RSS

Лилия Шевцова: Изгой?

Да, АТЭС в Пекине и G-20 в Брисбене подтвердили, что Путин стал изгоем, затащив в этот статус и Россию. Впервые стало окончательно ясно, что Россия не только выпала из клуба Восьмерки. Россия свалилась в ситуацию зависимости со всеми признаками унижения. И за эту зависимость России еще придется и платить!

Платить Пекину за согласие стать его сырьевым придатком ( причем, за российский счет). И надеяться, что Поднебесная воздержится от открытого унижения.

Платить мыльному пузырю, который называется БРИКС, хотя бы за то, что он имитирует то, чего нет. ЗАВИСИМЫЙ ИЗГОЙ — нет в мировой политике более взрывоопасной комбинации. И угрозы для окружающего мира. Вот вам сегодня основой мировой вызов. От которого мир хочет спрятаться за эболой и ИГ.

оригинал — https://www.facebook.com/ShevtsovaLilia/posts/1510432925880200

Comments

comments

1 комментарий

  1. Николай Былков

    -» мир хочет спрятаться за эболой и ИГ.»-
    Мир не спрячется. США с Европой внедрили нам в 17-м смертельную бациллу марксизма-большевизма, а теперь пожинают плоды террора и терроризма, что насаждал Ленин и его последователи.
    Хотя был ранее очень простой и верный шанс предотвратить — подвергнуть и осудить всем миром, как сделали с простым фашизмом. Но в США хвост виляет собакой и сионизм не позволил следовать велению времени, когда страны Балтии обратились к международной общественности осудить коммунизм, как было в Нюрнберге.
    Чтобы понять события, надо поступать, как учил Козьма Прутков — «Смотри в корень».
    «“Вы получите революцию, ужасную революцию. Какой курс она изберет,
    будет во многом зависеть от того, что г-н Рокфеллер прикажет сделать г-ну Хейгу.
    Г-н Рокфеллер является символом американского правящего класса,
    а г-н Хейг [политик от штата Нью-Джерси] является символом его политических орудий”.
    Лев Троцкий, “Нью-Йорк таймс”, 13 декабря 1938 г.

    Почти через неделю, 16 марта, во время свержения царя, Лев Троцкий давал интервью в помещении “Нового мира”. В этом интервью прозвучало его пророческое заявление о ходе российской революции:

    “…Комитет, который занял в России место низложенного кабинета министров, не представляет интересы или цели революционеров; а значит, по всей вероятности, он просуществует недолго и уступит место людям, которые будут более уверенно проводить демократизацию России” [ 12 ].

    Эти “люди, которые будут более уверенно проводить демократизацию России”, то есть меньшевики и большевики, находились тогда в изгнании за границей и сначала должны были вернуться в Россию. Временный “комитет” был поэтому назван Временным правительством; следует подчеркнуть, что это название было сразу принято в самом начале революции, в марте, а не введено позже историками.

    Тем волшебником, который выдал Троцкому паспорт для возвращения в Россию, чтобы “продвигать” революцию, — был президент США Вудро Вильсон. К этому американскому паспорту прилагались виза для въезда в Россию и британская транзитная виза. Дженнингс К. Уайс в книге “Вудро Вильсон: Ученик революции” делает уместный комментарий: “Историки никогда не должны забывать, что Вудро Вильсон, несмотря на противодействие британской полиции, дал Льву Троцкому возможность въехать в Россию с американским паспортом”.

    Президент Вильсон облегчил Троцкому проезд в Россию именно тогда, когда бюрократы Государственного департамента, озабоченные въездом таких революционеров в Россию, старательно пытались в одностороннем порядке ужесточить процедуры выдачи паспортов. Сразу же после того, как Троцкий пересек финско-русскую границу, дипломатическая миссия в Стокгольме 13 июня 1917 года направила Государственному департаменту телеграмму: “Миссия была конфиденциально информирована русским, английским и французским паспортными бюро на русской границе в Торнеа, что они серьезно озабочены проездом подозрительных лиц с американскими паспортами” [ 13 ].

    Но птичка уже улетела. Меньшевик Троцкий с большевиками Ленина уже были в России, чтобы “продвигать вперед” революцию.
    Следовательно, когда 26 марта 1917 года пароход “Кристианиафиорд” покинул Нью-Йорк, Троцкий отплывал на его борту с американским паспортом именно в силу льготного режима. Он был в компании других революционеров-троцкистов, финансистов с Уолл-стрит, американских коммунистов и прочих заинтересованных лиц, лишь немногие из которых взошли на борт для законного бизнеса. Эта пестрая смесь пассажиров была описана американским коммунистом Линкольном Стеффенсом так:

    “Список пассажиров был длинным и таинственным. Троцкий находился в третьем классе с группой революционеров; в моей каюте был японский революционер. Было много голландцев, спешащих домой с Явы — единственные невинные люди на борту. Остальные были курьерами, двое были направлены с Уолл-стрит в Германию…” [ 16 ].

    Интересно, что Линкольн Стеффенс плыл в Россию по особому приглашению Чарльза Ричарда Крейна, сторонника и бывшего председателя финансового комитета Демократической партии. Чарльз Крейн, вице-президент фирмы “Крейн Компани”, организовал в России компанию “Вестингауз” и в период с 1890 по 1930 годы побывал там не менее двадцати трех раз. Его сын Ричард Крейн был доверенным помощником тогдашнего государственного секретаря Роберта Лансинга. По словам бывшего посла в Германии Уильяма Додда, Крейн “много сделал, чтобы вызвать революцию Керенского, которая уступила дорогу коммунизму” [ 17 ]. И поэтому комментарии Стеффенса в его дневнике о беседах на борту парохода “Кристианиафиорд” весьма достоверны: “… все согласны, что революция находится только в своей первой фазе, что она должна расти. Крейн и российские радикалы на корабле считают, что мы будем в Петрограде для повторной революции” [ 18 ].»
    Энтони Саттон. «Уолл-стрит и большевицкая революция.»

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v