RSS

Мост Кадырова и доска Маннергейму как акт покаяния органично смотрелись бы, если в России к власти пришла бы покойная Новодворская. Проблема в том, что у власти вроде бы никакая не Новодворская

Акт Покаяния

Я уже как-то рассказывал эту историю. Был у меня в 90е приятель по имени Эрик Винчелл. Чистокровный американец, мы с ним одно время вместе работали. И вот едем мы с Эриком (а он по специальности был советолог, один из последних выпусков) где-то году в 96-м на троллейбусе по центру Москвы, проезжаем мимо строящегося тогда Ха-Ха-Эса (Храма Христа Спасителя), ну и я по интеллигентской привычке произношу традиционную мантру – вот, затеяли черт знает что, нахрена здесь этот бетонный новодел, лучше б Бассейн оставили… и т.п. А Эрик меня послушал, внезапно беднягу всего перекосило, он стал КРАЙНЕ серьезным (хотя обычно был очень смешлив), и очень пафосным голосом сказал «АлЭксей! Ты неправый! Этот Храм очень нужен!!» Я аж обалдел от такого афронта и спросил: «Да ты чё, Эрик, с дуба упал? Тебе-то накой этот бетонный гроб нужен?!»

В ответ Эрик стал еще сурьезнее, поднял вверх указательный палец и наставительно произнес: «Это – Акт Покаяния!!»

Вот какие были в мое время советологи. А вспомнил я тот мимолетный эпизод вот почему. В Питере «означили» два городских объекта, ранее ничем не примечательных – мост и дом. Мост назвали именем Кадырова, а на дом приколотили табличку в духе «здесь жил работал выдающийся деятель финского народа Карл Густавович Маннергейм».

С той поры народ вот уже неделю не может успокоиться. Самый главный вопрос – ЗАЧЕМ «они» это сделали?! «Опчество обидели». Дело в том, что и Кадыров, и Маннергейм воспринимаются как «враги народа» — обоим прямо предъявляют, что они «русских убивали», и потому – с какого рожна им памятные знаки?

Я тоже подумал над этим «странным сближеньем» — и у меня только одна непротиворечивая версия, подсказанная Эриком: наиболее логично было бы представить случившийся в Питере перфоманс… тоже как акт покаяния. Ибо между чеченским полевым командиром и финско-шведским аристократом российско-финского подданства общее только одно: оба в свое время стали жертвами нашей агрессии и оба ей довольно успешно сопротивлялись.

Ну в самом деле: Кадыров-старший был одним из вождей чеченского сопротивления российскому захвату. Все-таки большинство из нас еще помнят недавнюю историю, и она довольно проста: Чечня в какой-то момент захотела отделиться от России, в ответ Россия двинула на нее войска. (Полный аналог «чеченской войны» мы уж совсем недавно наблюдали в Донбассе). Зачем двинула войска – неясно; сейчас даже многие самые упоротые «российские националисты» вслух выражают сомнение в том, что Чечню надо было присоединять к РФ, да еще и военной силой… В общем, Кадыров сначала сопротивлялся нашей агрессии, а потом ловко вступил в переговоры с превосходящими силами и выторговал себе (и своей республике) весьма почетные (некоторые говорят – ОЧЕНЬ ДАЖЕ ПОЧЕТНЫЕ) условия прекращения войны.

В промежутке, да, он и его верные нукеры довольно сильно пощипали наши войска. Но это как-то странно ставить ему в вину: в конце концов, он защищал свою республику с 1 миллионом жителей против страны, в которой 140 млн. жителей, танки, пушки, самолеты. И сопротивлялся он не зря – учитывая ништяки и степень автономии, которой добился.

Если мы под таким углом взглянем на Маннергейма, то увидим, что там история практически та же. Чего, собственно, хотел СССР от Финляндии? В школах этот вопрос тщательно «заматывают», но, на самом деле, это не бином Ньютона: СССР хотел Финляндию просто поиметь, причем всю. Предвоенная «доктрина Сталина» была ведь проста, как три рубля: он медленно, но верно, как удав, отхватывал себе куски, которые считал «отторгнутыми». СССР вел себя как своеобразный «правопреемник» Российской империи – Сталин считал себя вправе претендовать на все, что раньше было «российским». Отсюда захваты Бессарабии и Прибалтики.

Захват Финляндии готовился по «прибалтийскому» сценарию. Уже ведь было даже сформировано «рабочее-крестьянское правительство» будущей «Финской социалитической республики» во главе с товарищем Куусиненом. В советских школах беззастенчиво впаривали школьникам туфту о причинах советско-финской войны 1940 года – якобы «финская военщина» напала на «мирный Советский Союз», чтобы… захватить «колыбель революции – город Ленинград». Поскольку школьники в СССР в основном спали на уроках, мало кому приходило в голову задать вопрос – на что рассчитывала 4-миллионная Финляндия, нападая на 190-миллионный СССР? И зачем финнам нужна была «колыбель революции» — что они с ней собирались делать?!

На самом деле, конечно, финская война была затеяна с одной-единственной целью – захвата Финляндии и включения ее в советскую «семью народов». Классическая агрессивная, захватническая война. Обороной Финляндии командовал как раз Маннергейм. И хотя он уступал нападавшим во всем (и во всем – в разы) – тем не менее он сумел отбиться. Это казалось невероятным, но он смог. Вся Европа была удивлена. В итоге война 1940 года завершилась «вничью».

Что, впрочем, не удовлетворило СССР, и он… напал на «финку» снова. Про это в школах вообще предпочитают не рассказывать, но тем не менее это факт. Там, правда, совсем неловко получилось: атака на Финляндию была намечена… на 22 июня 1941 года. Целые бомбардировочные армады советских самолетов полетели бомбить Хельсинки – но бомбили плохо, выдвигавшиеся для нападения армии долго разворачивались, а когда уже собрались наступать – тут-то и оказалось, что не до захвата сейчас, Гитлер «уже здесь».

Но в целом про финнов все еще более ясно, чем даже про чеченцев: они-то все время только и делали, что отбивались от огромного северного соседа, который не скрывал намерения сожрать их целиком и всегда (!) нападал первым. Известно также, что Маннергейм терпеть не мог Гитлера и вообще нацистскую Германию, до последнего не хотел вступать в войну на ее стороне – но сохранить нейтралитет, находясь между двумя хищниками, каждый из которых не прочь был его сожрать, финскому руководству не удалось.

Маннергейма обвиняют в том, что он держал блокаду Ленинграда, а также в том, что финны в войну стреляли не какими-то шуточными, а самыми настоящими пулями. В том же пристрастии к «войне всерьез» обвиняют и Кадырова-старшего. Если подумать – обвинения откровенно жлобские. Оба ведь возглавляли обычные войны за независимость против НАМНОГО превосходящего противника. Обвинять жертву в том, что она сопротивлялась, а не положила сразу руки на затылок и не встала лицом к стенке? Ну, извините…

Один момент остается в этой истории загадочным. Мост Кадырова и доска финну Маннергейму как акт покаяния жертвам нашей излишне агрессивной политики – все это очень бы органично смотрелось, если в России к власти пришла покойная Валерия Ильинична Новодворская. Такие шаги были бы абсолютно в ее стиле и в полном соответствии с ее убеждениями.

Проблема в том, что у власти в РФ вроде бы никакая не Новодворская. А год назад у канала «Дождь» забрали лицензию (потом вернули) за куда более невинный (в сравнении с покаянием перед Маннергеймом) опрос о сдаче Ленинграда. Что произошло? Почему власти примерили вдруг маску Новодворской, введя в ступор весь «патриотический» электорат?

Ответ, думаю, мог бы дать только мой друг советолог Эрик. К сожалению, он давно вернулся в Америку и, говорят, переквалифицировался там во врача-терапевта. Если кто попадет к нему на прием – задайте парню этот вопрос. И заодно передайте привет.

оригинал —https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/1134640456608491

автор — Алексей Рощин

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v