RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Полнейшему разгрому подверглись огромные имения

Временное правительство начали покидать либералы: ушёл с поста военного и морского министра Александр Гучков, родственник нынешнего известного предпринимателя и благотворителя Дмитрия Зимина. Пьяные солдаты и крестьяне начали активно громить дворянские усадьбы.Зато всё ярче разгорается «звезда» нового политического лидера — Владимира Ленина, который хотел отправится в «турне» по городам погружающейся в хаос России. Хроника эпохи 100-летней давности — на страницах газеты «Русское Слово» (№97 от 2(15) мая 1917 года):

Во имя родины

Ушел А.И.Гучков. Ушел не от усталости, не по болезни, а после тяжелого и глубокого раздумья, по соображениям принципиальным, трагического свойства. Ушел потому, что потерял веру в возможность совершить то дело, которому он отдал лучшие годы своей жизни.

Гучков был монархистом по всему укладу своей жизни, по всем своим политическим взглядам, но борьба с Николаем II и ненависть к сверженному деспоту, который, в свою очередь инстинктивно его ненавидел и боялся, сделали его одним из искреннейших сторонников совершившегося переворота.

И не простая случайность, что Гучков заставил Николая II подписать акт об отречении. Вы помните рассказ спутника Гучкова, депутата Шульгина, который, отправляясь к бывшему царю вместе с Гучковым, боялся, чтобы тот не наговорил ему злых и оскорбительных слов. Он знал, как пламенно этот человек ненавидел того, кто привел Россию на край позора и гибели.

А.И.Гучков поверил, что он сумеет помочь спасению России, когда принял пост военного и морского министра. Для России было бы счастьем, если бы в рядах ее военных вождей остались люди с революционным прошлым, ибо у таких людей руки были бы развязаны, им бы поверила, за ними пошла бы армия. Но этого счастья не выпало на долю нашей армии.

И Гучкову, с его политическим прошлым, которое являлось тяжелым наследием в революционную пору, пришлось взвалить на свои плечи слишком тяжелое бремя. Мы готовы были верить в честное имя, в силу характера и энергию этого человека. Он работал много, самоотверженно, со знанием дела, с верой в успех, но случилось нечто неожиданное: армию, вместо подъема, стали как болотный туман окутывать разложение и распад.

И он пал в неравной борьбе.

О, если бы эти последние два месяца создали бы новых вождей революционной армии, если бы они выдвинули или из рядов старых боевых генералов, из которых некоторые были затерты и забыты при прежнем строе, или из среды молодого офицерства сильных, ярких людей, как это было в эпохи революционного подъема в других странах, — эти люди могли бы взять военное дело в свои руки.

Но нашей родине не повезло: мы вращаемся в кругу старых имен, а имена эти, при всей вере в их талант и честность не объединяют, не зажигают, не вдохновляют.

И армия начинает распадаться. К концу третьего года войны, — этой дикой кровавой войны, — нужно было истинное чудо, чтобы спаять, поднять, вдохновить армию.

А что случилось? И кто в этом виноват?

Вот почему уход А.И.Гучкова и производит такое тягостное впечатление. Не то важно, что ушел сильный, честный, знающий и любящий свое дело человек, а то, почему он ушел.

При своей энергии, при своем крутом характере, при любви и вере в дело, Гучков бы не ушел, если бы не отчаялся в спасении дела. Он ушел потому, что по его глубокому убеждению, «правительственная власть и власть военная поставлены в такие условия, что выполнить основные задачи, которые должна ставить себе государственная власть, она не в силах, а изменить условия при современной постановке оно не в состоянии»…

С.Варшавский

 

Темные силы

ХАРЬКОВ, 1 мая. В вечернем выпуске «Южного Края» напечатана следующая жуткая телеграмма из г. Мценска Орловской губернии:

«Население города и окрестностей переживает страшные минуты. Третьи сутки в уезде происходят крупнейшие аграрные беспорядки. В беспорядках принимают участие солдаты двух расквартированных здесь запасных полков.

Полнейшему разгрому подверглись прилегающие к городу огромные имения Шереметьева, Селезневых и др. Усадьбы горят. Ночью вокруг города видно огромное зарево. Положение весьма серьезное. Город и окрестности полны пьяных солдат. Многие вооружены винтовками и штыками-кинжалами от австрийских ружей.

Бараки опустели. Валяются замертво пьяные солдаты. Среди них есть отравившиеся и умершие. Вид их ужасен: почерневшие трупы с пеной у рта. На площади, между бараками и вокзалом, офицеры тщетно пытаются остановить бегущих к винным складам солдат. Целые толпы их идут туда с ведрами, котелками и чайниками. Большинство отравившихся остается там на месте. Остальные возвращаются, неся с собой спирт.

Поставлены патрули, но они бессильны. Попытки отнять и вылить спирт влекут столкновения и побоища. Вчера для усмирения бунта выслано было 500 солдат с боевыми патронами. К силе оружия, однако, не было прибегнуто.

На местах погромов оказалось свыше 5000 солдат и крестьян. Некоторые из высланных для подавления беспорядков присоединились к бунтующим и сами перепились. Остальные возвратились. Ночь прошла очень тревожно. До рассвета улицы города оглашались пьяным пением и музыкой. Отмечены единичные случаи участия в беспорядках офицеров. Двое из них явились вчера с толпой солдат в город, но тотчас же были арестованы.

Сегодня беспорядки возобновились. Состоялось экстренное собрание офицеров, на котором начальник гарнизона сообщил о вызове вооруженных сил из Орла и Москвы. С часа на час ожидается прибытие артиллерии.

Из расспросов жителей, солдат и офицеров с несомненностью выясняется наличие провокации и деятельности контрреволюционных сил. В расположении полков появились таинственные лица, бесплатно раздававшие спирт солдатам и срывавшие их с учения. Рассказывают также о провокаторе, переодетом в форму полковника. Этот провокатор раздавал солдатам спирт и призывал их к погромам.

ОРЕНБУРГ, 29 апреля. Из Троицка получены сведения, что квартирующие там воинские части разгромили винный склад. Солдаты перепились, подожгли завод и стали буйствовать и громить магазины. На улицах началась беспорядочная стрельба.

Много убитых. Некоторые умерли от чрезмерного употребления вина. Для восстановления порядка вызваны войска из Миасса и Челябинска. В городе образован военный совет. Объявлено военное положение. Оренбургский комитет народной власти командировал в Троицк шесть делегатов.

ОДЕССА, 25 апреля. В совете солдатских и офицерских депутатов получены сообщения, что в Бессарабии темные силы, спаивая вином проходящие маршевые роты, инспирируют их на эксцессы. Комитетом приняты меры.

Уничтожение вина

АСТРАХАНЬ, 30 апреля. Форпостинский исполнительный комитет принял решительные меры против распространяющегося среди населения пьянства.

Шинкари и их укрыватели подвергаются годичному тюремному заключению. Задержанные в пьяном виде отдаются на принудительные общественные работы.

Провинция

В ожидании Ленина

ЕВПАТОРИЯ, 29 апреля. По полученным железнодорожной администрацией сведениям, Ленин отправился в Таврическую губернию. Он намерен посетить Симферополь, Евпаторию и Севастополь. В ожидании Ленина многие любопытные выезжают на вокзал ко всем прибывающим поездам.

ЕВПАТОРИЯ, 30 апреля. Местный совет рабочих и солдатских депутатов заслушал доклад о предполагаемом прибытии Ленина, признал приезд его нежелательным. Совет обратился к начальнику гарнизона с просьбой поднять караул для ежедневной поездки на станцию «Саки» с целью недопущения проезда Ленина в Евпаторию.

Если бы Ленину удалось другим путем проскользнуть в Евпаторию, решено немедленно арестовать его и выслать из города.

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v