RSS

Ошибка Тони Блэра

Мне удивительно, что Энтони Блэр, юрист по образованию и первой специальности, забыл постулат римского права «Post hoc, nоn est propter hoc» (после не значит вследствии), когда назвал свержение Саддама Хусейна в апреле 2003 года причиной триумфальных побед Халифата в июне 2014 года.
Безусловно, существует и завоёвывает всё больше сторонников теория, что авторитарные секулярные режимы на Востоке лучшее средство от радикальных фундаменталистских движений там же. Прямо по тайному советнику Гёте: «несправедливость лучше непорядка».

С этой точки зрения отвественность за большевизм несут Британия и Франция, которые в апреле 1917 года настаивали на продолжении участия России в Мировой войне. Клемансо и Ллойд Джорж несут ответственность за приход к власти Гитлера, поскольку за 14 лет до этого придавили Германию Версалем (а немецкие консерваторы, которые годами накручивали в послевоенном обществе демагогию реванша — ни при чём?).

За большевизм должны по такой логике ответить организаторы Белого сопротивления, которые вызвали ожесточение ленинского режима.

За революцию Хомейни — американцы, поддерживающие «петровские» реформы шаха.

За первую войну в Чечне — доведение до мятежа антиельцинской оппозиции в 1993 года и силовое подавление этого мятежа (но было очевидно, что в альтернативной реальности победители — Руцкой и другие популисты-националисты почти немедленно начали войну с Украиной).

Давайте посмотрим на события с удалённой исторической позиции. Где-то полгода назад, мысленно возражая Александру Невзорову, назвавшего историю — набором академических мифов (как-то так), я сходу придумал несколько явных строгих исторических закономерностей. Кроме обязательного распада империй и пары других, была и следующая: все коррумпированные авторитарные режимы в современном (не в средневековом) социальном контексте завершаются революцией.

Давайте спросим себя честно: весной 2011 года, когда трещали по швам все секулярные диктатуры арабского мира, у режима Хусейна были шансы остаться в стороне? Дальнейшее понятно. Либо довольно быстрое падение баасистского режима и затем междуусобная война между арабами и курдами (за нефтяные поля Мосула, хотя бы), между потерявшими влияние суннитами и получившим власть шиитским большинством; либо — затяжная гражданская война, как в Ливии, Сирии и Йемене. Почти наверняка, что в смуту был бы втянут Иран, которые в качестве защитника шиитов юга, смог бы заметно округлить свои владения и подойти к аравийским рубежам вплотную…

Четыре года гражданской войны в Сирии естественно превратили её в «перцовый пластырь», втягивающий весь исламистский радикализм, как гражданская война в Испании 1936-39 втянула весь левый.

Посмотрим дальше. Кризис поверхностной модернизации исламского мира разве не влёк за собой «революции равенства», как это произошло в России, Германии и Китае в прошлом веке?

Итак, мы видим, что некая фундаменталистская революция почти обязательно возникла бы в недрах исламского мира. Она могла быть египетской, но стала иранской. Точно также, 100 лет назад раскачивались и Россия, и Германия.

Одновременно была закономерна и вторая революционная волна в секулярной части арабского мира. И на пересечении этих двух закономерностей и возник Халифат как крайне радикальное направление Исламской революции. Так в середине 70-х годов пришли к власти красные кхмеры — самое радикальное течение в самом радикальном направлении мирового коммунизма — Великой Китайской Пролетарской Культурной революции Мао.

Нынешний конфликт Халифата и Ирана — это война коммунистических Вьетнама и Камбоджи в 1975-79 годах.

Халифат мог возникнуть в Египте, где «Братья-мусульмане» готовились к захвату власти 90 лет. Он мог возникнуть как федерация Ирана и шиитского юга Месопотамии, нависнув над Аравией. Он появился как болезненная реакция на утрату статуса в среде одних из самых секуляризированных и урбанизированных групп ближневосточных суннитов — на востоке Сирии и западе Ирака.

Когда президент Буш-мл. решил «обезглавить» багдадский режим, он исправлял ошибку отца, который из самых разных сложных политических соображений предпочёл оставить у власти ослабленного Хусейна. Огромная историческая, путь и невольная, заслуга администрации Джорджа Буша была в том, что она пригасила огромными финансовыми вливаниями и оккупационным контролем неизбежную войну всех против всех в Месопотамии.

Вина Запада была в том, что он не «обезглавил» второй баасистский режим — в Дамаске уже летом 2011 года. Но тогда бы уже Обаме пришлось бы годами содержать и контролировать Сирию.

Отказ от опеки Запада над Ливией привёл её к распаду и гражданской войне. Но отказ от ударов по карателям Кадаффи только привёл бы к тому, что сейчас Ливия была бы второй Сирией.

Установление в Китае коммунистического режима в конце сороковых было почти неизбежно. Но великой удачей для Запада стал затяжной конфликт Москвы и Пекина, приведший мировой коммунизм к поражению в Холодной войне.

Свержение Саддама помогло локализовать очаг неистового исламистского радикализма пустыней в сердце Благодатного Полумесяца. Своевременное свержение Асада могло бы превратить его в пятачёк на задворках Ирака.

От исторических закономерностей нельзя убежать, но можно предотвращать их наиболее катастрофическое развитие.

оригинал — https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1197211583627331

автор — Евгений Ихлов

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v