RSS

На долю США приходится более 20% глобального ВВП, на Россию – 1,8%

Дело дошло до того, что журналисты спрашивают, будет ли война. Журналисты — как самые чуткие представители человечества.
«1. Даже среди интеллектуалов в России распространено мнение, что ФРС печатает доллары бесконтрольно. Так ли это на самом деле?

Если это было бы так, США захлестнула бы гиперинфляция. Рост цен в США в 2015 – 2016 гг. – 0,6 – 0,8% в год, доллар стабилен или укрепляется к мировым валютам, рост экономики в реальных ценах – 2,4 – 2,5%.

2. Какими закономерностями обусловлен выпуск долларов?

Как и любые другие деньги сегодня, доллар появляется на свет, когда центральный банк (Федеральная резервная система) кредитует государство и банки. Как она это делает – уже техника. Сначала рождается безналичный доллар, а уже потом из него – «нал». Это происходит каждый день, в меру роста экономики и ее потребностей в деньгах и кредите. Конечно, можно чуть-чуть поиграть, притормозить или, наоборот, приоткрыть кран, чтобы подстегнуть или, наоборот, притормозить экономику. Но без фанатизма, а то свалишься в инфляцию или наоборот, остановишь всё и вся.
Но доллар – особая валюта. Мировая резервная. 60-65% активов в глобальных финансах номинированы в долларах. Доллар обслуживает огромную часть торгового и финансового оборота между странами. Например, львиная часть мировых расчетов за нефть идет в долларах.

Это значит, что США выпускают доллары не только для своей экономики, но и «для всех». Потребность в долларах резко вырастает. Для США – великолепно, прибыльно, лучше не бывает.
От 60% до 70% 100-долларовых купюр находятся вне США (2010 – 2011).
55% 50-долларовых банкнот и 60% 20-долларовых банкнот – за рубежом (2010).
От 350-400 до 580 млрд. долларовой наличности находилось за рубежом (2009 – 2010 гг.).
По оценке Казначейства США, в России в сентябре 2006 г. находилось 80 млрд. наличных долл. Россия – самый крупный потребитель наличных долларов, за ней – Аргентина и США.

Почему это так? В частности, потому, что на долю США приходится более 20% глобального ВВП, на Россию – 1,8%.

Здесь нет повода ни для злости, ни для обвинений. Просто – вызов. Конкурировать! Создавать все условия для роста бизнеса у нас дома, для другого качества жизни, быть быстрее, хитрее, инновационнее.

3. Не раз на околоправительственном уровне заявлялась идея введение некой новой международной валюты для расчетов в рамках стран БРИКС, а потом — и во всем мире. Насколько реалистичны эти идеи и что этому мешает?

Это заманчиво, но будет после дождичка в четверг. Слишком высоки конфликты интересов между странами. А что будет? Рост влияния региональных валют. Вот появился евро в 1999 г. и за 7 – 8 лет отвоевал у доллара 20 – 25% глобальных финансов. Стал второй мировой резервной валютой. Третья «основная» валюта появится, скорее всего, в Азии. То есть не одна валюта для всех в пестром салате из стран, а несколько «титанов», держащих на плечах экономику мира. Доля доллара через 10 – 15 лет будет меньше.

4. На Ваш взгляд возможно ли возвращение мировых или национальных валют к «золотому стандарту», и насколько для современной постиндустриальной экономики актуально золото как таковое в физическом выражении?

Невозможно. Причина – простая. Золотовалютный стандарт – это возможность в любой момент обменять бумажную валюту на реальное золото. Масштабы мировой экономики и ее денежной массы таковы, что золота физически не хватит, чтобы сделать это. Не добыли и не добудем. Именно поэтому на рубеже 1970-х гг. наступил крах золотого стандарта. Ну невозможно это исполнить. Ну нет такого количества золота. Но будем все-таки помнить, что в основе любых современных цен лежат «золотые» цены середины XX века. А во время кризисов все вспоминают, что золото – что-то особенное, и начинают его скупать.

5. Как Вы оцениваете давление на нефть со стороны «альтернативных энергетик»? Потеряет ли когда-нибудь нефть то значение для мировой экономики, которое она имеет сегодня? И при каких условиях это может произойти?

Пока доля альтернативной / чистой энергетики – несколько процентов, хотя она растет по экспоненте. Все прогнозы – ее реальная значимость только лет через 10, нефть останется примой и на рубеже 2030-х. Так это или нет – увидим. Нет более смешных ошибок, чем те, что делаются в энергетике. Но помним, что новый двигатель – это еще и другая инфраструктура (заправки, сервиса). А она затратна, создается годами. Пока если быть реалистом – сжатие нефти и газа в сегодняшней роли – лет через 15 – 17. Если не случится чудо.

6. Как Вы оцениваете вероятность разрастания текущего конфликта на Ближнем Востоке до полномасштабной региональной войны с вовлечением в нее всех стран региона?

Эта война уже идет. Разломаны несколько стран. Число жертв – сотни тысяч. Так или иначе в войну вовлечены все страны региона (и не только), даже если кажется, что на границах – глухое молчание. Что еще нужно для масштабов? Все это будет продолжаться не одно десятилетие. Нефть, геополитика, конфликт идей, интересов и просто способов жить.

7. Как Вы оцениваете вероятность глобальной мировой войны? Достаточно ли в мире противоречий для этого?

Эта вероятность кратно выше, чем в начале 1990-х. Две встречных тенденции. Одна – к интеграции культур, экономик, финансов. Глобализация. Мобильность, взламывающая границы национальных государств. Становление всемирного надзора за каждым. Другая – рост раздробленности, национализма, агрессии культур. Появление новых сверхдержав. Взламывание режима нераспространения ядерного оружия. Выдавливание человеческого автоматическим. Как два течения – чистое и темное. Какое из них одолеет? Шансы равны. До сих пор всегда побеждали те, кто мог обеспечить режим большей свободы, большей инициативы, большего творчества. Но ядерное оружие, вышедшее из-под контроля, делает эту закономерность не абсолютной. Поэтому наш мир – канатоходец, которому до сих пор удавалось держать баланс, но с каждым шагом идти ему все труднее, и успеет ли он добраться до своего помоста – Бог знает.

8. Какие регионы России, на Ваш взгляд, будут локомотивами экономики страны в ближайшие годы?

Дальний Восток. Москва, как всегда. Регионы с ВПК, химией, добычей топлива, отчасти металлургией. Аграрные. Умные регионы, способные добыть в центре максимум ресурсов под любые программы. Регионы, сделавшие честную попытку запустить у себя механизм роста. Пензенская область в этот кризис показывает рост промышленности, сельского хозяйства. Убыль населения в 1990 – 2016 гг. на 10%. А вдруг? Вдруг есть точка поворота, очень активной политики на усиление, на рост?

9. Какие регионы в мире имеют наибольший потенциал для роста? Какие из них недооценены?

Обычный ответ – Азия. Темпы роста ее экономик – 6-7% в год. Развитые экономики в сравнении с ней ползут с черепашьей скоростью – 1,2 – 1,8% в год. Недооцененный регион – по-прежнему Африка. Все ждут, когда же там грянет бум. Вот – вот – и никак. Тем не менее, темпы роста – до 3-4%, при очень большой активности Китая. Латинская Америка – в кризисе, и мы вместе с ней. Это особая тема. Глобальные инвесторы нас часто принимают за Бразилию. Хорошо, что пока не за Колумбию и не за Венесуэлу.

10. Какие книги Вы читаете?

Когда хочу наслаждения от книги – иду в русскую литературу. Булгаков, Бабель, Олеша, Шварц, Пастернак, Платонов, Каверин, Бунин, поздний Катаев, Рыбаков. Величайшая российская поэзия XX века. Живопись по жизни. Часто легкие авантюрные романы, чтобы отдохнуть. И, конечно, в силу занятий, книги, которые пытаются понять, как все устроено. Массовое поведение, макроэкономика, история, будущее. Записки тех, кто прошел 1990-е – 1930-е годы – как аналогия. Наша жизнь циклична.
Но по-настоящему отдыхаю и думаю, когда пишу сам».

Пензенский Бизнес-журнал, октябрь 2016 г., Елена Мкртычян

оригинал —https://www.facebook.com/yakov.mirkin/posts/1832630463641399

автор — Яков Миркин

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v