RSS

Павел Шехтман о поисках новой идеологии для российской оппозиции

  • Written by:

Нынешняя ситуация в оппозиции демонстрирует, прежде всего, исчерпанность старых идеологий в их «чистом» виде.  Либерализм обыватель воспринимает как возвращение в 90-е, левые идеологии – как возвращение в СССР, ни то ни другое ему не по нутру. Национализм в этом смысле в более выигрышном положении – он апеллирует к будущему, еще не успевшему себя  дискредитировать.  Увы, его собственная социальная и политическая программа слишком расплывчата, и тут ему приходится заимствовать что-то у либералов, что-то у социалистов – по вкусу и склонностям каждого конкретного националистического идеолога.

candidates

Именно по этой причине такой мощный эффект дал «феномен Мальцева» — союз националиста и либералов. Мальцев принес харизму, пассионарность и новую, решительную риторику в достаточно уже выдохшуюся либеральную среду. Однако, этот успех носит непрочный и преходящий характер, поскольку основан, собственно, не более чем на личностном факторе. Никаких концептуальных, принципиальных подвижек не произошло.

На мой взгляд для того чтобы выйти из гетто, в которое теперь загнана оппозиция, ей следует, прежде всего, открыто и решительно порвать с наследием 90-х – мертвым грузом, который тянет ее на политическое дно.  Зачеркнув 1993 год, мы должны обратиться к наследию 1991 – тому уникальному моменту, когда рождалась русская гражданская нация, сплоченная общим порывом к справедливости и человеческому достоинству. С другой стороны, теперь уже понятно, что вера в идеалы европейской цивилизации отнюдь не предполагает автоматически дикарского преклонения перед конкретно-историческим Западом, и что дискредитация западнической идеи в значительной мере произошла от того, что постсоветскую Россию вписали на правах «младшего партнера» (это еще очень мягко сказано) в довольно жесткий глобалистской порядок, управляемый транснациональными корпорациями. Именно после этого Запад из обетованного рая превратился, в массовом представлении, в источник всяческих бед и пороков, и общество стало проявлять готовность поддержать любое правительство, которое хотя бы в риторике пообещает противостоять этой мнимой угрозе.

Новой оппозиции, для успешного противостояния стремительно фашизирующемуся режиму, необходимы и новые идеи, и новые концепции. Сумма идей, которая могла бы сплотить общество против режима, теоретически проглядывается так: это идеи умеренно-розовые, умеренно-националистические и умеренно-антиглобалистские. Важная задача, которую они должны решить – создание концепции постимперской России, которую можно было бы успешно противопоставить имперским рефлексам, столь успешно эксплуатируемым режимом и тянущим Россию даже не в недавнее прошлое, а в какое-то московско-ордынское Средневековье. Империя, которая в эпоху Петра и Екатерины вполне была частью модернизационне проекта, в наше время является реакционной утопией, враждебной не только всякой модернизации, но и  поддержанию уже достигнутых цивилизационных рубежей, это проклятие, которое довлеет над всеми порывами к нормальной цивилизованной жизни, и это проклятие надо вырвать с корнем из умов и сердец. А сделать это можно не апелляциями к «покаянию» и не грезами о всеобщем перевоспитании, а противопоставлением мифу имперского «величия» образа процветающей, свободной русской политической нации. Свобода, справедливость,  процветание – вот триада, которая выражает одновременно наш политический, социальный и экономический идеал и которая только и может быть противопоставлена безумной фашистско-имперской пляске официальной пропаганды.

Ниже я даю примерный набор тезисов программы этой новой оппозиции:

1. Общий идеал – Россия как преуспевающее социальное государство, реальная федерация достаточно самостоятельных регионов, с сильным местным самоуправлением, с парламентской системой правления и гарантией всех демократических прав и свобод, а также свобод экономических. Все что способствует этому идеалу – патриотизм, все что препятствует – предательство и русофобия.
2. Идеология, согласно которой россиянам, ввиду их особой духовности, не нужны никакие свободы и демократии, а призваны они жить в «традиционных ценностях» и строить Империю в рабстве и нищете – есть идеология русофобская, и мы бы за нее сажали по 282 статье, если бы не выступали принципиально за отмену этой статьи.
3. Русская нация – понятие культурно-политическое. Это сообщество граждан РФ, осознающих свою принадлежность к русской культуре. Этнические русские за рубежом точно так же не входят в ее состав, как чеченцы или дагестанцы. Первые должны считаться с реалиями и не претендовать, чтобы русские в России жертвовали ради них своими насущными интересами и превращались в заложников их фантомных имперских комплексов. Вторым бессмысленно навязывать чуждую им идентичность.
4. Корень зла – в конституции 93 года и криминальной приватизации.
5. Путин и Ко – это просто один из кланов воров и бандитов 90-х, монополизировавший власть и подчинивший или уничтоживший другие кланы.
6. Путин сначала прекраснейшим образом был младшим партнером глобалистской системы, теперь он захотел быть владычицей морской и стать вторым полюсом этой системы, противостоящим США – что России с ее сырьевой экономикой совершенно не вподъем.
7. Как во внешней, так и во внутренней политике Путин руководствуется всеми на свете соображениями, кроме одного – соображений повышения благосостояния масс. Подмена политики «геополитикой» означает готовность приносить насущные экономические интересы страны в жертву внешнеполитическим авантюрам.
8. Реальные геополитические враги России – исламизм на юге и Китай на востоке. Именно Китай имеет реальные притязания на наши территории. Путин же продается ему с потрохами ради фантомной борьбы с Америкой.
9. Америка не враг —  простейшее благоразумие требует видеть в США партнера, но искать в отношениях с ней свою выгоду и помнить поговорку: «с сильным не дерись, с богатым не судись».
10. В госрасходах приоритет – здравоохранению и образованию.
11. Нефтяные и газовые компании национализировать с назначением их глав парламентом, направлением доходов в специальный фонд и полной прозрачностью.
12. Высокие налоги на сверхприбыль и сверхпотребление.
13. Максимальное упрощение правил для мелкого и среднего бизнеса и его всемерная поддержка.
14. Жесткое антикоррупционное законодательство по нормам ООН, также жесткое законодательство против вывода капиталов, офшорок и пр.
15. Люстрация.
16. Создание специального национального трибунала по тяжким уголовным преступлениям, преступлениям против порядка управления, военным преступлениям и преступлениям против человечности, совершенным путинским режимом.
17. Кавказ и Крым. Вся Россия не должна превращаться в заложницу двух регионов (их коих один просто не принадлежит ей с точки зрения всего мира). Кавказ – прекратить поддержку коррумпированных элит, прекратить попытки рулить Кавказом, интересы России – чтобы на Кавказе не поднимал голову исламизм, в остальном пусть сами разбираются как хотят. В отношениях с республиками Кавказа не федерация, а свободная ассоциация (если Кавказцы этого сами захотят).

Что касается Крыма, то учитывая некоторые особенности российского законодательства, в рамках данной статьи достаточно будет сказать, что без восстановления территориального Status-Quo существовавшего на 1 января 2014 невозможно возращение России в качестве полноправного члена в состав мирового сообщества.  Да и сам Крым заинтересован в снятии с него международных санкций и возвращении туда банков, иностранных кораблей и т.д.

Шехтман Павел   Шехтман — российский публицист, историк, защитник окружающей среды, ныне находящийся в вынужденной политической эмиграции в Украине.

От Редакции: мнение, высказанное в данной статье является частным мнением автора и  может не совпадать с мнением Редакции.

Комментарии

Комментарии