RSS

Любовь Ковалевская: ЧАЭС закрыли — Чернобыль остался

Я родилась в Сибири, в богом забытой таёжной глуши на Чёрной речке, что в Ханты-Мансийском округе, в поселке для ссыльных, который окружали зоны, заключенные-рецидивисты которых валили лес и сплавляли по реке неведомо куда…А также воинские части, солдаты которых охраняли зэков.Когда мне было года четыре, — вокруг поселка Ерки загорелась тайга…Её подожгли зэки.Их, как и солдат, эвакуировали срочно ночью, а за жителями посёлка приплыла баржа, на которой мы ехали под открытым небом несколько недель…И опять нас привезли в посёлок Новоселово, где жилы ссыльные немцы, поляки, украинцы…А вокруг — всё те же зоны и воинские части. И специфический неприятный запах от зэковских бараков и солдатских казарм…Уже в пять лет я понимала, что всё, что меня окружает, абсолютно не нормально, и если весь мир таков, то я не хочу жить в таком мире!

Это отторжение от страны будет сопровождать меня всю жизнь, как и огромное недоверие к телевизору и нудным бессмысленным речам престарелых руководителей СССР. К окончанию школы я знала самое тайное изнанку жизни СССР: В магазине — хлеб, сахар, соль и селедка, латанная-перелатанная обувь и одежда, убогий быт и непролазная грязь…Это было крайне унизительное существование, отягощенное чувством пустоты и безысходности! В это трудно поверить тем, кто не жил в таких «чёрных дырах», разбросанных по всей Сибири…и не ради людей, а ради тяжёлого бесплатного труда заключенных — ради лесоповала. Лес советское государство продавало за границу за валюту. В лесу, в таёжной избушке, жил облученный космонавт, которого государство не в состоянии было вылечить…Но ни он, ни учителя, ни родители не отвечали на вопросы об атоме и облучении.

Потом я училась в педагогическом институте и два раза в год ездила на поезде домой, дорога занимала трое-четверо суток…От попутчиков, а это были военные офицеры, я узнала о Тоцких испытаниях, где солдат сознательно облучили при взрыве атомной бомбы, превратив их в подопытных кроликов для медицины, а потом и о взрыве хранилища ядерных отходов на реке Теча под Челябинском…О десятках тысяч больных и о тысячах умерших от облучения…В библиотеках Нижнего Тагила, где я училась в институте, я стала искать любые сведения о «мирном» атоме…Иногда, в порядке исключения, мне давали и книги для служебного пользования, которые можно было читать только в читальном зале под присмотром библиотекаря. Так ядерная проблематика стала для меня делом всей моей жизни.

После института я вышла замуж, и когда мужу предложили работу на Чернобыльской АЭС и квартиру в течение трех лет, мы с двумя чемоданами рванули в Украину, в город Припять, расположенный в трех километрах от ЧАЭС. Сначала я работала в школе, а муж — на атомной станции. Получили квартиру, но муж облучился при одном из аварийных выбросов…Я узнала о газете на строительстве ЧАЭС «Трибуна энергетика» — написала статью и меня пригласили на работу корреспондентом. А через три года я стала ее редактором. Строительство АЭС — это очень сложное производство, поэтому при атомных станциях существуют Информационно-вычислительные центры, куда стекается вся информация о поставках различных конструкций и комплектующих с множества заводов, разбросанных по территории СССР. Информация закрытая, но я иногда получала доступ, благодаря друзьям, работающим программистами в ИВЦ. Фактически все конструкции шли с браком, и строителям уже на месте приходилось приводить их в соответствие с нормами, это была дополнительная инженерная работа, требующая и знаний, и ума, и изобретательности, но которая не повышала зарплат, но увеличивала сроки строительства. Что крайне не нравилось коммунистической власти, которая любила получать ордена на годовщины введения в строй энергоблоков. И я написала статью в защиту строителей — о браке производителей конструкций и об опасности нарушения стандартов для АЭС, что может привести к аварии. Статью опубликовала только писательская газета «Литературная Украина» 26 марта 1986 года, а в ночь с 26 на 27 апреля, день в день, взорвался четвертый энергоблок ЧАЭС…

Чернобыль — это очередное преступление коммунистического режима в череде кровавых и бесчеловечных злодеяний, в основе которых полное пренебрежение к человеческой личности и человеческой жизни, восприятие человека как собственности государства, не способного обустроить жизнь на огромных территорях и управляющего страной с помощью репрессивного аппарата и вдалбливания в головы ирреальной и иррациональной идеологической блевотины. Распад «империи зла» стал для меня самым счастливым днём в моей жизни. И Чернобыль стал катализатором этого распада, как и моя статья, которая помогла людям преодолеть страх и говорить правду!

Катастрофа на Чернобыльской АЭС и ее катастрофическое бессистемное преодоление заставили меня по-иному посмотреть на существование ядерной энергетики в мире. Нельзя развивать ядерную энергетику в НЕУПРАВЛЯЕМЫХ ИМПЕРИЯХ, В КОТОРЫХ ЭКОНОМИКУ ПОДМЕНЯЕТ ИДЕОЛОГИЯ, ПРИ КОММУНИСТИЧЕСКИХ И ИНЫХ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМАХ, РАНО ИЛИ ПОЗДНО ИЗ-ЗА БЕДНОСТИ ПРИХОДЯЩИХ К КРАХУ, а значит И К НЕСПОСОБНОСТИ КАЧЕСТВЕННО И С МИНИМАЛЬНЫМИ ЖЕРТВАМИ ЛИКВИДИРОВАТЬ ВОЗМОЖНУЮ АВАРИЮ НА ЯДЕРНОМ ОБЪЕКТЕ ИЛИ ВЫВЕСТИ ЕГО ИЗ ЭКСПЛУАТАЦИИ, ОБЕСПЕЧИТЬ НАДЕЖНОЕ ХРАНЕНИЕ ЯДЕРНЫХ ОТХОДОВ И ИХ ПЕРЕРАБОТКУ.

Сегодняшняя ситуация в Украине подтверждает каждое вышесказанное слово! Ядерная энергетика — не для бедных стран с примитивной экономикой! Построить АЭС дешевле, чем вывести из эксплуатации до безопасного состояния, что напрямую угрожает жизни и здоровью граждан в том числе и соседних государств.

Катастрофа на АЭС Фукусима в Японии подтвердила и другую истину: нельзя развивать ядерную энергетику в сейсмоопасных районах планеты, в любых горных районах, даже если строительство ведется на высоком технологическом и организационном уровне. Любой толчок земной коры может привести к перекосу ядерного реактора и к катастрофе, к выбросу из глубоких горных расщелин, где захораниваются ядерные отходы, в том числе и в Японии, огромные массы радиоактивности.

Нельзя развивать атомную энергетику в странах исламского мира, подверженных терроризму или взращивающих терроризм, как, например, а Иране, Сирии, Турции…что может привести к реальной гибели нашей планеты. Тем более нельзя позволять неадекватным странам, таким, как Северная Корея, Иран или Пакистан, иметь ядерное оружие! Антиядерное движение в мире фактически сошло на нет, развитые страны прилагают недостаточно усилий, чтобы в мировую повестку дня вошло не ядерное разоружение, что вторично, а именно прекращение строительства атомных электростанций по всему миру…Хотя в такое благоразумие даже великой Америке верится слабо, потому что атомное лобби обладает огромными деньгами, а значит и огромным влиянием.

Чернобыльскую АЭС после катастрофы закрыли, но Чернобыль есть и останется еще на века, учитывая период даже полураспада трансурановых элементов…радиация разрушит и новый саркофаг, уже второй, построенный с помощью Европы, потом обязательно будет третий, четвертый…Чернобыль никогда не станет снова безопасной зеленой лужайкой! Это человек смертен и эгоистичен, и нынешним и завтрашним правителям мира плевать на какие-то там новые поколения, которым достанется только ядерная помойка — они знают, что атом — бессмертен.

Пример такой помойки уже есть — Россия, правда превращалась она в нее вместе с созданием СССР. Сегодня каждый сороковой гражданин России болен раком! Но в стране, кроме Москвы, нет даже мусоросжигательных заводов…

оригинал — https://www.facebook.com/lyubov.kovalevskaya.1/posts/1312188422191135

автор — Любовь Ковалевская

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v