RSS

Наличие «прав женщин», «прав рыжих», «прав русских» и т.д.

Интересный вопрос, который обычно бывает камнем преткновения — это наличие «прав женщин», «прав геев», «прав рыжих», «прав русских» и т.д. С одной стороны понятно, что есть единые гражданские права. Отдельные категории граждан могут быть ущемлены в своих гражданских правах, но это не повод выделять их в отдельную категорию прав, когда можно просто говорить об ущемлении прав применительно к конкретной группе.

Тем не менее, в политической практике речь обычно идет именно о «правах женщин», «правах геев» и «правах рыжих». Что дает хороший повод для оппонентов упрекать в борьбе за привилегии — «ах вы боретесь за права женщин, а почему не боретесь за права русских и лысых, вы против русских и лысых?» Загвоздка здесь кажется кроется в «эффекте безбилетника». Проблема в том, что борьба за гражданские права как таковые — дело совершенно невозможное. Невозможно мобилизовать все общество, чтобы оно выступило единым фронтом за общие права — слишком многочисленная и сложная структура.

А вот малые группы мобилизуются гораздо легче. Но возникает закономерный вопрос — а какого черта малые группы должны нести издержки за все общество целиком, борясь за общие права, вместо того, чтобы бороться конкретно за права своих членов? А никакого. Не должны. Более того, группа объявившая борьбу за всеобщее счастье не сможет никого заманить в свои ряды. Потому что феминистки идут бороться за «права женщин», геи за «права геев» — каждому нужен положительный стимул, каждый должен понимать, что лично ему с этого будет. А в случае всеобщих прав, благо настолько далекое и настолько размытое на всех, что вообще уже не является стимулом.

Более того, исторически это так и происходило. Во время буржуазных национальных революций боролись конкретно за права третьего сословия. Во время социалистических революций — за права крестьян и рабочих. Мухи отдельно, суфражистки отдельно. Гораздо эффективнее, чтобы каждый выбрал себе отдельный участок, а не пытался возделывать «общий».

К этому можно добавить, что в обществе существуют как формальные, так и неформальные институты. Поэтому аргумент «за что вы боретесь — женщины давно не поражены в правах, а статью о мужеложестве давно отменили» имеет ответ — борются они за то, чтобы неформальные институты догнали формальные. Например, когда жена подает в полицию заявление на избившего ее мужа, а полиция ленится возбуждать дело, мотивируя тем, что «бьет значит любит» — мы имеем здоровый формальный институт, работу которого блокирует институт неформальный. Также нельзя ожидать, что формальные институты начнут эффективно защищать геев от насилия, пока в обществе есть неформальный консенсус на тему «так петухам и надо».

Из этого, кстати, следует, что внедрение новых формальных институтов в виде дополнительных законов о домашнем насилии или отягчающих обстоятельств из десяти разновидностей розни — вообще никак не может решить проблему т.к. не влияет на неформальную сторону вопроса. А решить может только просвещение и пропаганда. То есть, извините, гей-парад.

оригинал- https://www.facebook.com/michael.pojarsky/posts/869989869725301

автор — Михаил Пожарский

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v