RSS

Нынешнее глухое рабское безвременье — это тот самый огромный отлив перед цунами…

  • Written by:

Гумус для оптимизма

113 лет назад в Российской империи грянул Кишеневский погром. Еврейских погромов такого масштаба страна не знала с апреля 1882 года, т.е. 21 год. В сопоставимых масштабах это как если бы вместо высылки Солженицына в феврале 1974 года, его, а заодно и академика Сахарова, генерала Григоренко, Владимира Буковского, Юрия Орлова и Сергея Ковалева бросили бы во внутреннюю тюрьму Лубянки и зверски пытали бы, требуя признаний в стремлении перебить Политбюро… С соответствующей раскруткой в прессе. Такое вот возвращение варварства, забытого было как страшный сон…

После Кишеневской трагедии знаменитый поэт Хаим Нахум Бялик единым духом пишет предельно горькое «Сказание о погроме», в которой бичевал покорность и смирение жертв…
Со времен библейской критики древнееврейской склонности к идолопоклонству и «низкопоклонству» перед цивилизациями великих империй, которая была прямо уподоблена похотливой девке, которая уже не с мужиками и не с жеребцами, но с дикими ослами ищет удовольствия, не было столь испепеляющей еврейской самокритики. Казалось тогда, что с точки зрения оценки достоинства еврейских подданных царя ниже упасть невозможно… Но через 3 года еврейская самооборона уже сражалась с погромщиками сама, не надеясь на подход войск. Еще через 37 лет восстало Варшавское гетто. Еще через 5 лет еврейские «незаконные вооруженные формирования» уже сражались с отрядами Арабского легиона и с тогдашней «Хизб-ут-Тахрир» шейха Хусейни за контроль над «дорогой жизни» (Бааб-эль-Вад) к окруженным еврейским кварталам Иерусалима.

Два года катятся по бумажным, а главное, по сетевым страницам плач, стенания и проклятия пресловутым «86%»: все погибло, народ – офашистился, проявил свою рабскую сущность; Россия — погибла, сгнила зажи-во… всегда была такой и веками сама себя истребляла… сама, написав миллионы доносов, буквально вынудила органы наркомвнудел и партийных товарищей себя расстрелять и сгноить в ГУЛАГе… Евреи с легким сердцем повторяют во время пасхального сейдера: «рабами мы были у фараона в Египте», потому что конец истории – «счастливый»: из египетского рабства ушли, армию фараона – утопили; тех, кто восставал против Моисея и требовал вернуться «к котлам с мясом в земле Египетской» — перебили недрогнувшей рукой; пересекли Синай, форсировали Иордан и захватили неприступный Иерихон, а потом и Салим – град иевусеев…

И так еще раз пять-шесть в своей истории. А обидчиков постигала их горькая судьбинушка: Святой поразил Ангела смерти, убившего мясника, зарезавшего быка, выпившего воду, потушившую костер, сжегший палку, ударившую собаку, укусившую кошку, напавшую на козленка, купленного за два зуза [серебряный полтинник 20-х годов]…

Исписаны книжные шкафы о том, что в русской истории исторический выбор делался всегда в пользу реак-ции, застоя и изоляционизма… Мне это напомнило советский трехтомник французской истории (пролистанный от дачной скуки лет 17 назад): начиная с 1780-х годов, что бы ни происходило, всегда приводило к ухудшению положения народа, иногда, правда, трудящимся удавалось добиться частичного улучшения, но оно быстро сводилось на нет ростом эксплуатации и дороговизной – и так 180 лет подряд сплошного ухудшения…

Из ада петровской мясорубки и бироновщины – вышли поколения просветителей, а потом – декабристов. Из николаевского маразма – либеральная и народническая интеллигенция. Из жандармского тоталитаризма и черносотенства – Освободительное движение 1905-6 годов.

Сталинский гипертеррор был прямо вызван необходимостью лишить самоуважения и достоинства поколения, которые в 20-е годы получили самый высокий уровень самознания за все века своей истории, которым внушали, что «они – не рабы», не холопы и не инородцы, что они – законные хозяева своей страны…

Это был, разумеется, большевистский миф, но для того, чтобы его сменила самоощущение «винтика в госу-дарственной машине», миллионы пришлось расстрелять или сгноить в лагерях, приучить к параноическому ожиданию в любой момент по любому поводу или без оного стать лагерной пылью…

И из этой машины смерти, включающейся «генератором случайный чисел», вышла гордая и свободная отте-пель, а потом и диссидентское и правозащитное движение.

Из социального некроза «левого фашизма» брежневщины-андроповщины вышла не только перестройка, как из головы Афины (вариант – бедра Зевса; вариант – расколотой моисеевым посохом синайской скалы) — из 70 лет тоталитарного социума вышли свободные журналисты, свободные политики, свободные предприниматели. И для восстановления рабской покорности страны их пришлось – убивать, сажать, изгонять, разорять…

Поэтому я убежден, что  Путинизм, как и царизм, предчувствуя, что на повестке дня его «диалектическое снятие», что загнанный до предела в одну сторону маятник социально-исторической инверсии идёт обратно, образно говоря, подставил на его пути пружину. Царизм это сделал летом 1914 года, понимая, что после провала «дела Бейлиса», новый подъем движения за реальный конституционализм – дело считанных месяцев, пошел на провоцирование мировой войны. И на два с половиной года отдалил свой крах.

Путинизм это сделал весной 2014, понимая, что новый рост «белоленточного движения», вдохновленного московским триумфом Навального – это неотменимая реальность… Но и сейчас уже ясно, что ослабленная пружина не способна сдерживать обратное движение маятника… И дважды демонстративно проведенные учения по разгону протестов, и все новые политические репрессии, и репортажи про разминирование Пальмиры ничего не остановят, потому что движущийся к стенам Кремля стенобитный маятник – это объективный, даже механический процесс, от воли людей зависящий мало, но лишь методично подбирающий себе орудие. Не Ходорковский — так Удальцов, не Удальцов — так Навальный, не Навальный – очередная Ольга Ли… Немного времени еще есть, и рок спокойно выбирает себе оружие – лозунги, доктрины, харизматиков…

И не надо говорить, что демократы-западники не могут устроить революцию… Они, конечно, не могут, но могут попытаться какое-то время управлять процессом… Просто потому, что являются наиболее логико-рациональной частью социума. И потому, что какие бы лозунги ни были подняты при «углублении револю-ции», на первых порах все будут требовать права человека, а лишь затем – люстрацию и «отнять и поде-лить»…

Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии