RSS

Павел Пряников: Скоро будет отрезвление у тех, кто поддерживает реваншизм

Павел Пряников — главный редактор сайта «Русская планета», известный «евросоциалистическими» (социал-демократическими, вполне европейскими) взглядами. Т.н. «тоталитарных» левых мы видели во множестве — например, на нынешних первомайских акциях (как и на предыдущих). Но как смотрят на происходящие события левые, выступающие против тоталитарной идеологии?

Майские праздники в этом году оставили тягостное впечатление: «коммунисты-интернационалисты» под откровенно расистскими лозунгами (в отношении того же, например, Обамы) или «старыми добрыми» антисемитскими. Левые митинги немногочисленны, там не всегда присутствует адекватная публика. А в прошлом году впервые по Москве кандидат от либералов и умеренных националистов Навальный набрал голосов втрое больше, чем коммунист. Всё, левая идея в России, которой так долго боялись и режим, и либералы, умерла?

— Левая идея нисколько не умерла. Все социологические опросы показывают, что Россия была и остается левой по духу страной. Те или иные варианты левого (от сталинизма до европейской социал-демократии) исповедуют около 60% россиян. Про «последний гвоздь в крышку гроба коммунизма» говорил еще Чубайс в 1996 году, но где сейчас Чубайс и где левая идея.

Тому же, что левые не особо видны в общественном пространстве, есть простое объяснение – а сейчас никакой политики не видно. Во-первых, это опасно – велик шанс, что тебя сомнут (гонениями или даже тюрьмой). Во-вторых, общество на данном этапе поражено истерией и фрустрацией – оно, опьянённое раздутым государством реваншизмом, просто не услышит вас.

Ситуация схожа с августом 1914 года – тогда тоже никто из левых и не пытался воздействовать на экзальтированную публику. Зато прошло полгода, и тот же Максим Горький в ноябре 1914 года публично просил прощения, что в августе 14-го поддался великодержавной истерии и агитировал за войну и «проливы».

Сегодня нужно просто уметь ждать. Общество «беременно» изменениями. Сам Путин решил покончить со «стабильностью», а это значит, что в будущем мы увидим расцвет политики (возможно, уже и без Путина).

Но все-таки, когда говорят «Россия — левая страна» — не самообман ли это? Просто несамостоятельные люди привыкли к патернализму, ищут социальный костыль, протянутый государством (пенсию, поликлинику), не умея реализовать себя, не желая думать. При этом люди зачастую неспособны к самоорганизации, к отстаиванию своих прав даже «на уровне подъезда», в стране нет нормальных профсоюзов, артелей (а ведь именно кооперация — основа социализма). Когда наступает трудная минута, многие замечают, что надеяться на помощь даже вроде бы родных и близких не стоит, наступает полная атомизация… Не принимаем ли мы наследие патернализма — Орды и крестьянской общины — за «левизну» взглядов?

— Россия — исторически левая страна, и патернализм у нас – тоже часть левого. История, география – все говорит о том, что общество само ищет себе «хозяина», который будет руководить процессом выживания (а почти вся история страны – это одна огромная жажда выживания). Другое дело, что «хозяин» в представлении народа должен быть справедливым, а справедливость – основная часть левого в понимании россиян.

Все низовые процессы самоорганизации россиян – они впереди. Не я придумал, а политолог и экономист Пшеворски, что устойчивая демократия начинается с подушевого ВВП в 14-15 тысяч долларов. Бедное общество не может быть демократичным, история таких примеров не знает (единственное исключение – Индия с подушевым ВВП в 6 тыс. долларов, но там демократия была укоренена английскими штыками).

В России лишь считанное число регионов перешагнуло отметку в 15 тыс. долларов ВРП на человека. Это нефтедобывающие регионы, Москва и Питер (Питер, кстати, не перешагнул эту отметку, там всего 13-14 тыс. долларов, это уровень Болгарии). Даже Москва с ее подушевым ВРП в 23 тыс. долларов – это только уровень Чехии.

И, кстати, мы видим на примере Москвы, как благотворно действует достаток. В Москве множество НКО, благотворительных фондов, политических кружков, люди научились отстаивать права при точечной застройке, транспортных и экологических нарушениях и т.п. Москва переросла остальную Россию, и вот столица уже точно готова к демократии по западному пути. Если бы государство заменило в Москве жандармское правление на демократическое, мы увидели бы дальнейший расцвет самоорганизации граждан.

— Но не секрет, что подавляющее большинство постсоветских «леваков» — ностальгирующие по «красной империи», Сталину. Из этого автоматически следуют уравниловка, несвобода. Не революционеры, а разновидность реакционеров. Не потому ли они и чувствуют себя уютнее в компании с неофашистами, монархистами или путинистами (разного рода, но великодержавниками), а не с антиавторитарными оппозиционерами? Не оттого ли многие леваки поддержали вмешательство в дела Украины и окончательно «расчехлились», став по сути филиалом власти, забыв даже своих политзаключенных?

— Я бы сказал, что у таких действий левых реакционеров (или левых консерваторов) есть объяснение – они впервые увидели, что страна после стольких лет национального унижения способна твердо отстаивать свои права. Разрушение СССР действительно было геополитической катастрофой, задевшей почти каждую семью (разделение родственников границами, прекращение межрегиональной промышленной кооперации – условно, подшипники для какого-то механизма делали на Украине, а болты – в Казахстане, сам механизм собирали в России; да и просто кровь в межнациональных и межстрановых войнах). Все эти 23 года Россия теряла одну позицию за другой на международной арене, о нас вытирали ноги совсем какие-то карликовые страны, типа Прибалтики, и тут – как кажется большинству – о чудо! — мы оказались способны показать всем «кузькину мать!» Сначала Олимпиада, потом Украина.

Конечно, потом будет отрезвление у большинства тех, кто сегодня поддерживает реваншизм. На данный момент большинство россиян искренне поддерживает внешнюю политику Путина. Но у меня есть твердое убеждение, что этот реваншизм ненадолго. Россия в одиночку не может победить весь мир. А сегодня ситуация такова, что мы вообще остались без союзников (теряем уже таких прежде верных друзей, как Белоруссия и Казахстан). Северная Корея, Венесуэла и Зимбабве – вот и почти все наши друзья сегодня.

Отрезвление по украинской ситуации будет тяжелым, возможно, в форме очередной «геополитической катастрофы» в духе 1991 года.

— Еще вопрос по так называемой «Конституции ДНР» возник до кучи — многие эксперты даже сравнили ее с законами былых фашистских государств. Как Вам ограничения абортов, преследование геев, «восточная вера кафолическая» в качестве госрелигии, и при этом… «разрешена частная собственность»? Левые нежно полюбили товарищей Салазара и Франко? И почему в донбасском противостоянии задают тон скорее местная «мелкая буржуазия» и «лавочники» вроде бывшего мыловара Пономарева, а пресловутый «пролетариат» как раз поддержал ненавистного «кровососа» Ахметова и гудит-бастует?

— Эта ситуация тоже понятна. Основная движущая сила в ДНР – как раз протофашистские силы (криминал, мелкая буржуазия, люмпены). Сам костяк ДНР тоже протофашистский, они даже и не скрывают этого сами – тот же Гиркин, Бородай, казак Бабай и т.п.

Пролетариат же увидел в Ахметове того самого «хозяина», на данный момент – даже «справедливого хозяина», способного восстановить «порядок». Причем в их глазах Ахметов одновременно противостоит и второму фашизму, кроме ДНР – украинским «бандеровцам» и «Правому сектору». Т.е. вообще он герой дважды.

А люди в Донбассе еще беднее, чем в России, а потому еще меньше способны на самоорганизацию, и в их представлении без «хозяина» совсем быть нельзя. Иначе будет война всех против всех похлеще, чем в 90-е (что мы уже видим в ДНР).

Comments

comments

1 комментарий

  1. Nikolay Mogilny

    Все верно, спасибо автору

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v