и заигрывание с перевертышем Эрдоганом, якобы желающим «участвовать» в сирийском урегулировании. Накануне в очередной раз заместитель Лаврова, куратор ближневосточного направления М.Богданов провёл встречи в Джидде с министрами обороны и иностранных дел Саудии.

Словом, у иранских мулл накопилось много вопросов к православному кремлевскому чекисту. В случае с Хамаданом они продемонстрировали, что позиционируют себя самостоятельной политической силой в регионе и готовы продолжать сотрудничество с Москвой только на равноправной основе.

Не исключено, что в связи с предоставлением России авиабазы, Тегеран получил предупреждение от администрации США, которая видимо напомнила об условиях и обязательствах иранской стороны по снятию международных санкций в июле прошлого года. Ведь, тогда Барак Обама ясно намекнул, что если Тегеран будет «себя плохо вести», санкции будут восстановлены незамедлительно.

При любом раскладе, Тегеран слишком жёстко отреагировал на развернутую в России пропагандистскую кампанию по рейдам бомбардировщиков из Хамадана в Сирию. Это ещё один случай, если вспомнить решительный отказ Тегерана пойти на поводу Путина в вопросе заморозки добычи нефти, когда иранцы лишний раз показывают, что могут поставить на место Москву.

Кямран Агаев

Каспаров.Ру

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v