RSS

Валерий Отставных: Журналистики в РФ нет — есть Пропаганда и Сопротивление

  • Written by:

Валерий Отставных

Свободная печать бывает хорошей или плохой, но несвободная печать бывает только плохой, говорил Альбер Камю.  Его слова в полной мере относятся к ситуации в России, где за годы путинского правления почти не осталось людей, относящихся к журналистам с доверием и уважением, а журналистика начинает восприниматься как аморальная профессия, занятие для бессовестных людей. Между тем, людям в нашей стране, в условиях диктата мейнстримных СМИ, сегодня как воздух нужны альтернативные источники информации, к которым бы люди могли относиться с доверием. Может ли независимая и гражданская журналистика выступать в таком качестве? Чтобы ответить на этот вопрос, мы решили провести несколько интервью с  представителями гражданской журналистики, а также с главными  редакторами независимых онлайновых изданий. Герой нашего первого интервью — Валерий Отставных, главный редактор онлайнового издания Обозреватель.ру 

Русский Монитор: Валерий, как бы вы охарактеризовали положение с журналистикой в России сегодня?

Валерий Отставных: Давайте сразу определю мою позицию по этому вопросу. Я полагаю, что журналистики как демократического института (помните, «4-ая власть») цивилизованного государства, призванного осуществлять общественный контроль за властью, снабжать общество объективной информацией о происходящем вокруг, чтобы оно принимало ответственные решения, являть собой конкуренцию мнений и взглядов на общественные проблемы, их решения, и на само развитие общества, в РФ нет. Потому как РФ сегодня – это не демократическое «государственное образование», а… дальше можно выбирать любые определения по вкусу:  авторитарное (Г.Павловский) , полутоталитарное (А.Илларионов), тоталитарное( С.Климовский), «бандитско-чекистское» (Валерий Балаян и создатели замечательного фильма «Хуизмистерпутин), государство фашистского типа (проф. А.Б.Зубов) и т.д. Я лично склоняюсь к тому, что мы перешли от семибоярщины (советско-чекистско-бандитского олигархата) к режиму личной диктатуры фашистского типа (см. определения фашизма в словарях и энциклопедиях, а также великолепное пророческое эссе Б.Стругацкого от 1995 г., никем не замеченное тогда, под названием «Фашизм – это очень просто»).

Поэтому в условиях политических репрессий внутри страны и двух неправедных войн за пределами мы имеем огромную Машину Пропаганды в виде практически всех СМИ РФ (как «государственных», так и  «частных») и островки Информационного Сопротивления этой Машине в виде оппозиционных ресурсов различного формата: от «зафильтрованных» Роскомнадзором СМИ («ЕЖ», «Грани», «Каспаров») до оппозиционных ЖЖ и блогов конкретных оппозиционеров и оппозиционно настроенных известных граждан, которые (ЖЖ и блоги) часто по посещаемости не уступают, а бывает, и намного превосходят, оппозиционные СМИ (100-200 тысяч подписчиков!) Это ЖЖ, например, политолога и экономиста Андрея Илларионова, ресурс Алексея Навального (к нему у меня отношение достаточно двойственное), ЖЖ церковного диссидента Андрея Кураева (чьи посты без его разрешения перепечатывает «Эхо Москвы»), ЖЖ писателя Бориса Акунина и  др.

Многим из них формат СМИ совершенно не нужен. Они сами Люди-СМИ. Формат ЖЖ дает им больше возможностей воздействия на аудиторию: неформальное доверительное общение, интерактивность, отсутствие необходимости проверять факты и нести ответственность за их правдивость и мн. других приятных бонусов.

Известный сибирский блогер, автор суперпопулярного ЖЖ Алексей Кунгуров (кстати, один из авторов  «O.RU»), категорически не нуждается в переформатировании своего ресурса в СМИ и в сотрудничестве с «серьезными» СМИ (да они сами на это не пойдут). Он нарочито использует  язык повествования, близкий к речи «чисто конкретных мужиков  в пивной», снабженный таким количеством ненормативной лексики, что любое издание просто обязано ставить перед каждым заголовком, если решится напечатать его текст, значок 18+. (Мы именно так и делаем). Но это только форма привлечения читателей. Внутри – умнейший анализ, серьезнейшие «убийственные» выводы, касающиеся самых разных проблем России и мира. Алексея иногда «заносит» в апокалиптических прогнозах, но это побочный эффект необходимости соответствия имиджу «народного пророка».

Вернемся к СМИ. Да, и Машина Госпропаганды, и Информационное Сопротивление используют в своей работе приемы журналистики (сопоставление двух точек зрения, опросы читателей, зрителей, слушателей, репортажи с мест событий, «ленты сухих и объективных новостей», комментарии известных специалистов в различных областях жизнедеятельности), но все это лишь инструменты получения максимального доверия со стороны потребителя информации. И ничего больше.

В этой достаточно простой системе координат «Пропаганда-Сопротивление» «Obozrevatel.RU» однозначно  является ресурсом Информационного Сопротивления диктатуре. Это оппозиционное СМИ, о чем я не боюсь повторять авторам, которые ищут у нас «какую-то объективную, беспристрастную журналистику», а по сути, хотят вернуться в 1989-1992 годы. Увы, это время прошло.

Постепенное уничтожение журналистики как профессии, а также независимых СМИ началось, думаю, после 1993г., вместе с разгоном Парламента. С 1996г., со времени информационной кампании «Голосуй или проиграешь!»,  российские СМИ (главные игроки — телеканалы) были уже рупорами определенных политических и олигархических групп и воевали друг с другом. «Либералы» против «красно-коричневого реванша», Гусинский и сислибы против Коржакова и силовиков, Березовский и «телекиллер Доренко» против Примакова — Лужкова… Потом и эта относительная свобода кончилась. Наверное, последним аккордом, поставившим крест на реальной журналистике в РФ, был разгром Путиным НТВ.

Русский Монитор: Какие источники информации сегодня являются основными для той части общества, которые ищут альтернативную официозным СМИ картину событий?

Как ни странно, я бы не стал называть ни один конкретный ресурс. Потому что люди, которые ищут относительно правдивую картину происходящего, уже искушены — как Пропагандой, так и Сопротивлением… Мне кажется, главный источник информации для них – это их личная новостная лента Фейсбука. Именно в ФБ они приглашают тех людей, которым (и их постам и  репостам) доверяют, именно там они видят ссылки на публикации СМИ, на которые они сами подписались. Причем, даже в случае ссылки на сенсационную статью или новость, которую ретвитнул френд, надо трижды проверить правдивость информации. Потому что среди друзей есть масса тех, которые просто «постучались» и, главное, искусство производить «фейки» в условиях российско-украинской информационной войны достигло небывалых высот. Сегодня с перового раза даже искушенному потребителю информации трудно отличить фейк от правдивой информации.  Я сам на днях «попался» на «фейк», на липовый скан аккаунта врача-убийцы из Белгорода, где своим девизом он, якобы, приводит слова Путина о том, что в драке надо бить первым. Приводятся и другие «его посты». Сделано было  очень качественно. Поэтому приходится быть настороже…

Ну, а потом, как правило, человек обращается к ресурсу, к которому привык, которому доверяет.  Как бы «не явно кремлевскому», полуоппозиционному, оппозиционному. Там, на ресурсе,  должны быть лента новостей и набор авторов, чье мнение для читателя  является существенным. Т.е. ресурс должен иметь «лицо» — тех знакомых авторов, с которыми можно согласиться, поспорить, подискутировать. В онлайне или, хотя бы, мысленно.

90% содержания ленты новостей любого т.н. СМИ – это фоновый словесный «шум». Это то, что делается «из воздуха». Самое важное и полезное для простого человека там обычно (в радио- и теленовостях) – это прогноз погоды в конце выпуска. Остальное (интриги, скандалы, приколы) – это  то, что просто способно удержать внимание потребителя. Все прекрасно это понимают. Но этот «шум» вызывает иррациональное чувство «включенности» читателя (зрителя, слушателя) в пространство «мирового информационного поля». А это важно. И потом, для новостника всегда может наступить радостный час «Х», когда случится что-то действительное экстраординарное — и тогда ресурс приковывает к себе максимальное внимание читателей (слушателей, зрителей). У нас такой пик внимания пришелся в прошлом году на несколько дней, в течение которых «Путин отсутствовал» по неизвестным причинам. Все молчали,  ждали,  нервы у интернет-читателей были на пределе — и только «O.RU» попытался дать ответ, что могло произойти с ВВП, с помощью комментариев таких авторитетных аналитиков, как А.А. Пионтковский. Интерес к сайту в течение двух дней был очень высоким. Более 20 000 просмотров в день… Для нас это были очень хорошие цифры.

К сожалению, для поддержки службы новостей нужны средства и люди. Мы не можем позволить себе держать такой штат, поэтому  у нас нет новостной ленты, которая обновляется каждые 10-20 минут. Мы сосредоточились на эксклюзивных новостях (кстати, именно эксклюзивные новости «цепляет» и распространяет система «Яндекс»). Мы ограничились конкретной темой — жизнью настоящей российской оппозиции, а не Белковским и не Ксюшей Собчак…  Мы говорим о том, что  с ней (настоящей оппозицией в целом и ее конкретными представителями) происходит, транслируем взгляд этой оппозиции на события в России и мире. Ну, то есть смерть Дэвида Боуи, при всем уважении к покойному рок-идолу – это не наша новость, а сообщение Ильдара Дадина о плохих условиях его содержания в СИЗО №4 в Москве – это точно наша.

Русский Монитор: Как бы вы охарактеризовали нишу таких СМИ, как «Эхо Москвы» и «Дождь»?

Валерий Отставных: Точнее сформулировать ответ, чем это сделал уважаемый Гарри Каспаров, трудно (великий шахматист точен в формулах — В.О.). Мы даже привели кусочек текста в рубрике «Цитата Дня». Вот небольшой отрывок от Каспарова: «»Эхо Москвы» — идеальная площадка по внедрению важнейших для власти идей в массовое либеральное сознание. Проводниками этих идей являются агенты влияния высшего уровня, которые в ненавязчивой форме дают своей многочисленной либеральной аудитории нужную информацию. Белковский, Латынина, Собчак, Веллер обладают абсолютным карт-бланшем по критике власти и даже лично Путина, но в ключевых для режима моментах и по важнейшим темам, они встают на его защиту» (ФБ Г. Каспарова).

Да. «Эхо» и «Дождь» — симулякры либерально-демократических СМИ. Их вред заключается в том, что они же создают небольшой круг симулякров-оппозиционеров, которые организуют оппозиционные симулякры-мероприятия. Все эти митинги и шествия по «загонам» под конвоем 2-го спецполка ГУВД Москвы «За все хорошее, против всего плохого». При всем уважении к памяти Бориса Ефимовича, но и Марш «Весна», который он решил провести в Марьино 1 марта 2015г., пример такого симулякра. Итак, симулякр-СМИ пиарит своего симулякр-оппозиционера, его рейтинг растет, и он возвращается в это СМИ уже как «лицо оппозиции», где его ждут тысячи обманутых «раскруткой» протестно настроенных граждан . И, скажем, на сайте «Эха» или на «Дожде» симулякры-оппозиционеры  пиарят свои  «акции», «шествия», «разоблачения» и т.д. В результате – никаких  изменений ситуации в стране. Но слова, слова, слова… Видимость протестной деятельности. Такой замкнутый порочный круг. Вот появилось очередное антикоррупционное разоблачение. Какие страсти! Какие схемы вскрыты! В результате что? Ноль. Кто-то посажен? Нет. Слили пар. А в то же самое время какой-нибудь  в тысячу раз более важный материал — например, тот же фильм Валерия Балаяна (уже упоминал) «Хуизмистерпутин», — не просто замалчивается «Эхом», а умышленно принижается. Об этом, кстати, также пишет Каспаров.  При том, что этот фильм полностью изменяет взгляд на поздний Советский Союз и 25 лет ЭРЭФИИ… Он очень важен для понимания того, что происходит.  Т.е. «Эхо» и «Дождь» являются постоянной «канализацией протеста»… Попробуйте попросить «порекламировать» «Эхо» какую-нибудь реальную протестную акцию или оппозиционера (пригласив в студию), или политзека типа Б.Стомахина. Вы наткнетесь на стену. Нет. О вашей протестной акции обязательно напишут. Потом. После того, как на нее придут 100 человек, 90 из которых тут же посадят в автозак.

Из постов Каспарова и общения с Пионтковским мне стало ясно, что политика «Эха» такова, как ее описал Каспаров – есть «назначенные оппозиционеры», критикующие Путина в пух и прах и в нужный момент дергающие за «ручку унитаза по сливу протеста». Есть несколько реальных оппозиционеров-интеллектуалов  (Илларионов, Пионтковский), которых ставят, потому что они собирают много просмотров и легитимизируют симулякр. Все остальные могут писать о местечковых проблемах или о культуре. И только. Из 15-20 моих последних постов свет увидели только два (два!!!)

Встает закономерный вопрос: а стоит ли сотрудничать с «Эхом», если это сотрудничество невольно легитимизирует симулякр? Первый исход из «Эха» был во времена ухода Каспарова (политически-цензурный), второй — в связи с отвязной помощницей Венедиктова Лесей Рябцевой (этический).

Наш сайт, кстати, обратился к известным гостям «Эха» и блогерам с вопросом об этичности или неэтичности сотрудничества с «Эхом». 90% вообще не ответили. Те, кто ответил, либо не считают «Эхо» симулякром (как и выборы в РФ), либо давно уже не сотрудничают.

Как я понял, главная проблема многих оппозиционеров, даже известных, которые до сих пор сотрудничают с «Эхом», публикуют материалы – это проблема площадки сайта «Эха», где пост могут заметить много людей. У них просто нет альтернативных площадок для публикаций. Они вынуждены публиковаться на «Эхе», чтобы быть услышанными. Вопрос сложный. Ведь я тоже продолжаю пытаться (именно пытаться) публиковаться на «Эхе» как блогер (я блогер «Эха» с 2010г.) именно по той же причине – «намоленный сайт», большое число читателей.

Думаю, если бы у многих был выбор – опубликоваться на «Эхе», чтобы его пост прочитали 50 000 человек, или на 10-ти реальных оппозиционных ресурсах с 5000 прочтений на каждом, — многие бы предпочли независимые оппозиционные СМИ симулякру. Я бы точно. Поэтому сейчас пытаюсь найти возможность, помимо «Обозревателя», публиковать свои посты на других российских и украинских сайтах.

Русский Монитор: Является гражданская журналистика альтернативой?

Валерий Отставных: Естественно. Мы живем и паразитируем (и мы, и Пропаганда) как раз на гражданской журналистике. На видеообращениях, записанных камерой с трясущимися руками оператора, к Путину, на  роликах в ютубе, как полиция или врачи избивают больного, снятых на айфон, на стримах, которые во время  важных событий (киевский Майдан или «Оккупай  Абай» в Москве) вели совершенно бесплатно энтузиасты, имена которых мы помним.

Но есть как бы любительская гражданская журналистика и профессиональная. Последняя нуждается в материальной поддержке. Журналистам и операторам надо на что-то жить. Отсюда постоянные просьбы пожертвовать хоть какие-нибудь средства на хлеб насущный. Хотя таких профессиональных журналистов в Москве всего несколько, а дело они делают большое – репортажи из мест, где происходят важные для оппозиции события.

Сотник, Переверзев, Агеева, Мелехин, Шрейдлер. Их не так много.

Повторюсь.  «Спонтанную» и профессиональную гражданскую журналистику надо бы финансово поддерживать. Любительская требует просто систематизации. Если бы были деньги – можно было бы выкупать за небольшие гонорары материалы у любителей и публиковать их на каком-то одном ресурсе. А для профессиональных оппозиционных фрилансеров можно было бы создать прозрачный Фонд независимой гражданской журналистики при участии западных структур, содействующих развитию гражданского общества, и так поддерживать наших робингудов с видеокамерами.

Русский Монитор: Есть ли смысл в существовании независимых СМИ в условиях, когда их финансовые и организационные возможности и возможности «флагманов индустрии» просто не сопоставимы?

Валерий Отставных: Мы обречены на это противостояние. Нам ничего не остается делать. Только использовать имеющиеся ресурсы. Только наносить точечные информационные удары. Пчела – крошечное существо, но ее укусов не выдержит ни один тигр. А если это целый рой пчел?

Программная статья Гарри Каспарова, а также многочисленные отклики на нее в очередной раз подняли тему люстраций после падения нынешнего режима.

Русский Монитор:  Как журналист, поддерживаете ли вы идею люстраций в среде журналистского сообщества? Если да, то какими должны быть эти люстрации?

Валерий Отставных: Однозначно. Но смотрите. Если вначале будет какой-нибудь Международный Трибунал по агрессии РФ против Украины, захвату Крыма, «Боингу», то имена нескольких десятков руководителей главных  госСМИ, редакторов и ведущих новостных и политических программ нам известны. Они должны быть выданы Трибуналу — и пусть он решает их судьбу.

Если этого не будет, и в РФ настанет некий Переходный период, то на время этого периода, пока идет люстрация судейского корпуса, ФСБ, Прокуратуры и СК РФ, названным людям надо официально запретить выезд за пределы РФ. До окончания люстрации СМИ. И только после обновления судейского и прокурорского корпусов можно проводить люстрацию работников СМИ. Кто-то, возможно, будет привлечен к уголовной ответственности. Мы знаем эти фамилии. А статей для осуждения за преступления, которые они уже совершили, достаточно даже в современном УК РФ. Госдума постаралась.

Те же, кто молчаливо исполнял приказы возможных преступников — техперсонал, монтажеры, видеооператоры, инфореференты и другие технические кадры, — должны быть лишены права заниматься своей профессией. Т.е. работать в СМИ любого уровня.

Будь моя воля, я «почистил» бы ВСЕ редакции первых пяти-шести «кнопок» Зомби-ТВ…

Русский Монитор: Возвращаясь к теме независимой журналистики, какой вы, как главный редактор Обозревателя, видите свою роль?

Валерий Отставных: Стратегические задачи понятны – привлечение читателей, выход на определенные показатели просмотров (м.б. даже на рекламодателей, что тесно связано с количеством читателей) и формирование своего лица ресурса.

Лицо ресурса – это, прежде всего, реальные лица наших постоянных авторов, к которым читатель постепенно привыкает, «подсаживается» на них.  Мы говорим, например, «Эхо» — и сразу представляем: Шендерович, Латынина, Венедиктов, Бунтман, Альбац… Говорим «Дождь»: Зыгарь, Лобков, Козырев, Дзядко, Синдеева… Вот и здесь должно быть так. Проблема в том, что мы не можем платить гонорары раскрученным авторам за «эксклюзив», поэтому один из выходов – поиск новых лиц и новых имен.

И второе, что может создать лицо ресурса – эксклюзивные рубрики, темы,  Те, которых нет на других сайтах.  Сейчас у нас на этапе запуска сразу два таких проекта, аналогов которым я пока на других интернет-ресурсах не встречал.

И все-таки  программа минимум — просто продержаться ближайшее время…

Русский Монитор:  И как живет и выживает ваше издание?

Валерий Отставных: Вы правильно сформулировали  вопрос. Не «живет», а «выживает». Вместе со страной. Которая тоже не живет, а «выживает». Главная задача на ближайшие месяцы для «Obozrevatel.RU» именно выжить. Причем, тут дело даже не в финансах. У людей, которые поддерживают наш ресурс,  проблемы с российским политрежимом. В ближайшие месяц-два будет понятно, что из этого противостояния выйдет. Если все закончится печально, я, признаться, не совсем уверен, будет ли  существовать ресурс… Но надеемся на лучшее. А вторая проблема – это постоянная угроза внесудебной блокировки сайта Роскомнадзором. В 2015 г. было две блокировки. Одна из них была связана с публикацией известной «Памятки» Общества защиты прав потребителей для тех, кто отдыхает и (или) ведет бизнес в Крыму. Вторая блокировка была локальной, в течение 3 ноября нас блокировал провайдер – Ростелеком. Причем, абсолютно «по беспределу». Разобрались. Блокировки были сняты. Конечно, можно работать и под фильтром, но для молодых ресурсов, еще не набравших большое число постоянных читателей, это сильный удар. Думаю, даже «Граням» и «Каспарову» блокировка  отсекла определенную часть аудитории. Люди так устроены, что им часто лень сделать несколько дополнительных щелчков мышкой, чтобы обойти фильтры.

Поэтому вторая проблема – балансирование между Сциллой и Харрибдой в домене «RU». Между бескомпромиссным Информационным Сопротивлением и постоянной угрозой блокировки.

Русский Монитор:  Как, по вашему мнению, может осуществляться поддержка независимых СМИ?

Валерий Отставных: В условиях активного поиска «врагов народа» (см. заявление Кадырова) и «иностранных агентов» (см. речи Путина) «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Можно было бы провести некую инвентаризацию для начала самих независимых СМИ (т.е. ресурсов Информационного Сопротивления). Кто из них хочет и готов не играть «в журналистику», а реально заниматься информационным сопротивлением с помощью инструментария профессиональной журналистики (не путать с контрпропагандой).

Ряд обнаруженных ресурсов мог бы создать некий обмен лучшими материалами, новостями, видеподкастами. Чтобы человек, который публикуется на одном ресурсе, знал, ,что его материал продублируют еще 10  при условии, что он не пойдет постить его на сайте «Эха Москвы». Для каждого СМИ могла бы быть определена  некая месячная квота материалов, которые ими предлагаются другим для публикаций. Это все можно было бы позиционировать, как некое совместное информагентство. Я уже не говорю про обмен баннерами, м.б., «окнами с материалами коллег», как это делает сайт «Эха», давая окна — ссылки на материалы сайта Радио «Свобода» или журнала «Дилетант».

Можно было бы подумать о неком совместном интернет-телеканале, где гостями могли бы стать редакторы и журналисты названных независимых СМИ. Т.е. нужны объединение усилий и взаимопомощь.

Что касается финансов.

Честно говоря, я  не верю в пожертвования и в зарабатывание денег на рекламе.  Думаю, источником могут быть только Международные фонды, связанные с развитием гражданского общества, со свободой слова, с поддержкой прав человека. Плюс российские меценаты, поддерживающие взгляды журналистов оппозиционных СМИ. А вот как финансы доставить до получателя, если он в России – это вопрос  сложный, особый, технический, не буду его касаться пока….

И еще. Часто оппозиционные ресурсы прекращают существование, и оппозиционный журналист оказывается на улице. В системе Пропаганды он работать не захочет, условный канал «Культура» может его не взять, зная его протестный бэкграунд. Хорошо было бы создать «Биржу труда оппозиционных журналистов», чтобы помочь им найти работу в оппозиционных СМИ, пусть за небольшую, но постоянную зарплату.

Вопросов много. И я предлагаю организовать Собрание (Съезд, Совещание) главных редакторов и учредителей российских оппозиционных СМИ — допустим, весной этого года. Причем, лучшее место для этого, я уверен – Киев. Это сразу отсечет от участия в Собрании псевдооппозиционеров («хороших имперцев», «крымнебутербродеров» и др).

На это Собрание можно было бы пригласить представителей ЕС в РФ и в Украине, упоминавшихся Фондов, Министерства информации Украины и многих других.

Русский Монитор:  Какой должна быть журналистика в свободной России?

Валерий Отставных: Ничего не надо изобретать нового вообще — и в данном случае конкретно. Все давно изобретено. У России нет особого цивилизационного пути. И у российской журналистики тоже нет «особого пути». Надо брать и просто копировать западную журналистику — то лучшее, что в ней есть. Американскую напористость, французскую свободу самовыражения, английскую дотошность, немецкую страсть к аналитике, итальянский драйв.

Ну, а базовые профессиональные принципы известны. Независимость (от точки зрения, которую тебе пытаются посредством денег или угроз навязать), объективность (в изложении фактов), уважение (к читателям и героям материалов, к их и собственной репутации), смелость (в критике власти и понимании ремесла, как служения обществу).

От Редакции:  напоминаем, что мнения  героев наших интервью могут частично или полностью не совпадать с мнением и позицией Редакции.

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v