RSS

Наиважнейший документ

Если бы я сейчас находился в России, и передо мной, как журналистом, была поставлена задача найти самый важный и верный документ, максимально разъясняющий огромное количество противоречий, уже замеченных наблюдателями в деле убийства Бориса Немцова, то я  стал бы «охотиться» именно за тем документом, о котором абсолютно ничего пока не упоминает ни один из комментаторов, аналитиков, бывших или действующих сотрудников полиции, следствия и прокуратуры -заключением судебно-медицинское экспертизы.

Среди огромного количества данных, которые такой документ должен содержать, наиболее важными и интересными в данном случае являются следующие:

1. Время смерти потерпевшего, а также:
— время нанесения травмы;
— время обнаружения трупа;
— время осмотра тела;
— время проведения судмедэкспертизы.

На первый взгляд, вроде бы никаких сюрпризов здесь ожидать нельзя — все эти пункты кажутся совершенно очевидными и бесспорными; свидетельница Дурицкая совершенно точно находилась на месте преступления и своими глазами видела и нанесение травмы потерпевшему, и время наступления смерти, и обнаружение трупа, и его первичного осмотра.

Вопрос лишь в том, насколько мы можем этим ее показаниям доверять.

Самое интересное может начаться тогда, когда следователи и медики будут сравнивать между собой данные о «времени наступления смерти», а мы — журналисты и аналитики — имея на руках этот документ, будем за этим наблюдать.

Совсем не факт, что эти данные у следователей и медиков всегда должны обязательно и стопроцентно совпадать, но уникальность ситуации состоит именно в том, что помимо показаний свидетельницы (и других свидетелей) мы имеем также данные телевизионных записей (и записей видеорегистраторов с автомобилей), где время каждого из событий установлено, вроде бы, посекундно — выстрелы, травма, смерть, обнаружение трупа,  первичный осмотр тела.

Тот факт,  что между убийством и началом следственных действий (в том числе и первичным осмотром тела) произошли считанные минуты — от 12 до 15, делает обязательным минимальное различие в определении времени смерти (а также нанесении травм), установленного оперативно-следственным и судебно-медицинским способом.

То есть, с учетом уровня нынешних медико-исследовательских технологий, эта разница не должна превышать буквально одной-полутора минут, причем, одновременно по нескольким параметрам — степени окоченения тела, появления различных  трупных пятен, показателя свернутости крови и т.д. и т.п.

И чем дальше эти показатели будут отличаться друг от друга, чем большее число параметров медицинского исследования будут противоречить показаниям «свидетелей» и телевизионной «картинки»,  тем больше у нас будет оснований для беспокойства:
от 2 до 5 минут — беспокойства легкого:
от 5 до 10 минут — обоснованного;
а при 10 -20 минутах разницы в показаниях времени смерти пострадавшего мы можем быть совершенно уверенными в том, что присутствуем при грандиозной и чудовищной в своей гениальности фальсификации, независимо от того, кто и с какой целью эту фальсификацию осуществляет.

Более того, данные различных медицинских исследований могут не только поставить под сомнение последовательность вроде бы очевидных  действий, поменяв их местами — травма, выстрелы, смерть, обнаружение трупа (или даже травма, смерть, выстрелы, обнаружение трупа), но и, в конечном итоге, само место совершения преступления и причинения смерти.

Тем более, что необъяснимая и потрясающая «скорострельность» убийцы,  а также крайне «удачное» появление огромной уборочной машины, где можно разместить как самого убийцу, так и труп вместе со «свидетельницей», совершенно этой фантастической версии не противоречит.

NEMCOV_TV_01

2. Причина смерти и количество крови, оставшейся в теле.
Подавляющее число наблюдателей отмечает явное несоответствие характера причиненных ранений (пули, попавшие в туловище и шею)  и количества буквально «пролитой крови». Если смерть наступила в течение нескольких, 2-3 минут, и из четырех выпущенных пуль три были смертельными, то или количество вылившейся крови (которая на фото и видео почему-то малозаметна) было огромным  — до нескольких литров, или мы имеем пример редкого в таких случаях явления «внутренного кровоизлияния», когда основная масса крови остается во внутренних полостях тела, едва просачиваясь наружу.

Если данные судмедэкспертизы покажут, что количество и состояние крови в теле погибшего заметно отличается от естественных показателей, то мы получаем еще одно обстоятельство, позволяющее поставить под сомнение само место совершения убийства.

NEMCOV_TV_02
3. Баллистика раневых каналов.

Чрезвычайно малое время совершения преступления (шесть пуль за 4 секунды) делает это исследование исключительно важным по следующим причинам.

Все четыре оси  направления раневых каналов должны трассологически пересекаться практически в одной точке или в совершенно небольшом и ограниченном объеме пространства, в котором рука стрелка с пистолетом (как и тело объекта поражения) не успевают за столь короткое время стрельбы значительно изменить свое положение. То есть, мы получаем своего рода «стробоскопический снимок» события, каждая последующая «сцена» которого логически вытекает из предыдущей.

Однако, в то время, как раневые каналы пуль, попавших в туловище, не вызывают особых вопросов, траектория движения четвертой пули, попавшей  в шею, изменившей свое направление и поразившей головной мозг, в настоящий момент не имеет своего достоверного объяснения.

Это, в свою очередь, ставит под сомнение не только обстоятельства совершения преступления — наличие двух «стволов» или двух стрелков, действующих на различном расстоянии друг от друга, но и опять же ставит под сомнение место совершения преступления.

Также замечу, что анализ содержимого желудка погибшего, анализ крови и других биологических жидкостей его организма,могут существенно уточнить детали обстоятельств последних полутора-двух часов его жизни, подтвердить или опровергнуть показания основной свидетельницы или свидетелей (аналогично тому, как это показано в фильме «Нет выхода»).

Таким образом, в отличие от фото и видеоматериалов (легко поддающихся фальсификации) и свидетельских показаний (неизбежно содержащих в себе существенную долю субъективности) единственным надежным источником для выводов, полученным на документальной,  объективной и научно-методической основе, на сегодняшний момент является заключение судебно-медицинской экспертизы.

ПОСТСКРИПТУМ:

Кстати, ровно этот же документ оказался совершенно не востребован журналистами и наблюдателями при расследовании катастрофы рейса MH17 под Донецком в июле 2014 года. Баллистика раневых каналов пассажиров самолета, а также трасологическая экспертиза и анализ самих поражающих элементов в целом, практически стопроцентно исключили бы одну из двух неустранимо противоречащих друг другу версий.

К сожалению, ни в этом случае, ни в случае с убийством Бориса Немцова никто из журналистов и аналитиков вопроса о необходимости получения этого документа даже не ставит/

оригинал — http://kuznecovsv.livejournal.com/514889.html

автор — Сергей Кузнецов

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v