RSS

Обскурантура МГИМО

  • Written by:

Статья эта является продолжением материала, вызванного к жизни идеями и поступками опального профессора А. Зубова и опубликованного в почтенном российском научном издании. Там текст получил неплохой рейтинг (Сила, насилие, оседлость : Троицкий вариант — Наука).


Юрий Кирпичев

Спасибо за это редактору ТрВ и Льву Самуиловичу Клейну, легенде российской археологии и видному культурологу – после вполне оправданной профессиональной критики дали они мне несколько ценных советов и порекомендовали, в частности, разбить текст на две структурно более однородные статьи. Что я и сделал.

Но со второй статьей не заладилось. Л.С. Клейн прямо написал, что ее публикация вряд ли возможна: «Вы за границей можете себе позволить выражаться максимально свободно, газета существует здесь и должна считаться с некоторыми принятыми здесь нормами, иначе ее просто закроют. Баланс между своими принципами и нормами режима ей приходится определять ежедневно».

Таковы нынешние российские реалии. Что ж, тем более я благодарен редактору «Русского монитора», взявшегося опубликовать этот текст.

 Год назад мне довелось стать соседом Андрея Зубова по альманаху «Лебедь» (№702 от 3 марта 2014 г.). Мой материал и его антивоенная статья, перепечатанная из «Ведомостей», вышли под общим заголовком «Реквием по России». Историк, религиовед и политолог, доктор исторических наук, человек глубоко верующий, член Синодальной библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия РПЦ, один из авторов Основ социальной концепции РПЦ, профессор МГИМО Зубов сравнил политику Путина с действиями Гитлера, призвав россиян опомниться и остановиться:

«Наши политики втягивают наш народ в страшную, в ужасающую авантюру. Исторический опыт говорит, что ничего не обойдется так. Мы не должны вестись, как повелись в свое время немцы на посулы Геббельса и Гитлера».

За статью его чуть было не изгнали из МГИМО, но акция устрашения вызвала большой шум, к чему руководство оказалось не готово, и в итоге опала ограничилась строгим внушением. Однако профессор не внял, давал вольнолюбивые интервью и принял участие в заседании московского Конгресса интеллигенции «Против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма».

После чего, благо, Крым уже был покорен, администрация МГИМО перестала стесняться и «приняла решение о расторжении трудового соглашения с профессором Зубовым А.Б. с 24 марта с.г. и его увольнении из института. … Оставляя на совести Зубова А.Б. неуместные и оскорбительные исторические аналогии и характеристики, руководство МГИМО сочло невозможным продолжение работы Зубова А.Б. в институте и приняло решение о прекращении с ним трудового договора».

«Многочисленные высказывания и интервью Зубова А.Б. о происходящем на Украине и о внешней политике России вызывают возмущение и недоумение в университетской среде. Они идут вразрез с внешнеполитическим курсом России, подвергают безоглядной и безответственной критике действия государства, наносят вред учебно-образовательному и воспитательному процессу».

Сам профессор по поводу увольнения сказал, что ректор всячески сопротивлялся увольнению, но это был приказ Кремля. Кто бы сомневался, но, увы, при всем уважении к профессору, посмевшему перечить Путину, следует заметить, что он и сам приложил руку к воспитанию кадров нынешнего российского государства – что посеешь, то и пожнешь.

Дело в том, что МГИМО давно и тесно связан с православной церковью. ВУЗ с РПЦ еще в 90-е годы подписали договор о совместной деятельности, а затем неоднократно его перезаключали! Так, в 2005 г. ректор МГИМО Торкунов вместе с митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (ныне Патриархом Московским и всея Руси) поставили подписи под соглашением о сотрудничестве между МГИМО и филиалом аспирантуры Московской духовной академии, действовавшим при ОВЦС МП. А 24 октября 2013 г. председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополит Волоколамский Иларион (это он прочитал в сентябре того же года первую лекцию на кафедре теологии в МИФИ) и Анатолий Торкунов подписали новое соглашение о сотрудничестве между учебными заведениями.

Договор предусматривает участие магистрантов, аспирантов и докторантов Общецерковной аспирантуры и докторантуры в учебных программах вуза. Такое же участие в программах структуры РПЦ смогут принимать выпускники МГИМО. Предусматривается сотрудничество в подготовке публикаций на темы, представляющие взаимный интерес, в том числе посвященные роли религиозного фактора в современной мировой политике и международных отношениях. «Считаю главным результатом сотрудничества то, что наши студенты во все большей степени приобщаются к духовным ценностям православия», – сказал ректор.

«В нынешних условиях мы придаем международной проблематике очень большое значение. Многие наши студенты и аспиранты сегодня выбирают темы, связанные с внешней церковной деятельностью и с международной проблематикой в целом», – заявил в свою очередь митрополит Иларион.

Вот и Андрей Зубов поучаствовал в клерикализации российского дипкорпуса. Помню, несколько лет назад встречал я ссылку на студента МГИМО, главного редактора журнала «МЫ в России и Зарубежье» Николая Бобринского (между прочим, дочь профессора Зубова зовут Ирина Бобринская). Член авторского коллектива книги «История России. ХХ век» под редакцией А.Б. Зубова, он выступал за переизбрание Госдумы в 2012 году, а сейчас является секретарем семинара «Российское государство сегодня: легитимность и историческая идентичность» в ИНИОН РАН.

«Может ли Церковь стать основой возрождения российской государственности?» — вопрошал тогдашний студиозус. Не возрождения народа, заметьте, не его нравственности, но государственности. Отсюда и девиз журнала: «Верен Богу, предан Родине!» Остается лишь вскинуть руку – зиг хайль! Это был молодежный журнал, причем студенты, взявшиеся издавать его, сдружились на свободном лекционном курсе по истории религиозных идей профессора Зубова…

Любопытное практическое воплощение идей профессора, не так ли? Дело в том, что кроме преподавания истории религиозных идей он саму историю преподавал с религиозных позиций и связал, как мы уже писали, зарождение цивилизаций с культом могил. Развивая эти идеи, его коллега по МГИМО, профессор Михаил Мягков с помощью могил и пролитой крови обосновал аннексию Крыма. Проще говоря, религиозное мракобесие ведет не только к подавлению науки, но и к прямой агрессии против соседних стран!

Н-дас… Но если антивоенные заявления Зубова «идут вразрез с внешнеполитическим курсом России, подвергают безоглядной и безответственной критике действия государства, наносят вред учебно-образовательному и воспитательному процессу», то неужели тесное сотрудничество государственного ВУЗа с РПЦ идет на пользу многоконфессионному государству, в конституции которого написано:

«Глава 1. Статья 14.

  1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
  2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Что касается учебно-образовательного процесса, то о качестве образования в МГИМО ввиду тесных связей с РПЦ говорит тот факт, что В. Легойда, став председателем Синодального информационного отдела Московского Патриархата, остался профессором кафедры международной журналистики МГИМО, а с 2013 г. стал также профессором кафедры мировой литературы и культуры.

Чем он прославился? Тем, что оправдывает как сожжение Джордано Бруно, так и право церкви судить его. Понятна попытка историка-иезуита Луиджи Чикуттини обелить свою церковь. В 1950 г. он заявил: «Способ, которым церковь вмешалась в дело Бруно, оправдывается той исторической обстановкой…; но право вмешаться в этом и во всех подобных случаях любой эпохи является прирожденным правом, которое не подлежит воздействию истории».

Но непонятно зачем спустя полвека, когда гипотеза Бруно о множественности миров блестяще подтверждается (открыты тысячи экзопланет, появились первые свидетельства в пользу Мультиверсума, множественности вселенных), русское православие также решило подбросить дровишек в угасший, казалось бы, костер на Кампо-деи-Фьори! Еще один изгнанник с кафедры, бывший профессор Московской духовной академии, протодиакон Андрей Кураев в книге «Церковь и рождение научной традиции» пишет о Галилее и гуманизме инквизиции: «Его атомизм оказался евхаристической ересью,… подобный проступок мог быть покаран смертной казнью. И, значит, сделав предметом судебного рассмотрения не атомизм Галилея, а его гелиоцентрические симпатии, инквизиция заменила более тяжкое обвинение менее тяжким — по сути …спасая ученого».

Что ж, спасибо протодиакону за милосердие. Однако в случае с Бруно инквизиторы поступили как раз наоборот, они использовали обвинения в ереси для жесточайшей расправы за пропаганду опаснейшей для всего здания церкви гипотезы. Ибо множественность обитаемых миров убивает если не монотеизм, то церковную космогонию и — христианство, лишает смысла главную его идею, искупительной жертвы! Трудно представить себе мириады распятий и Голгоф, рассеянных по всему космосу…

Поэтому по православным сайтам бродит статья нового православного инквизитора «За что сожгли Джордано Бруно». Легойда пишет: «С точки зрения собственно науки, Бруно скорее компрометировал идеи Коперника… …в сравнении с интеллектуальными экзерсисами Бруно не только система Птолемея, но и средневековый схоластический аристотелизм могут считаться эталонами научного рационализма. У Бруно не было никаких собственно научных результатов, а его аргументы «в пользу Коперника» были лишь набором бессмыслиц, которые в первую очередь демонстрировали невежество автора. … Бруно судили не как ученого-мыслителя, а как беглого монаха и отступника от веры. … Будь Бруно больше ученым, чем «свободным философом», он мог бы избежать проблем с Римским престолом».

Ясно, что в отличие от Бруно у Легойды проблем с престолом нет и не будет, но жаль студентов МГИМО, которым преподают на таком уровне. И жаль страны, в которой из будущих дипломатов еще в институте готовят невежественных гонителей науки.

Вы скажете, что не стоит обращать большого внимания на Мягкова, что в МГИМО такой каждый второй? Извините! Помимо кафедры в МГИМО, он также заведует Центром войн и геополитики Института всеобщей истории РАН — и научный директор Российского военно-исторического общества! А это уже не шутки.

Организованное по инициативе Путина весной 2013 года, РВИО структура серьезная. Председатель – министр культуры Мединский. Председатель попечительского совета – вице-премьер Рогозин. Посмотрите, кстати, список этого совета, там сплошь миллиардеры, начиная с Вексельберга, так что в средствах РВИО не нуждается. Википедия сообщает, что «Российское военно-историческое общество активно сотрудничает с Министерством культуры Российской Федерации и Министерством обороны Российской Федерации, организуя реконструкции сражений, военно-исторические лагеря для детей, установку памятников героям различных военных конфликтов».

Да, такая вот любопытная геополитика под научным руководством заведующего Центром войн РАН! Что ж, на реконструкции и памятники денег не жалеют и Бородинскую, скажем, битву воспроизводят чуть ли не с натуральным размахом, открывают военно-патриотические лагеря, ведут военную подготовку молодежи, но стоит вспомнить реконструктора Стрелкова-Гиркина, начавшего войну в Донбассе, как закрадываются подозрения, что создание РВИО было одним из шагов к нападению на Украину…

Казалось бы, в перечне задач и целей общества должно было фигурировать и обустройство военных могил, как-никак, а кости двух миллионов неизвестных советских солдат, павших во Второй мировой, и спустя 70 лет после войны лежат в лесах и болотах России. Однако об этом в уставе общества ни слова. Зато РВИО озабочено погребениями за рубежом, его, например, волнуют останки 17 тысяч советских воинов на территории Финляндии, но начать решили с установки памятников в более солнечной Франции. И летом прошлого года министр культуры РФ Владимир Мединский открыл три памятника русским солдатам, погибшим во Франции в ходе Наполеоновской кампании 1814 года: в Реймсе, в Бержер-Ле-Вертю и в Фер-Шампенуаз.

Казалось бы, благая весть, но на месте французов я бы задумался! Что, если идеи Зубова в трактовке Мягкова применят к их прекрасной Франции? Да и в Польше много советских могил, и в Германии – и где их только нет…

И еще о качестве образования в МГИМО и не только. Об уровне культуры. О науке уже не говорю, несмотря на обилие ученых званий среди подписантов «Заявления российского военно-исторического общества» от 13 января 2015 г. Там, помимо подписи культурного Мединского, красуется и подпись Мягкова!

Может быть, вы обратили внимание на ужасающий язык и низкий стиль заявлений МИД РФ в последние годы? Начиная с самого главы МИД, заявляющего, что «нас хотят взять на понт»? Питомцы МГИМО явно лучше владеют уличным сленгом, нежели высоким искусством дипломатической речи! Сказывается тесное сотрудничество с РПЦ? Или это результат преподавания Зубовых, Мягковых и Легойд? Или таков общий стиль нынешней России?

Вот цитата из указанного заявления: «Начало года 70-летия Великой Победы омрачено беспрецедентным по наглости и лживости заявлением украинского премьера А. Яценюка о «вторжении СССР в Германию и на Украину»… на фоне факельных шествий бандеровской мрази в его стране… циничное глумление над историей в исполнении Яценюка… Этот первый залп по исторической правде, который дали Яценюк и его айнзац-команда…»

Не правда ли, высокий образец научного подхода и дипломатичности в официальном документе? Черчилль шутил, что дипломаты это люди, которые дважды думают, прежде чем ничего не сказать. К российским дипломатам, да и вообще к руководству страны его слова не применишь.

Юрий Кирпичев

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v