RSS

Михаил Пожарский: Две трети контингента российских тюрем и лагерей — осуждённые за наркотики

В чем заключается одно из главных преступлений путинщины? Сворачивание свобод, войны, политические репрессии? Это все, конечно, ужасно. Однако, исходя из количества пострадавших, одно из главных преступлений путинщины — это антинаркотическая кампания. Одна статья 228 превратилась в целых пять. Сроки увеличились. Было создано огромное ведомство ФСКН, которое через 13 лет пришлось закрыть в силу полной бессмысленности.

На практике это вылилось в то, что в тюрьмах и лагерях оказалось множество молодых людей, которые не совершали никакого насилия, а были виновны лишь в том, что у них нашли запрещенные вещества. Население любого СИЗО нынче примерно на две трети состоит из сидящих по 228. И это настоящая, без шуток, национальная катастрофа, масштабы которой еще только предстоит оценить. Причем УДО по наркотическим статьям возможно лишь через 3/4 срока (для сравнения — убийцам можно через 2/3, хуже только насильникам детей — им через 4/5).

Таким образом, сотни тысяч людей, которые, вместо того, чтобы работать и учиться, мотали сроки в диапазоне от 2 до 15 лет. Пока их сверстники строили фундамент своего будущего, они жили по понятиям. И когда выйдут — столкнутся с трудностями адаптации, имея за плечами крепкие познания о жизни криминального мира. Короче, «антинаркотическая кампания» — это конвейер массового превращения обычных граждан в потенциальных преступников.

Так вот читаю я новые откровения народного мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана — http://echo.msk.ru/news/2007500-echo.html

Говорит, надо бы расширить да углубить — введя уголовную ответственность за употребление. Раньше мне писали про Ройзмана — мол, Ройзман меньшее зло по сравнению с путинщиной. Разумеется, даже вся практическая пыточная деятельность его фонда не нанесла и сотой доли того вреда обществу, которую нанес ФСКН. Однако какой смысл тащить в оппозицию человека, вся оппозиционность которого заключается в том, что он хочет сделать ЕЩЕ ХУЖЕ?

Более того, есть чисто техническая причина не поддерживать человека, чья риторика неотличима от риторики режима — он вас предаст при первой возможности. Как Лимонов, который мгновенно заделался путинистом, как только режим начал исполнять его программу «наши миги сядут в Риге». Так же и с Ройзманом — как только власть сделает ему убедительное предложение, в рамках которого он сможет реализовать свои взгляды, он тут же встанет на одну трибуну со своими единомышленниками Мизулиной и Милоновым.

И знаете в чем главная ошибка? Думать, будто у власти нет идеологии. Будто это «просто жулики и воры», лишенные всякой идеи. Следовательно, объединяться против них можно с носителями любых идей — хоть с Ройзманом, хоть с чертом лысым. Нет, идеология у власти есть — это социал-консерватизм, государственный патернализм. И это естественно. Объясню почему: чтобы чиновник мог больше воровать — нужно больше государственных полномочий. А чтобы было больше полномочий — нужна идеология их оправдывающая. Поэтому не бывает на свете чиновников ворующих под лозунгами свободного рынка и минимального государства. Бороться с коррумпированным государством с требованиями еще большего государственного патернализма — это примерно как пытаться тушить костер керосином.

оригинал — https://www.facebook.com/michael.pojarsky/posts/1485605294830419

автор — Михаил Пожарский

Комментарии

Комментарии