RSS

Мосульский узел

  • Written by:

«Час пришел, и момент великой победы близок…»,- этими словами иракский премьер Хайдер аль-Абади объявил в ночь на 17 октября 2016 о начале операции по освобождению Мосула – второго по величине города Ирака примерно в 400 км. на северо-востоке от Багдада. Событие это потеснило вести из Алеппо и стало второй красной фишкой в новостной ленте  с Ближнего Востока. Развитие мосульской драмы, свидетелями которой мы являемся и сегодня, стало важным фрагментом  и для представления об общей панораме т.н. Сирийской войны. Название это давно уже  утратило географический признак и даже территориально вышло за рубежи одной страны. Ведь взрывы и автоматные очереди ее раздаются не только в соседнем Ираке, но и в городах Турции, а даже – Западной Европы.

Лоскутное государство

Если взглянуть на карту Ирака, контурами он напоминает бегущего зверушку — то ли львенка, то ли барашка. При этом она состоит из трех частей, окрашиваемых сегодня разными цветами. Туловище – примерно три четверти территории – контролирует Багдад. Грудь – вдоль сирийской границы – подвластна ИГ. А голова (северо-восток) принадлежит курдам – Иракскому Курдистану (ИК), который по всем основным признакам уже де факто является самостоятельным государством.

Этнорелигиозная карта Ирака. Изображение с сайта http://bvreporter.com/

Таким он начал становиться еще со времен Войны в Заливе 1990-91 гг. Руководители выдавленной из Турции Рабочей партии Курдистана(РПК) воспользовались приходом американцев, чтобы поднять восстание против Саддама. А когда тот в ответ применил силу, вмешалась ООН. По ее мандату войска США , Великобритании и Франции  заняли этот северный пятачок страны, объявив их Свободным Курдистаном. Вскоре здесь были созданы все структуры и атрибуты государственной власти  – парламент, президент, правительство, армия (пешмерге) – вплоть до флага и герба. В 2005 Национальное собрание Курдистана ратифицировало Конституцию, а 15 марта 2006 года курдский лидер Масуд Барзани (уже в ранге президента) объявил Независимость. Так что курды сами себя и юридически считают самостийными.

При этом надо представлять, что за лакомый кусок территории они отхватили! Начнем с нефти. По запасам (около 45 млрд. баррелей) ее  месторождения считаются шестыми в мире. Не даром сюда уже слетелась целая туча известных мировых компаний : Exxon, Total, DNO(Норвегия), General Energy, Chevron и пр. Правда первые скважины близ Киркука заработали лишь в 2005-2006 года, но и они уже дают более 60% иракской добычи. Помимо нефти, есть здесь и газ. И вообще в недрах региона представлена почти вся таблица Менделеева: железо, уголь, мрамор, золото цинк, медь, уголь…и даже самое крупные в мире залежи каменной серы. Одновременно Курдистан является и аграрной житницей Ирака. Его плодородные почвы дают 75% урожая пшеницы, 40% ячменя, 30% хлопка, 50% фруктов, около 100% табака. Стоит ли сомневаться, что курды, чувствующие за собой поддержку Запада, мертвой хваткой будут удерживать свою государственность.

Ну, а после того, как 18 декабря 2011 последние 500 американских солдат покинули Ирак, страна погрузилась в хаос. Уже сам их уход сопровождался салютом взрывов по всей стране, в результате которых только 22 декабря погибло более 80 человек. С этого момента террор в виде массовых убийств на площадях, рынках, стадионах  и прочих местах скопления людей стал повседневным атрибутом здешнего бытия. При этом порой его безумная машина набирает такие обороты, что счет кровавой хроники идет уже не по месяцам, а по неделям. Вот лишь два фрагмента (число погибших от взрывов) ее из этого лихолетья, зафиксированных в СМИ :

2013, по стране: 16 июня – 14 чел; 28 июня – 19; 30 июня – 12; 2 июля- 46; 12 июля -38 чел.; 20 июля- 96 чел.

2014, октябрь, только в Багдаде: 9-го – 18 чел; 13 -го – 20; 14 -го – 15;16-го – 36; 20 –го – 16, 23-го -30; 27-го -15 чел. То бишь, 150 трупов за один месяц!

Но это были всего лишь фейерверки и кровавые ручейки насилия. Настоящие кошмары Нового средневековья начались, когда летом 2014 в Ираке распустил свой ядовитый бутон ИГ, тогда еще именовавшийся ИГИЛ (запрещено в России). В июне мракобесы под черными флагами заняли Мосул. Причем город с 1,7 миллионным населением взяли легко – почти без сопротивления. Ибо, не смотря на то, что еще за полгода разведка курдской пешмерге была в курсе готовящего нападения и предупредила об этом  и Багдад, и Вашингтон, а командующий здешнего гарнизона просил о помощи, никто и бровью не пошевелил. Что касается населения, в основном состоящего из суннитов, то оно встретило «истинно правоверных» кто с любопытством, кто с симпатией. Потому что натерпелись лиха от шиитской администрации. После ухода американцев город захлестнула волна разбоя, в том числе – на религиозной почве. Особенно настрадались представители иных конфессий — езиды, христиане. Во время штурма была взорвана водонапорная башня, что породило панику и массовый исход : за несколько дней тогда город покинуло с полмиллиона человек. Позже джихадисты ввели порядок, согласно которому покидать Мосул стало можно лишь, оставив все имущество и заплатив «выездной налог».

Именно здесь новоявленный халиф Абу Бакр аль-Багдади и объявил о создании Халифата, а Мосул – его столицей. Такой выбор во всех отношениях был удачным. Во-первых, город почти на полторы тысячи лет древней Багдада, и был столицей Месопотамии еще при Омейядах ( 8 век, то есть, когда появилось только первое упоминание о Багдаде). Конечно, «черным» фанатикам плевать на культурное наследие, о чем свидетельствует их вакханалии с разрушением бесценных древних памятников, в том числе и мусульманских (например, мечети Хама Кадо – шедевра османской эпох). Но сам возраст города, и его транзитное положение на пути из Средиземноморья к Персидскому заливу дает солидную мотивацию  для превращения в свой главный офис. Во вторых, от Мосула рукой подать до богатейших нефтяных месторождений Курдистана: отсюда до Киркука менее 200 км. Да и вообще почти двухмиллионный город сказочно богат: только грабеж банков принес ИГ около 430 млн. долларов. Ну, и, наконец, в-третьих, его удаленность от столицы и близость к Сирии при иракском бардаке и трусоватости военных, намного облегчили чисто военную задачу.

Ну, а о «новом порядке», который принес ИГ, в двух словах не расскажешь. Да об этом и много вещали СМИ. Отмечу лишь, что особо досталось женщинам, раскрепощенных до уровня  адвокатов, журналистов, госслужащих или хотя бы парикмахерш. Ими переполнены тюрьмы,  только за первые полтора года более 800  были публично казнены. Геноциду подверглись не успевшие бежать иноверцы, у которых был только один выбор – принять ислам или смерть.

Военная ситуация в районе Мосула январь 2017 года. Изображение с сайта https://southfront.org

Битва за Мосул

Нынешнее наступление на Мосул является повторной попыткой операции, затеянной еще в начале 2015 года курдами. При поддержке американской авиации пешмерге удалось тогда освободить несколько деревень в его северо-западных окрестностях и приблизиться примерно на 10 км. к центру столице. Однако на этом операция захлебнулась, потому, что ее никто всерьез не поддержал. На предложение со стороны Турции Багдад ответил холодно-вежливым отказом. А сам, подсчитав ресурсы, от участия фактически уклонился. Сформированная 25-тысячная иракская группировка, которая должна была начать наступление в апреле – до наступления жары, так и не пришла в движение. Не началось оно и летом. Со своей стороны, игиловцы поспособствовали срыву похода на Мосул, предприняв ряд отвлекающих маневров: в частности, в январе атаковали курдский Киркук, а в мае захватили Рамади. Кроме того, они под страхом казни, запретили населению покидать город после того, как американцы сбросили листовки с призывом это сделать, чтобы начать бомбардировки.

В общем, было решено сделать паузу, во время которой 90 американских инструкторов должны были натаскать иракских солдат и подготовить операцию, которая началась лишь в октябре 2016 г.

На этот раз, казалось, все было спланировано всерьез. Согласно плану, разработанному в Пентагоне, город следовало взять в кольцо, наступая одновременно со всех сторон : с севера – курды, с северо- запада – спецназы НАТО при поддержки артиллерии и авиации союзников, с юга и востока – двумя рукавами – иракская армия с участием шиитских ополченцев. При этом ожидалось, что в городе вспыхнет восстание, которое облегчит штурм. С неба наступающих поддерживает около 90 самолетов, причем, нетолько американских и иракских ВВС, но и британских, французских, австралийских, датских, голландских, бельгийских и даже иорданских. В числе прочих, в небесных операциях задействованы истребители F-16 и стратегические бомбардировщики В-52 Stratofortress. Их взлеты производятся с  территорий Иордании, Кипра, Катара, ОАЭ, а также авианосцев «Шарль де Голь» и «Эйзенхауэр». Разумеется, работают и вертолетчики. Координирует работу летчиков  Объединенный центр воздушных операций, расположенный, видимо, в Катаре. Командующий американской группировкой генерал-лейтенант Стивен Таунсенд  пообещал завершить операцию в течение двух недель.

Поначалу казалось, что штурм и впрямь проходит успешно. В СМИ появилось интригующее сообщение о том, что иракцы ворвались в восточную часть города и даже взяли здание телестудии. Однако, спустя две-три недели стало ясно, что все идет не по плану. Вот какая картинка складывается из аналитических сводок военных обозревателей. Хотя город и окружен со всех сторон, но кольца не получилось. И фактически наступление развалилось на три фронта, каждый из которых действует по своей логике и со своими заморочками.  За северо-западе натовцам удалось захватить городок Тель-Афар, перекрыв основную дорогу через пустыню в Мосул. Контроль за ней сильно растянул фронт, однако блокады он не обеспечил, так сама пустыня с запада «прозрачна». А механизированные иракские части, наступающие с юга, частично увязли в боях у Тигра, частично уклонились в противоположную от Мосула сторону, начав зачем-то освобождать- мелкие деревеньки. Особенно бестолково иракцы повели себя на востоке. Вместо того, чтобы укреплять и выравнивать кольцо по всем направлениям, они поспешили занять городские окраины и увязли в уличных боях, неся большие потери и затрудняя работу авиации. Что касается курдов, то они, сосредоточившись у северной черты города, заняли явно выжидательную позицию, предпочитая все черную работу «уступить» иракским солдатам.

© REUTERS/ Alaa Al-Marjani

Не оправдалась и ставка на восстание. Зато джихадисты продемонстрировали завидное умение. Аналитики отмечают их маневренность и умение стойко и одновременно —  экономно сопротивляться, переходя порой в эффективные контратаки. При этом широко применяется такое оружие, как «наезды-шахиды». А смертник за рулем грузовика со взрывчаткой, бронетранспортера или даже бульдозера – это страшное оружие. Используются и отвлекающие ходы. В частности, новогодние теракты в Багдаде сопровождались еще и нападением на казарму в г. Байджи, что в 150 км. от Багдада, в результате чего игиловцы перерезали в тылу у иракской армии стратегическую дорогу на Мосул. А чтобы парализовать действия авиации и артиллерии широко используются живые щиты из женщин из детей, которые сотнями свозятся из соседних поселков. Были также взорваны мосты через Тигр, чем наступление оказалось разорванным на два слабо зависимых друг от друга фронта- восточный и западный. Все это привело к тому, что к декабрю наступление фактически захлебнулось и установилось затишье.

Лишь в канун Нового года была объявлена вторая фаза штурма. Теперь уже в оценках ситуации и перспектив и политики, и военные стали куда более осторожными. Французский президент Франсуа Олланд, побывавший на линии фронта со стороны курдов в первые дни нового года, уже говорил об окончании операции к лету. А Таунсенд  на пресс-конференции, устроенной 27 декабря, признал, что взятие города затянется на месяцы.

Генерал много критиковал иракскую армию, которая совершенно не слушается советов и тупо рвется напролом в город, вместо того, чтобы координировать действия по всему кольцу осады, и пытался снять с себя ответственность за неудачи, поскольку американцы, дескать, находятся в Ираке не для того, чтоб помогать, но не возглавлять. Что касается второй фазы, то из его слов вырисовывается не столько задача наступательная, сколько – восстановительная: восполнить живые потери (на некоторых участках они достигает 30%) и боезапасы, сбалансировать силы по кольцу, организовать гуманитарную помощь населению и т.п. И вообще готовиться к затяжной войне, которая, по его мнению, точно в этом году не закончится.

Откровения Таунсенд,  в сущности, являются признанием того, что в состязании с русскими в Алеппо,  в Мосуле в 2016 коалиция проиграла. Но если б проблема ограничивалась только этим!

Фото dailymail.co.uk

Шаткая коалиция

Главная проблема в том, что Мосул стал центром противоречий, вся острота и пороховая  взрывоопасность которых пока еще только в потенции. Но она очень быстро проявится.

Первое – это курды. Их участие в Сирийской войне отнюдь не бескорыстно. Ведь геополитические планы их вождей, главным из которых сегодня, безусловно, является Барзани, отнюдь не ограничиваются территорией Иракского Курдистана. Он   лишь первый эпизод на пути к Великому Курдистану, который включает в себя огромную территорию из кусков еще как минимум трех государств – Турции, Сирии и Ирана. Вот почему, идя на Мосул, курдские лидеры и полководцы не скрывают, что все, что завоевано, будет включено в Курдистан. Так что вряд ли придется удивляться, если после взятия города они объявят его своим.

Этим же объясняется и напряженность отношений Багдада и Анкары. Она возникла в связи с вторжением 4 декабря 2015 турецкого танкового корпуса на территорию приграничной иракской провинции Найнава и последовавшими затем бомбардировками с воздуха. Официальной мотивировкой Анкары было желание оказать помощь курдам в войне с ИГ. Хотя в действительности цель была совершенно противоположная: турки бомбили позиции своего самого ярого врага в концерте этой войны — РПК. Ведь именно тем, что сирийская драма стала удобным, можно сказать — идеальным поводом и условием решения «курдской проблемы», и обусловлен навязчивый интерес Эрдогана к этой войне. Больше всего турки боятся, что «зараза» из ИК распространится и к ним. Вот они и стремятся проникнуть  на его территорию, чтобы нанести максимальный урон пешмерге. Тем паче, что общая озабоченность периодически подогревается терактами в турецких городах, под которыми с вызовом «подписывается»  РПК.

Второй момент: это хорошо понимают в Багдаде, поэтому там в штыки восприняли турецкое вторжение – вплоть до жалобы в Совбез ООН и Лигу арабских стран. Багдад поддержал и Барак Обама, который 19 декабря по телефону призвал Эрдогана не нагнетать конфликт. В ответ на это давление тот отступил. Но лишь слегка. Бомбардировки прекратились, была выведена  техника, но  «инструктора» остались. Однако в июле прошлого года — в ответ на очередной теракт – турки вновь бомбили курдов. А незадолго до мосульской операции – 1 октября турецкий парламент продлил срок полномочий военных в Сирии и Ираке. Более того, в конце октября Эрдоган объявил о готовности вторгнуться на территорию Ирака. Да при этом еще и напомнил, что по документам прошлого века Киркук и Мосул числятся частью Турции. Не удивительно, что в ответ последовал прямо-таки истерический отпор: премьер аль-Абади заявил, что если Анкара осуществит вторжение, то «это война станет для нее последней». Иными словами, пригрозил, что отдаст приказ стрелять по туркам как по агрессорам.

© REUTERS/ Alaa Al-Marjani

В-третьих: пока иракско-турецкий конфликт в накале, центральная власть Ирака старается ладить с курдами, закрывая глаза на их сепаратизм. Но это – до поры, до времени. Но если курды открыто заявят о государственной границе с Ираком, то Багдад вряд ли безропотно согласиться отдать свою сокровищницу. И тогда в любой момент стволы нынешних союзников по коалиции могут быть повернуты друг против друга.

И четвертое: другим участником похода на Мосул являются т.н. «Силы народной мобилизации». Это шииты, которые покинули город, спасаясь от преследований не только со стороны джихадистов, но и суннитского населения, у которого они в печенках. Сунниты столько натерпелись от шиитской милиции, что многие из них не прочь поквитаться даже под черными флагами ИГ. При этом шиитские лидеры еще и  демонстрируют свое нежелание сотрудничать с американцами, которых держат за «агрессоров». Они так их не любят, что даже призывают убивать. И если с иракской армией и курдами западным союзникам удается хоть как-то координировать боевые действия, то эти действуют наобум. Тем не менее, американцы вынуждены с ними считаться. Проблема в том, что шиитская милиция контролируется Ираном, ссориться с которым Пентагону совсем не резон. Ведь командующий иранскими силами в сирийской войне генерал Сулеймани является влиятельной фигурой для иракского  правительства.

Вот  какая компания пытается развязать мосульский узел. При таком наборе противоречий совершенно очевидно, что военная победа над ИГ – это еще лишь самое начало распутывания. Если не пролог еще большего запутывания?

 Владимир Скрипов

Комментарии

Комментарии