RSS

Личность Путина. Взять на слабо

  • Written by:

В предыдущих главах «Когнитивный не-диссонанс» и «Запрос с пристрастием» личность В. Путина подавалась наброском, но не в традиционных терминах. Разбирались исходные, заложившие основу формирования персонажа – профессиональный спорт и иностранные языки, воспроизводились социально-политические маркеры семидесятых – эпохи становления характера и мировоззрения российского президента, оговаривались прочие обстоятельства и предпосылки, злободневные для раскрытия темы.


Хаим Калин

Наконец я приступил к анализу феномена В.В.П.–2014, а точнее, психологических установок, на которых, как представляется, обосновался вызов В. Путина нынешнему мироустройству. Был отмечен патриотизм, фактор естественный и аксиоматичный, как основа идеологии любого государственного деятеля, несомненно присущий и В.В.П. Далее я выдвинул тезис о низкосословном происхождении президента, предполагающем ограниченность его политгоризонта, после чего обратился к перлюстрации комплексов персонажа. Главный из них – горькая обида на Запад, на мой взгляд, уместная лишь умозрительно, ибо проистекает из его слабого понимания западных кодов и традиций.

Путин 1_3

Все-таки, насколько оправданы претензии В.В.П. к институту западного лидерства? В частности, из его уст недавно прозвучал упрек премьер-министру Норвегии, будто раскрывшему их некий устный контракт, третьим лицам не предназначавшийся. Да ни на грамм! Обнародовав свою версию события, В.В.П., в моих глазах, сам прослыл кляузником, если не начетчиком, что не только главе государства, а и рядовому гражданину не к лицу. Да и была ли утечка как таковая? Мы-то на той встрече не присутствовали.

Отталкиваясь от нравственно-этических качеств В.В.П., его конфликт с ценностной шкалой Запада, на мой взгляд, был неизбежен и, убежден, высшего порядка арбитраж здесь избыточен. Ведь столкнулись две различные культуры, пусть в базисе которых – единый кодекс заповедей. Причем не на философском диспуте, а в конюшне прагматики – метафора практической политики на вынос.

Очень примечателен отклик одного из читателей на мою предыдущую главу, где обсуждаемый тезис был затронут впервые. Так вот, перенося в Твиттер тот или иной фрагмент статьи, читатель его несколько подправлял. В частности, у меня «…партнерство западного типа – идеологически родственно, чей краеугольный камень: незыблемость частной собственности и следование договорным обязательствам». В версии же читателя – «железное соблюдение договорных обязательств», чего я не только не подразумевал, но и в последующем намеревался представить как весьма относительный, если не спорный постулат.

Так вот, как по мне, западному буржуа, Запад отнюдь не антитеза путинскому рейдерскому госкапитализму, он просто другой и, что наиболее примечательно – не поддающийся стройным обобщениям. И уж чего-чего, а идеализировать его точно не стоит. Та модель жизнеустройства – депозитарий с броуновским движением миллионов эгоизмов, пусть окультуренных и оптимизированных, но весьма далеких от общего знаменателя и, чья функциональность обеспечена единственным – прочным настилом права. Здесь взятое обязательство – не священная корова, ибо конфронтация интересов в формации – в разы острее, чем, скажем, в России, являя собой перпетуум-мобиле бытия. Любую межу на Западе можно переиграть, если передоговориться или найти лазейку в законодательстве. При этом незыблемым остается одно – общевидовый консенсус, заключающийся в диктатуре закона и минимуме насилия. Причем свобода слова, важнейшее обретение Запада, совершенно необязательно – продукт демократической эволюции, а не творческая адаптация вековой традиции – на всех и вся стучать, побудитель чего, как несложно представить, зависть.

Снимок

Взращенный в другой традиции, где, невзирая ни на что, не отмахнуться от – «Доносчику первый кнут», да еще будучи носителем, мягко выражаясь, не эластичного мировоззрения, В.В.П. был обречен в калейдоскопе западных интересов потерять всякий ориентир и, как следствие, встать на дыбы.

Но хотелось ли ему за тот архипелаг потребления зацепиться, а то и утвердиться в нем? Разумеется, да. Только не в части заимствования идей, кои непросты для усвоения, а извлечения выгоды, что совершенно естественно. Россия, будь то царская, советская, да какая угодно – проект сплошных заимствований.

Что же было в ранце неофита? Негусто. Нефтяной джек-пот, как говорилось, покрытием титула «свой» служить не мог, РФ – скорее, конкурент, нежели общих корней союзник. Может, ядерный потенциал, за полвека «сдувшийся» в силу своей категоричной не применяемости? Нет, в зачет тоже не шел. Давно не в моде, не ай-фон… Гарантии предсказуемости и кооперации? Будто значимо, только дефолт девяносто восьмого и семь десятилетий самоизоляции куда списать? И как понимать – эти термины солдатского братства у новичка? Прародитель-то наш – рынок, нет на нем друзей, приятельствуем по случаю и, как водится, без гарантий… Да и угловат уж больно и импульсивен этот Владимир. Словом, с испытательным сроком, пока не притрется и что к чему не поймет…

Но не притерся и голову себе сушить не стал. Так и не постиг, что единственная внятная концепция на Западе – это до изнеможения договариваться, по максимуму отстаивая свой меркантилизм, чуткий как флюгер. Зато затаил злобу на этих вертких, обтекаемых – не ухватиться – деляг (расхожий термин в эпоху путинской молодости) и, достигнув пика могущества над своими подданными, дал ей выход. Прежде, однако, сделал открытие: Запад, погрязший в «разврате» консюмеризма, не только не воин, он даже не резервист – настолько обуржуазились его ценности. А экспансия Европейского Содружества, будто в стремлении минимизировать риски большой войны, на самом деле – симптом деградации их системы приоритетов, ее неспособности за себя постоять. И в самую точку попал!

VP1DS0N-v-A

«Коль так, почему бы этих обрюзгших лежебок-простофиль, поклоняющихся долголетию как Господу Богу, НЕ ВЗЯТЬ НА СЛАБО?» – в какой-то момент подумал В.В.П.

И взял, и почти не просчитался. Оттяпав Южную Осетию – при полном попустительстве мировых элит, разве что американцы фыркнули – заработал крепкий вазаари. Отрезав же как брикет масла Крым с Лугандоном – молниеносный иппон. Тур, правда, был отборочный… Впереди – несть числа схваток с куда более оснащенными соперниками, распрощавшимися со всякими иллюзиями и осязающими воочию: новоявленный Атилла уже не бряцает оружием, ОН ИДЕТ!

Между тем, вытерев о мировой статус-кво ноги, В.В.П. первооткрывателем эпохи ВЫЗОВА ЗАПАДНЫМ СВОБОДАМ И МИРУ БЕЗ ГРАНИЦ не стал. Как известно, та берет начало с 11 сентября 2001 г. Его «заслуга» лишь в небывалой интенсификации и экспансии межкультурного конфликта, катализатор которого уже не разрозненные камикадзе-маргиналы, а мощное государство-маргинал. В активе у того не столько миллионы штыков, сколько, оказалось, не выветрившаяся мобилизационная традиция. Одна, правда, закавыка путает пасьянс: на ленд-лиз не рассчитывай, а внутренний рынок трещит по швам…

Подводим итог тезиса «Насколько уместна обида В.В.П. на западных лидеров, игравших в контактах с РФ свою партию, – как один из триггеров экспансионистской политики Кремля?» СОВЕРШЕННО, НЕТ. Хоть и с человеческих позиций понятна. Только В. Путин был выбран россиянами не «дегустатором» человечности, а банальным чиновником, пусть наивысшего ранга, ответственным за и мир и благополучие нации, в прошлом году рухнувших в одночасье. И не просто просиживать штаны, витая в эмпиреях высокой нравственности, а трудиться на благо нации, сжав зубы и
]не покладая рук. На обиженных, как известно, воду возят.

Продолжим разговор через неделю.

 

Хаим Калин

 

 

 

 

 

Comments

comments

1 комментарий

  1. Pingback: Личность Путина. Кризис переходного возраста | Русский Монитор

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v