RSS

Люди все еще живут на улицах, носящих имена палачей

  • Written by:

Егор Седов о годовщине Тамбовского восстания

Рано или поздно от имен маньяков и террористов придется избавляться. Расхожее слово «увековечение» в их случае все же несколько избыточно.


JEAozqxcLtE

Дело в том, что на мосту через Дудергофский канал никто не живет.
Но на улице Тухачевского — живут. И на улице Антонова-Овсеенко тоже живут.
А вот то, что делалось 95 лет назад на Тамбовщине.
И один только вопрос — а чем это отличается от той самой организации, название которой надо произносить ныне с непременным «террористическая, запрещенная на территории РФ»?
Взятие заложников — это уже терроризм.
Расстрел заложников — это теракт.
Расстрел (в случае обнаружения оружия) всех на месте — это убийство. В том числе и женщин, и детей. Чем отличается от Кущевки? Абсолютно ничем.
Применение химоружия — тягчайшее преступление против человечества. (Тут не запрещенная на территории РФ террористическая организация РККА даже превзошла запрещенных на территории РФ игиловцев).
И вот сейчас мы по улицам этих «героев» ходим. Да, и Тухачевский, и Антонов-Овсеенко, и многие их подельники сами, в конце концов, оказались в шкуре тех тамбовских мужиков. Но расстреляли их не за Тамбовщину и не за Кронштадт — просто пауки в банке не ужились, и более сильные сожрали слабых.

13407261_1784930735073302_5497726074000726408_n
Но почему мы должны ходить по улицам, названным в их честь?
Мне возражали насчет замены документов и всего прочего. Ерунда — в конце 90-х паспорта меняли. Документы переделывались. Власти не смущало, когда требовалось создать Австрийскую площадь. Как не смущало их предшественников объединение нескольких улиц в Ленинский проспект — в дополнение к уже имеющемуся проспекту Ленина.
Но есть кое-что еще.
Была ли минута молчания в память о героях Тамбовского восстания? Знают ли школьники об Антонове (который не Овсеенко) — лидере восставших? Помнят ли россияне своих настоящих героев, есть ли улицы, названные в их честь?
Обычно так и случается: революция создает пантеон своих героев. В 1991 году вместо этого было иное — «оставим все как есть», «не будем «охотиться на ведьм», пусть будет согласие…» Согласие, простите, с чем и с кем? С этими вот чикатилами, что ли, с тем, что они применяли химоружие?
И поэтому 1999-й был предрешен — как и все, что случилось потом. И поэтому я с оптимизмом и с огромной симпатией смотрю на происходящее в Украине. Да, там много препятствий, но люди реально не захотели жить среди табличек с именами маньяков, среди памятников убийцам. И они своего добьются.
А нам — смотреть на опыт украинцев. И думать. Потому что рано или поздно от имен маньяков и террористов придется избавляться. Расхожее слово «увековечение» в их случае все же несколько избыточно.

Комментарии

Комментарии