RSS

Майдана в Москве не будет, зато будет Тахрир

  • Written by:

Не всем это понравится.
Снимок

На днях социальные сети облетело видео, как прихожане московской мечети взяли штурмом ОМОНовский ПАЗик и освободили своего задержанного ранее единоверца под крики «Аллах-Акбар» и «Революция».

Пользователи продолжают злорадствовать по поводу смиренного и даже робкого поведения здоровенных вооруженных дядек в брониках и шлемах. Причина смешков психологически понятна, но, в сущности, у бескомпромиссных и жестких, когда дело касается борьбы с безобидными хипстерами, ментов, просто не было выбора. А их покладистость в данном случае хорошо объяснима.

Рекомендую посмотреть это показательное видео, на котором агитатор -исламистов в одной из московских мечетей  грозит России карами за якобы «преследования мусульман» ,  а так же за поддержку «врага мусульман Башара Асада и призывает их на священную войну. Видео было снято в феврале 2014 года — еще до вторжения РФ на территорию Украины.

ахрир — значит освобождение

Представьте себе ситуацию: полицейские задержали представителя мусульманской общины около мечети. Прихожане пытаются его отбить, полиция сопротивляется. Противостояние переходит в массовую драку. Кто-то, может, даже случайно, вырывает из рук полицейского автомат. Звучит выстрел — ранен полицейский. Обороняясь, полиция стреляет в толпу. Появляются несколько убитых и раненых. В толпе хватаются за мобильные телефоны: летят СМСки «нашего убили». Через 30 минут у мечети собираются тысячи, в руках палки и камни. Люди несут тела застреленных товарищей на руках и с криками «Аллаху Акбар» направляются к центру, громя все на своем пути. ОМОНовский заслон сметен и растоптан, теперь в руках у восставших несколько десятков стволов. В центре строятся баррикады. К лагерю восставших стекаются толпы. Через сутки лагерь восставших уже окружен баррикадами, за которыми скрываются 200 или 300 тысяч готовых сражаться и умереть человек. Коренные жители и полиция исчезают с улиц. Удобным моментом пользуется криминалитет. Идут грабежи и погромы. В городе участились нападения на полицейские участки и случаи захватов оружия. Жертв уже десятки. Московская полиция и ОМОН не в состоянии справиться с мятежом. Беспорядки в конце концов принимают характер религиозного восстания. К разуму восставших пытаются взывать традиционные российские мусульманские деятели. Их никто не слушает – у повстанцев есть свои авторитеты, знающие, как воевать с «неверными», имеющие боевой опыт в войнах на Ближнем Востоке. Мирное население бежит из города, блокируя транспортные магистрали и мешая переброске войск к Москве. В Сирии и Афганистане говорят о черном знамени Хорасана, воздвигнутом в столице неверных – Москве. В Москву вводится армия, идут уличные бои, счет убитых – уже на сотни.

Весть о Московском Тахрире облетает всю страну, в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону и Ставрополе тоже звучат выстрелы. В Казани и Уфе на улицы выходят тысячи людей с требованием к властям прекратить насилие против единоверцев. Армейские подразделения отводятся от украинской границы и из Крыма и бросаются на подавление мятежа в центре России. В Крыму поднимаются крымские татары. Украинская армия предпринимает новое успешное наступление на «ДНР». Лишенные российской поддержки боевики уходят с Донбасса и отступают на территорию РФ. На арене появляется еще один пассионарный и хорошо вооруженный участник гражданской войны – русские националисты. На Юге идут бои между Имаратом Кавказ, поддержанного боевиками ИГИЛ и армией Рамзана Кадырова.

Страна начинает распадаться на территории, контролируемые полевыми командирами. НАТО начинает разрабатывать сценарий операции по установлению контроля над российскими ядерными силами, чтобы они не попали в руки исламистов, но, как всегда, бюрократическая машина слишком медлительна. Поэтому ИГПУ (Исламское государство Поволжья и Урала) захватывает несколько десятков баллистических ракет в Йошкар-Оле и Уфе… Дальше можно не продолжать.

Нереальный сценарий?

27 октября 2005 года во Франции два мусульманских подростка, спасаясь от полицейских, которые пытались их задержать за угон мопеда, спрятались в трансформаторную будку и погибли от удара током. Это спровоцировало беспрецедентные по масштабам беспорядки, продолжавшиеся на протяжении нескольких месяцев.

У нас все будет хуже. Гораздо хуже. Хотя бы по той причине, что французская мусульманская община на самом деле совсем неплохо интегрирована в общество. И идиоты, поджигающие по ночам автомашины им так же не уперлись, как и всем остальным французам, независимо от их происхождения. Поэтому ситуация не вышла за пределы бунта подростков из неблагополучных предместий, которые по ночам ищут приключений, а под утро возвращаются домой, в свои квартиры.

В России у мигрантов нет квартир, у них нет ничего, кроме тяжелой грязной работы,  неоправданного враждебно-презрительного отношения москвичей, издевательств со стороны представительств полиций и бесправия. Им действительно нечего терять. Кроме своих цепей.

Еще несколько лет назад знакомые менты говорили мне, что существует негласное правило не ввязываться в конфликты с мусульманами, когда имеется даже минимальная опасность возникновения беспорядков — любая подобная ситуация может привести к выходу на улицы Москвы и любого другого крупного города, где есть значительная среднеазиатская община, сотен тысяч людей с черными знаменами.

Боюсь, российским властям эту проблему решить будет несколько сложнее, чем отжать у украинцев Крым.

По данным ФМС в столице и области проживает порядка 1,9 млн. мигрантов из Центральной Азии. По независимым оценкам в 2 — 2,5 раза больше. Даже невооруженным взглядом видно, что чуть ли не каждый третий встречный является приезжим. Некоторые подмосковные деревни напоминают скорее аулы, чем традиционные среднерусские поселения. В большинстве своем это молодые мужчины.

Для сравнения численность всей московской молодежи — 2,5 миллиона человек, и половина из них женщины. В московской полиции служит около 80000 человек. 

Миграционная политика: главный провал Путина

Целью данной статьи не является исследование вопроса экономического вреда или пользы для России от массового привлечения низкоквалифицированных рабочих рук из бывших среднеазиатских частей советской империи.

Мы можем лишь констатировать факт, что имея все возможности для интеграции этих людей в российское общество, власти не сделали в этом направлении решительно ничего. Зато вместо российского государства заметных успехов в работе с иммигрантскими общинами добились совсем другие силы.

Еще года назад издание svpressa писало о том, что ситуация с распространением религиозного экстремизма среди мигрантов достигла критического уровня. «В целом доля ваххабитов среди мигрантов в Москве больше, чем в среднем по России. Даже Рамзан Кадыров говорил о том, что в столице много ваххабитов среди мусульман».

<…> ваххабиты сегодня выдавливают традиционных мусульман из мечетей. Более того, московские мечети настолько охвачены ваххабитской пропагандой, что мигранты, возвращаясь домой из Москвы увозят с собой заразу салафизма. «Из дома к вам эти люди уезжают нормальными мусульманами, а к нам возвращаются ваххабитами», — цитирует издание слова одного из среднеазиатских мусульманских деятелей.

<…> огромное число работающих ныне у нас взрослых мужчин из Таджикистана имеют в прошлом опыт войны не хуже наших «афганцев» или «чеченцев», и уж точно знают, с какого конца браться за автомат, отмечает издание

Внутри крупных городов, особенно это касается Москвы и Санкт-Петербурга, давно существуют своего рода государства в государстве, организованные по этнорелигиозному принципу. Причем этническую компоненту в условиях чуждого для мигрантов окружения все сильнее вытесняет религиозный – исламский, и не в традиционном и мирном российском виде, а в самом радикальном салафитском варианте.

Уровень связей между салафитами в России и самыми кровожадными группировками на Ближнем Востоке просто пугает. Например, руководство ИГ (ИГИЛ) в значительной степени состоит из выходцев с Северного Кавказа и бывших среднеазиатских республик: так, например, глава сирийского центра Тархан Батирашвили, более известный как Абу Умар аль-Шишани, и его предшественник, ныне покойный Руслан Мачаликашвили (Сайфулла аль-Шишани) – этнические чеченцы, воевавшие против российских войск в первую и вторую чеченские войны. . Руководитель сирийского боевого крыла ИГ Абу Муса аль-Шишани и «казначей» группировки Абу Джихад аль-Шишани – тоже кавказцы, уроженцы Ингушетии и Дагестана. Более того, по данным информационного агентства «Курдистан-24», до 70% личного состава сирийского «филиала» ИГИЛ – российские граждане, выходцы с Северного Кавказа и республик Поволжья, а также из Средней Азии. Между собой эти люди чаще общаются на русском, чем на арабском, утверждает Денис Мальцев, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ).

Теперь понятна причина по которой российская полиция проявляет такое необычное миролюбие, когда речь касается возможных столкновений с диаспорами?  Его руководство видит и понимает ситуацию куда лучше нас с вами – никто не хочет играть с огнем в пороховом погребе.

Однако проблема в том, что в этом погребе давно искрит проводка, а главный электрик сошел с ума: взрыв так или иначе неизбежен. Сегодня пронесло. Завтра пронесет, может быть… Но итог более или менее очевиден: межнациональное и межрелигиозное противостояние в самом центре России почти неизбежно. Или по стечению трагических обстоятельств, подобных тем, которые были описаны в начале статьи, или постепенно, в ходе сползания в экономический и политический кризис, одним из ключевых факторов на российской сцене станет радикальный исламизм. 


  • Тахрир  (араб. التحرير‎‎ — «освобождение») – популярное слово в названиях политических партий и организаций, улиц, площадей. На площади Тахрир началось восстание против режима Мубарака, лидирующей силой которого были «Братья мусульмане», одна из старейших исламистских организаций.
  • Украинское слово «Майдан» означает площадь в населенном пункте. Оно было заимствовано из тюркских языков, где и означало главную торговую площадь поселения. В тюркские языки это слово пришло из арабского ميدان, где означает площадь, поле, любую открытую площадку или парк. Кстати, ставшая известная всему миру каирская площадь Тахрир по-арабски произносится как «Майдан Тахрир» (ميدان التحرير). Так что в сущности противоречий никаких.

Максим Макаров


Содержание данного материала — частное мнение автора и может частично или полностью не совпадать с мнением редакции

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v