RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Журналисты ещё боятся писать про начавшуюся революцию

26 февраля 1917 года. В Питере — уже полный кошмар, но современники от царя-батюшки до последней уборщицы ещё не понимают, что это третий день революции. Беспорядки, стихийные митинги и демонстрации, которые пытаются разгонять войсками, уже есть убитые и раненые. А что же пресса? Журналисты ещё прудят в штаны от страха перед цензурой. «Русские Ведомости» (№ 47 от 26 февраля (11 марта) 1917 года) юлят, как могут, витиевата намекая, что «рассерженные горожане» если где и вышли на «майдан»,то из-за «недовольства проблемами ЖКХ»: приводят речь министра земледелия, сказавшего, что жрать стало нечего,потому что население вдруг охватило «какое-то беспокойство» и подданные начали «делать из хлеба сухари», а ещё трусливо информируют, что завтра вообще не выйдут газеты. «Не положено» потому что.

Продовольствие Петрограда и других городов

Как раз в тот момент, когда министр земледелия в увлечении полемикой чуть было не «забыл» сказать о продовольствии городов, судьба готовила уже ему и его сторонникам тяжелый наглядный урок. События заставили Государственную Думу прервать свои текущие занятия и предложить «вопрос» правительству о продовольствии столицы. В тот же день совещание в составе министров и президиума обеих законодательных палат единогласно признало необходимым передать продовольствие Петрограда городскому общественному управлению, а по более общему вопросу принято постановление об изменении в срочном порядке действующего Городового Положения в смысле предоставления городам больших прав в полномочиях в продовольственном вопросе.

Тот факт, что и в минуту опасности в «глухих стенах» Мариинского дворца (там располагались Государственный Совет и Комитет министров Российской империиприм.ред.) вспомнили, наконец, об общественности, нельзя не считать знаменательным. Если бы сейчас было место и время для злорадства и поисков виноватых, то можно было бы напомнить, что те решения, которые принимаются теперь под давлением чрезвычайных обстоятельств, были предметом домогательств общественных организаций уже много месяцев назад…

Необходимо наверстать потерянное время и привлечь общественную помощь в полном объеме и без всяких ограничений. Если для этого нужно изменение действующих законоположений об особом совещании и о городских и земских управлениях, то должно быть сделано в срочном порядке и это.

Расширением прав общественных организаций в продовольственном деле Государственная Дума может оказать особо ценную услугу стране.

Государственная Дума

Заседание 25 февраля

Раздается председательский звонок. Депутаты спешат в зал заседаний. Белая зала имеет вид очень оживленный. Много публики в трибунах. Огромное большинство депутатов на своих местах. На министерских скамьях — министры земледелия А.А.Риттих и путей сообщения Э.Б.Войновский-Кригер. Дума без дальних разговоров сейчас же приступает к обсуждению законодательного предложения о передаче продовольственного дела городскому и земскому самоуправлению…

Речь А.А.Риттиха

…Дело в том, что подход продовольственных грузов к Петрограду с самого начала февраля упал очень серьезно. Причина этого — те стихийные явления, которые в течение почти трех недель задержали движение поездов и вагонов с продовольствием для Петрограда. При моем объезде я застал только начало этого явления. Это было в тридцатых числах января. Я увидал, насколько этот недоподвоз может отразиться тяжелыми последствиями, тем более, что он сопровождался угольным кризисом на железных дорогах. Я телеграфировал моему заместителю, чтобы он немедленно вызвал уполномоченных по продовольствию Петрограда и Москвы и точно выяснил нормировку, до которой могла бы быть доведена и понижена ежедневная выдача, чтобы использовать с возможной экономией имеющиеся запасы. К сожалению, действительность оказалась даже хуже, чем я предвидел. Я никак не думал, что атмосферические явления будут продолжаться так долго.

Во всяком случае, норма была установлена в размере 35 вагонов в сутки, главным образом ржаной муки. Норма пшеничной муки была сокращена до чрезвычайности, именно до 5 вагонов. Эта норма была введена в последних числах января. Выдачу по этой норме производили в течение более чем трех недель, кажется, — почти месяц…

Развитие паники

Но начиная с третьего дня создалось явление, которое совершенно справедливо должно было привлечь тревожное внимание всех. Третьего дня, узнав об этом, я сейчас же вызвал уполномоченного и предложил ему, хотя он и сам предполагал это сделать, немедленно объехать кварталы, где началось беспокойство по поводу отсутствия черного хлеба. Он объехал эти кварталы на Выборгской стороне, где главным образом это беспокойство началось. Объехал решительно все булочные и хлебопекарни, там имеющиеся, и представил мне подробный отчет, сколько муки в каждой из них имеется. Оказалось, что во всех хлебопекарнях имеются совершенно достаточные запасы муки на время от нескольких дней даже до недели. Выпечка, как видно из его представления, идет в каждой хлебопекарне полным ходом, во всю силу имеющихся в них печей.

Но все хлебопеки говорят, что произошло нечто необычное: вдруг появились громадные хвосты и страшное требование именно на черный хлеб. Все хлебопеки указывали, что лицо, купившее хлеб в одной лавке, сейчас же переходило и становилось в хвост у другой и так далее, и снова запасалось хлебом. В результате часть оставшихся действительно не получила хлеба, ибо всей нормальной выпечки, обычно удовлетворяющей все население, при таких условиях не хватило. Из бесед уполномоченного со всеми владельцами хлебопекарен и булочных и находившейся там публикой выяснилось, что все они утверждают в один голос, что в населении явилось какое-то беспокойство относительно отсутствия муки в Петрограде, и на этой почве развилась почти паника. Все старались запасаться хлебом, чтобы делать из него сухари. Нечто подобное уже было две недели назад, но тогда это явление скоро прошло, и потом эти сухари большими коробами продавались населением. Откуда причина такой паники — сказать трудно. Это нечто стихийное. Но во всяком случае, для нее не было оснований, ибо в Петрограде имеется достаточный запас муки, обеспечивающий выдачу по нормам 35 вагонов в день больше чем на две недели…

Заявление А.Ф.Керенского

Я считаю, — говорит А.Ф.Керенский, — что голосование по поводу объяснения А.А.Риттиха должно быть произведено сегодня. По моему мнению, прений по этому вопросу не должно быть, так как положение вполне ясно. Министр земледелия ничего нового нам не сказал. Поэтому я предлагаю Госдуме проголосовать следующую форму перехода к очередным делам по поводу объяснения министра земледелия:

«Выслушав объяснения господина министра земледелия и считая их совершенно неудовлетворительными, Госдума признает, что продовольственное дело должно взять в свои руки само население, свободно организовавшееся в обывательские и фабрично-заводские комитеты, подчинив деятельности городского самоуправления интересы трудящихся масс. Принимая это к сведению, Госдума переходит к очередным делам.

 

Петроград без газет

Сегодня в Петрограде не вышли газеты «День», «Биржевые Ведомости» и «Русская Воля». Не вышли также и обе вечерние газеты «Биржевые Ведомости» и «Вечернее Время». Завтра, 26 февраля, не выйдут почти все петроградские газеты.

 

 

 

Комментарии

Комментарии