RSS

Они работают.Результаты санкций против России уже видны

  • Written by:

Результаты санкций против России уже видны в ее экономической статистике

Война на Донбассе продолжается, ежедневно унося десятки жизней. США и ЕС не оставляют попыток убедить Россию отказаться от содействия террористам, на Западе уже звучат голоса о новом раунде санкций против нее. А пока Кремль упорно стоит на своем, российская экономика постепенно теряет почву под ногами. Ряд статистических показателей свидетельствует, что американо-европейские ограничения же оказывают негативное влияние на динамику развития народного хозяйства РФ, хотя Москва этого и не признает. Судя по всему, оно будет только усиливаться.
Большинство доступных на сегодня данных, характеризующих макроэкономическую ситуацию в России, заканчиваются на июне, июле, максимум на начале августа. То, есть охватывают период, когда уже действовали первый и второй раунды санкций против лиц и компаний, приближенных к Кремлю. Влияние на экономику РФ третьего санкционного раунда, начатого с мер, к которым США прибегли после 17 июля, отражено в имеющейся статистике слабо, а следовательно, определять ухудшение экономических показателей в III и IV кварталах этого года придется позже.

Влияние на экономику РФ третьего санкционного раунда, начатого с мер, к которым США прибегли после 17 июля, отражено в имеющейся статистике слабо, а следовательно, определять ухудшение экономических показателей в III и IV кварталах этого года придется позже.

Существенные изменения происходят в экономических связях России с внешним сектором, отраженных в платежном балансе. Например, местные банки, которым до недавнего времени удавалось легко занимать за рубежом при ставке LIBOR + 1% и ниже (по нынешним меркам это менее 2% годовых, если брать кредит на 12 месяцев), а также зарабатывать огромные деньги на разнице ставок, теперь попали в ловушку. Самые богатые страны мира (США, Япония, члены Евросоюза) отказываются их кредитовать в дальнейшем. Это происходит двумя способами. Во-первых, через непосредственные запреты предоставлять кредиты или помогать в получении средств более чем на 90 дней – пяти масштабным российским банкам («Сбербанку», ВЭБ, ВТБ, «Газпромбанку» и «Россельхозбанку»), которые сконцентрировали более половины активов банковской системы РФ. Во-вторых, с помощью «вербальных интервенций», то есть убеждение крупнейших институциональных и частных инвесторов богатых стран избегать вложений в банковский сектор России в обмен на отсутствие проблем с регуляторными органами и т.д.. И если в первом случае банки РФ теоретически могут перекредитовываться на большие суммы ежеквартально (однако тогда они садятся на финансовую иглу, которую Запад способен почти мгновенно забрать, вызвав их коллапс), то во втором глобальные инвесторы один за другим отворачиваются от финансового сектора России, ища хороших инвестиционных возможностей в других местах.

Если цена нефти пойдет дальше вниз, то общее влияние на бюджет Россииможет оказаться непосильным для экономики РФ

В итоге, если в прошлые годы российские кредитные организации в течение квартала привлекали $ 5-10 млрд чистого внешнего финансирования (от прямых инвестиций, кредитов, облигаций и т.п.), то в I квартале 2014-го эта сумма составляла $ 0,9 млрд, а во II снизилась до минус $ 10,9 млрд (т.е. было возвращено больше, чем привлечено). Российские банки вынуждены отдавать ранее взятые деньги. Для этого они выкачивают капитал из экономики своей страны, что приводит к ряду негативных последствий.

Главный результат — то, что финансовые учреждения РФ постепенно теряют возможность оплачивать защиту геополитических интересов Кремля через безденежье. Кредиты, подобные предоставленного Путиным Януковичу в декабре прошлого года, а также разветвленная сеть банков в странах из сферы влияния Москвы, с помощью которых финансируют агентов российских спецслужб, — вот один из рычагов реализации экспансионистских проектов российского лидера. На сегодня этот рычаг теряет свою силу, и статистика это подтверждает. Во второй квартале этого года объем оттока денег из РФ на финансирование ее банками активов за рубежом составил $ 6,1 млрд, что на 55% меньше, чем в прошлом году. И хотя это еще большая сумма (в I квартале она равнялась $ 22,1 млрд, она, вероятно, включала в себя в том числе и средства, которые богатые россияне выводили за границу, опасаясь широкомасштабной войны или других последствий действий хозяина Кремля). Ранее уровень утечки денег из России по этой статье был $ 7-8 млрд. Теперь, очевидно, он снизится, что в конечном итоге будет иметь существенное и фундаментально негативное влияние на путинские амбиции в мире.

Например, за семь месяцев 2014-го рынок новых легковушек России потерял 10%, в ​​июле темп снижения составил 23%

Другим следствием, теперь уже внутренним, стало повышение процентных ставок. Поскольку российский финансовый сектор теперь лишен внешних вливаний в прежних масштабах, то средства на внутреннем рынке стали дефицитными. Поэтому их стоимость растет, что заметно на процентах не только по краткосрочным операциям на межбанке, но и по кредитам и депозитам, ставки по которым в этом году выросли на 1-2 пункта. Казалось бы, 1-2% для тех, кто берет ссуду, — полный ноль? Оказывается, что нет. Именно через увеличение процентных ставок объем кредитования физических лиц в России за первое полугодие 2014-го составил 4200000000000 руб., Что лишь на 4,2% больше, чем в прошлом году. На этом фоне за весь 2013-й российские банки выдали своим гражданам кредитов на 8,8 трлн руб., Что на 21,5% превысило показатель предыдущего года. Есть только за полугодие темп прироста объемов кредитования упал в пять раз. Это приводит к уменьшению объемов потребления россиянами. Например, за семь месяцев 2014-го рынок новых легковушек России потерял 10%, в ​​июле темп снижения составил 23% (см. «Нет денег — нет авто»), хотя отчасти это произошло через обесценивание рубля. Оборот розничной торговли в июле вырос только на 1,1%, хотя за весь прошлый год прибавил 3,9% физического объема.

Третьим следствием дефицита внешнего финансирования для российских банков является уменьшение доверия к ним у населения. Это проявляется в двух аспектах. Во-первых, темп прироста депозитной базы снижается, хотя доходы пока растут. Если за 2013 год объем средств на счетах физических, юридических лиц и организаций в банках РФ добавил 14,2% в рублях и 11,5% в других валютах, то за шесть месяцев этого года он увеличился лишь на 1,2% (до 26800000000000 руб.) и 7,6% (до 9,8 трлн руб.) соответственно. Приумножение депозитов в твердой валюте не компенсирует незначительного прироста их в рублях. Более того, депозиты физических лиц в рубли даже уменьшились на 2,2% (до 13,7 трлн руб.). Во-вторых, граждане РФ все больше хранят сбережения в иностранной валюте под матрасом. Если раньше отток иностранных денег наличными из российских банков был незначительный, в пределах $ 1 млрд за квартал, и регулярно менялся на приток, то в первом полугодии 2014-го утечка наличной валюты достиг $ 12,1 млрд. Для России это огромная сумма, ведь на отличие от Украины там давно меряют все цены (дорогие товары, автомобили, недвижимость) в рубли через относительную стабильность последнего, которая была недавно. И такие масштабы бегства наличной валюты оттуда этого года свидетельствуют об усилении недоверия россиян к банковскому сектору и национальной валюте. А это первые ростки сползания местных банков до уровня, скажем, украинских (с низкокачественными балансами и регулярными кризисами) и первые ласточки общей общественного недоверия к власти в целом.

Сейчас поводов для паники среди российских банкиров нет. Но негативные тенденции, порожденные или усиленные санкциями против РФ, очень устойчивы и могут длиться долго. Если да, то через определенный период российский банковский сектор не то, что не будет финансировать геополитические аферы Кремля, но и опустится до уровня многочисленных хронически неплатежеспособных банков. По крайней мере уже сейчас Россия вынуждена прибегнуть к беспрецедентному шагу: на днях ее Минфин обнародовал планы потратить 239 млрд руб. средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) на приобретение акций ВТБ и «Россельхозбанка», попавших под прямые санкции, с целью пополнить их капитал. Если уже сейчас второй и шестой по рейтингу активов российские банки нуждаются государственных вливаниях на докапитализацию, то каким будет масштаб проблемы и насколько он вырастет, когда санкции третьего раунда полной мере дадут результат и продлятся хотя бы год?
Бизнес
Ситуация с российским бизнесом похожа. Особенно это касается крупных компаний, которые регулярно получали финансирование за рубежом. Ранее предприниматели РФ привлекали внешних средств на $ 10-15 млрд ежеквартально. Львиная доля этой суммы поступала в виде прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые вместе с новыми технологиями и методами управления становились основой экономического роста России. Сейчас суммы значительно уменьшились. В I квартале 2014 российские компании привлекли $ 8,4 млрд чистой иностранного финансирования (объем ПИИ составил $ 9,8 млрд), во II — вообще лишь $ 4,3 млрд ($ 7,3 млрд соответственно), что на 58% меньше, чем в прошлом году . Многие нерезидентов замораживают инвестиционные проекты в России, урезая их финансирования. И это касается не только квазигосударственных учреждений, подобных ЕБРР, зависят в определенной степени от политики. С остановкой внешних капиталовложений российская экономика потеряет не только те ограниченные порции импортируемых новейших технологий, которые давали ей возможность то двигаться вперед. Она останется без реального фактора роста. Статистика это подтверждает: валовое накопление капитала (инвестиции) в I квартале в реальном измерении потеряло 15%, накопления основного капитала — 7%. Во второй, пожалуй, динамика капиталовложений только ухудшится. А, как известно из теории, падение инвестиций является непосредственной причиной уменьшения занятости населения и экономического регресса.

С внешними долгами российских корпораций также проблемная ситуация. Ранее они традиционно занимали на глобальных рынках, потому что имели открытым широкий доступ к ним. В последние годы, в эпоху дешевых денег, кредиты им обходились в пределах 2-5% на достаточно длительный срок. Лишение русских возможности занимать за рубежом обойдется им недешево. Те же кредиты в валюте в РФ стоить при нынешних ценах 6-8%, а в рубли 9-12%. Что это значит? Если представить, что из валового внешнего долга России, который составляет на середину 2014 $ 721 млрд, хотя треть придется замещать финансированием с внутреннего рынка (примерно столько, сколько должны нерезидентам тамошние компании — $ 269 млрд), то это увеличит финансовые расходы бизнеса РФ на $ 10 , 8 млрд, если перекредитования состоится в иностранной валюте, или $ 18,8 млрд, если новые внутренние займы ему оказывать в рублях (387 млрд руб. и 678 млрд руб. соответственно). Поскольку в первом полугодии чистая прибыль всего бизнеса РФ составил около 3,6 трлн руб., То при увеличенных расходах доходность ее компаний упадет на 5-9%. А эти средства внутренний финансовый сектор еще должен где найти, что повлечет дальнейший рост процентных ставок и еще более серьезных затрат российских предпринимателей.

В конце концов, такое развитие ситуации обещает многочисленные банкротства, нечего уже и говорить о существенном падении реальной стоимости активов, работающих в России. Не пройдет и года-двух американо-европейских санкций, как последствия проявятся сполна. А пока мы видим лишь ранние их проявления. Скажем, в начале марта в течение 10 дней после объявления первого раунда санкций российские акции (индекс РТС) подешевели на 14,9%, тогда рынок потерял более $ 60 млрд капитализации. После объявления Соединенными Штатами третьего раунда санкций и катастрофы малайзийского самолета за две недели ценные бумаги потеряли 14%. Пока российский рынок восстанавливается после таких стремительных падений, но с ростом и накоплением отрицательного эффекта от ограничений состояние российских олигархов и кремлевских лидеров существенно таять. Что касается финансирования российского бизнеса, то РФ пытается то его заместить из внутренних источников. Именно поэтому банкиры ограничили потребительское кредитование, зато банковское финансирование предприятий растет быстрее. Так, в первом полугодии российские финучреждения выдали им кредитов на 15,3 трлн руб., Что на 11% больше, чем в прошлом году. Однако этого мало, ведь для полного замещения внешних заимствований компаниям РФ необходимо дополнительно найти на внутреннем рынке почти 10 трлн руб. — Это в нынешней ситуации сверхтяжелая задача. И по каким ставкам может быть доступен этот ресурс и не ли станет российский бизнес в результате хронически убыточным, пока непонятно.

Так или иначе, но санкции США и ЕС против России действуют. По оценкам Центробанка РФ, чистый вывоз капитала в первом полугодии 2014-го достиг $ 75 млрд, что практически вдвое больше, чем в прошлом году. Это произошло еще до третьего раунда ограничений и уже привело к существенному обесцениванию рубля и уменьшение золотовалютных резервов российского регулятора (см. «Наказаны рублем»). С введением новых санкций Москва теряет деньги более высокими темпами, поэтому прогнозы российских экономистов, согласно которым общий отток капитала в 2014 году составит $ 150-200 млрд, могут, в конце концов, оказаться через чур оптимистичными. Экономика России имеет все шансы войти в рецессию уже в этом году. Это признает даже министр экономразвития РФ Алексей Улюкаев. И хотя он говорит, что не «геополитические изменения» (читай: санкции), а низкое качество рыночных институтов является основной причиной, однако если бы не было внешних мер воздействия, то экономика РФ еще несколько лет могла бы находиться в стагнации, демонстрируя нулевые темпы прироста . Тогда Путин и компания даже не думали о том, чтобы меньше воровать деньги и выводить их за границу. Зато сейчас мы наблюдаем противоположную картину. Объем сомнительных операций (фиктивных по покупке / продаже товаров и ценных бумаг для вывода средств в офшоры) в первом полугодии 2014-го составил $ 3,6 млрд, что в 4,8 раза меньше, чем в прошлом году. Вот как Путин заставляет российских миллионеров отказываться от вывода капиталов за границу в условиях ухудшения платежного баланса под влиянием санкций!

Но даже эти суммы — ничто по сравнению с возможным эффектом от падения цен на энергоносители. За последние два месяца нефть (WTI — аналог российской) подешевела почти на 10%, до $ 94 за баррель (по состоянию на 2 октября цена на WTI уже упала до $ 89). Независимо от того, закономерное такое падение или нет, его влияние на платежный баланс РФ является крупнейшим из всех возможных. В прошлом году экспорт энергоносителей оттуда составил $ 350 млрд. Если цена на нефть задержится на отметке в $ 94 ), Россия потеряет десятую часть этой суммы — $ 35 млрд. Это почти половина объема бегства капитала, который имел место в первом полугодии. Если цена нефти пойдет дальше вниз, то общее воздействие на платежный баланс и федеральный бюджет может оказаться непосильным для экономики РФ. Вот тогда Путин, не исключено, и пожалеет, что влез на Украину. Но может быть уже поздно.

Материал печатного издания «Украинской Недели», перевод с украинского Русский Монитор

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v